антология таинственных cлучаев
продолжение
назад
главная

В 1985 году исполнилось 250 лет со дня смерти одного из виднейших ученых и государственных деятелей XVIII века, близкого сподвижника Петра I, Якова Виллимовича Брюса (1670-1735). Напомним строки пушкинской «Полтавы»: «Сии птенцы гнезда Петрова - В пременах жребия земного, В трудах державства и войны Его товарищи, сыны: ... И Брюс, и Боур, и Репнин...» Вклад Брюса в становление могущества России, в развитие отечественной науки весьма и весьма существен. Вместе с тем с именем этого замечательного человека связана загадка, вполне достойная «Антологии таинственных случаев».

РОССИЙСКИЙ ДОКТОР ФАУСТ

ТАЙНЫ СУХАРЕВОЙ БАШНИ

Эпоха преобразований, начатая Петром Великим, при его никчемных преемниках вылилась в тупую тиранию, растеряв все замечательное и дерзновенное. В ссылках и на плахе окончили свои дни сподвижники «Преображенского бомбардира». Немногие оставшиеся поют, как Феофан Прокопович, хвалу многопудовой «самодержице» Анне Иоанновне, либо, как Ганнибал, б прозябают в провинциальных гарнизонах. Правда, как «бастион былого», высится над сонной Москвой Сухарева башня, и лампадой мерцает огонек в ее верхних окнах...

Там сидит за инструментами и книгами старик в мундире ушедших уже времен. Его имя знаменито в Москве, он - одна из «достопримечательностей» города, но кому при занятом интригами и «ледяными домами» дворе есть еще дело до отставного генерал-фельдмаршала Брюса?

Он был потомком национального героя Шотландии Роберта Брюса - короля Роберта I, разгромившего в 1314 году 20-тысячную армию англичан в битве при Баннокберне и подписавшего Арбротскую декларацию: «Пока жива хоть сотня шотландцев, не поддадимся мы английскому владычеству...» (Этим событиям посвящена опера Россини «Роберт Брюс».) Яков же (Якоб Даниель) родился здесь, в Москве, в Немецкой слободе, куда во времена Кромвеля переселился его отец, рыцарь Виллиам. С детских лет судьба связала Брюса с царевичем Петром, и с той поры вся жизнь его отдана служению России - пером и шпагой, циркулем и телескопом, умом и сердцем...

Биография Брюса - это история петровского царствования: «потешное войско», Крымский поход Голицына, Троица, Великое посольство - «Были десятник (то есть сам Петр) с Яковом Брюсом в Туре, где деньги делают»... При взятии Азова он был произведен за доблесть из капитанов в полковники. Учился в Англии. В 1700 году генерал-майор Брюс во главе передового отряда направлен в захваченную шведами Ижорскую землю - именно ему довелось начать Северную войну, и он же, главнокомандующий артиллерией, герой Орешка и Полтавы, закончил ее 21 год спустя подписанием Ништадского мира...

Он был сенатором, советником царя, первым президентом одновременно Берг- и Мануфактур-коллегии (и, добавим, непосредственным начальником Татищева, которому и подарил список «Повести временных лет» - много лет спустя в библиотеке Мусина-Пушкина, мужа внучатой племянницы Брюса и его наследницы, обнаружится и список «Слова о полку Игореве», но это уже другой разговор). После смерти Петра из рук Екатерины I Брюс получил звание генерал-фельдмаршала и все же подал в отставку, не желая участвовать в мышиной возне у опустевшего трона...

Уже одних перечисленных заслуг хватило бы для увековечения памяти этого человека. Но Брюс-ученый, Брюс - один из организаторов Навигацкой школы в Сухаревой башне (позднее переведенной в Петербург), Академии наук и экспедиции Беринга, создатель первой русской обсерватории, первого «русско-голландского лексикона», карт Азовского побережья (отпечатанные в Амстердаме, они стали первой продукцией русской типографии Яна Тиссинга и петровские типографий вообще), автор и переводчик многих трудов по математике и астрономии, Брюс - ученик Ньютона, Галлея и Лейбница значительнее Брюса-полководца. Один только перевод «Космотеороса» Гюйгенса, первой в России печатной книги, пропагандирующей учение Коперника, равнозначен нескольким ратным победам. И не зря требовал директор Петербургской типографии Аврамов «сжечь в струбе» переводчика «оной книжичищи самой противной, богомерзкой» (перевод, названный Брюсом «Книга мироздания, или Мнение о небесноземных глобусах и их украшениях», едко высмеивал церковные представления о движимых ангелами планетах: «Коперник сих блаженных духов такова тяжкого труда лишил...»).

