антология таинственных cлучаев
продолжение
назад
главная

Кашалот — одно из загадочных и своеобразных морских млекопитающих, о котором слагались легенды и мифы