Однако все заслуги не прибавили Брюсу лишь одного - друзей. К ненависти церковников после смерти Петра прибавилась неприязнь всесильного канцлера Остермана: вероломнейший «Андрей Иванович», тихоня и иезуит, предавший одного за другим всех своих покровителей, еще в начале своей извилистой карьеры был крепко нелюбим прямолинейным Брюсом и, будучи его подчиненным на Аландском и- Ништадском конгрессах, тщетно искал заступничества у кабинет-секретаря Макарова. Нет, не мог Яков Виллимович «жить согласно» (по выражению Остермана) с придворными лизоблюдами. Уйдя в отставку, он напрочь отгораживается в стенах своей лаборатории в подмосковном имении Глинки, лишь изредка наведываясь в Москву, в свою обсерваторию на Сухаревой башне, превращенной к тому времени в склад Адмиралтейства... Уже при жизни Брюса и об этой башне, и о ее ночном посетителе начали складываться странные, смутные легенды: говорили, будто граф Брюс - чернокнижник и астролог, что ему подвластны тайны судеб, секрет живой и мертвой воды. Пушкин в «Арапе Петра Великого» назвал его «русским Фаустом», Лажечников - «колдуном на Сухаревой башне»...

И еще одна легенда осталась после Брюса - будто сделал он для забавы царю Петру куклу, которая подобно человеку могла и ходить, и говорить...

ФОМА, ГОЛЕМ И РУССКИЙ ФАУСТ

Заметим: среди легенд об «ученом Брюсе», в ряду традиционно русских сюжетов (живая и мертвая вода, зарытые графом бесчисленные сокровища и т. д.), эта «говорящая кукла» стоит особняком. Но память иных народов и иных времен позволяет скрасить ее «одиночество» компанией весьма странных созданий...

Середина XIII столетия, Кёльн. Монах-доминиканец Альберт фон Больштедт, прозванный современниками Великим, 30 лет строит железную служанку. В конце концов она «научилась» ходить, двигать руками, говорить, и тем самым так якобы возмутила набожного ученика Альберта - небезызвестного Фому Аквинского,- что он разбил ее (не то молотком, не то тростью). Согласно другому варианту, вероятно, более старому, Альберт изобрел «говорящую голову»...

Прага. Ученейший раввин Иегуда Лев бен Безалел построил из глины слугу, названного Големом (или Йозефом). В «седьмой день» тот вышел из повиновения, пришлось вынуть у него изо рта «шем» - глиняную табличку с формулами, посредством которой управлялся Голем,- и отнести его на чердак.

По мере приближения к нашему времени сведения становятся все более конкретными и правдоподобными. XV век, Германия. Механик Турианус сделал из дерева и металла барабанщика и флейтиста...

Подобных легенд немало, и география их обширна. Действительно ли создавались в средние века все эти «первобытные роботы» или же кто-то пытался приписать чересчур ученым современникам покушение на «божественные функции»: сотворение человека? Иными словами, мог ли Яков Брюс еще в начале XVIII века построить первого в России действующего робота, или легенда просто «спроецировала» на него уже известные слухи о подобных же «големах»?

Нелегко сегодня разбираться в гордиевых узлах легенды. Но многие открытия века - начиная с Трои - уже научили нас внимательнее относиться к преданиям. Нашли же археологи в развалинах Шумера прообраз «волшебной лампы Аладдина» - электрические батареи, созданные тысячелетия назад! В самом факте (если, конечно, таковой имел место) создания Брюсом человекоподобного автомата ничего сверхъестественного нет. Подобные «игрушки» строили еще в древнем мире - вспомним автоматы Филона Византийского (III в. до н. э.), машины его современника Ктесибия, изобретателя водяных часов; Героя Александрийский в I веке описал целое представление греческого «театра автоматов». XVII-XVIII века - время буйного расцвета «андроидов»: металлическая музыкантша Медичи, действующие фигурки ремесленников Георга Гарсфедера, автоматы семьи Дро и Фридриха Кнауса; Швейцария, Италия, Германия, Франция... А вот еще несколько любопытных свидетельств.

«Гюйгенс, создав маятниковые часы, ввел в технику новый вид связи между управляемым и управляющим органом... Через два с половиной столетия Е. Румер дал ей имя - «обратная связь»,- пишет В. Д. Пекелис в книге «Кибернетическая смесь».- Обратная связь стала основой автоматических процессов...»

Слова самого «отца кибернетики» Норберта Винера: «Если бы мне пришлось выбирать в анналах истории наук святого, покровителя кибернетики, то я выбрал бы Лейбница...» И далее: «Как философ, Паскаль не мог пройти мимо глубокого осмысления факта создания счетной машины. «Вычислительная машина выполняет действия, более приближающиеся к мысли, чем все то, что делают животные»,- заявил он... Изобретение укрепило в Паскале мысль, внушенную ему хотя и ошибочным, механистическим, но для своего времени прогрессивным философским учением Декарта, что ум человека действует автоматично и что некоторые сложнейшие умственные процессы не отличаются от механических»...

Гюйгенс, Лейбниц, Паскаль - предшественники, старшие современники, учителя Брюса. Как видим, стремление создать человекоподобного «голема» могли подогревать в то время не одни только старые легенды и книги античных авторов - идея витала в воздухе, горячо обсуждалась в научных кругах, претворялась в жизнь. Теоретическая база уже существовала. А техническая?

В руках Брюса - «министра промышленности» Петра - огромные ресурсы. Рядом и под его руководством работают десятки инженеров, изобретателей, народных умельцев, которых, как известно из документальных источников, всячески поддерживал Брюс. Артиллеристы-новаторы Корчмин и Лихарев, знаменитый Андрей Нартов, создавший оригинальный токарно-копировальный станок с механизированным суппортом...

Вспомним,наконец, о том,что все ученые того времени были одновременно и создателями новой техники: Лейбниц изобрел целый ряд оптических и пневматических механизмов, оригинальную счетную машину и первый интегрирующий механизм; Гюйгенс усовершенствовал телескоп, сконструировав названный его именем окуляр, разработал ряд приборов, относящихся к часовым механизмам; Ньютон создал зеркальный телескоп; Гук работал над проектами летательных аппаратов - очевидно, именно знакомство с его идеями в Лондоне, во время Великого посольства, и послужило поводом для пророческих слов Петра о том, что потомки будут летать, как птицы...

Кажется, существовали все условия - была идея, теоретическая база, технические возможности; была и заинтересованность - и не только из-за пристрастия царя «к механическим искусствам»: в подобной же «занимательной» форме входили в отечественный обиход многие достижения научной и технической мысли. Но существовала ли на деле «говорящая кукла» Брюса? Легенда утверждает: да. Но если Яков Брюс и в самом деле построил своего андроида - человекоподобное устройство с часовым механизмом, способное повторять элементарные человеческие движения и, быть может, даже произносить отдельные фразы,- то почему не осталось упоминания о нем в многочисленных и весьма подробных свидетельствах современников?

Можно предположить одно - в то напряженное и суровое время было не до кукол, да и волна нововведений, волна необычных для наших предков понятий и вещей, по всей вероятности, захлестнула творение Брюса, погребла под тысячами фактов и событий. Много ли мы знаем о работах Брюса, особенно трудах последнего периода его жизни, когда он, освободившись от государственных дел, целиком ушел в науку? Сколько еще загадок скрывалось за стенами снесенной в 30-х годах уже нашего столетия Сухаревой башни, за стенами глинкинской лаборатории? И может быть, кому-то из современных историков еще предстоит пролить свет на загадку создания первого отечественного антропоморфного автомата...

Евгений Ткачев, Ростовская обл.Рис. Роберта АВОТИНА
   техника-молодежи 1'1986
продолжение
назад
главная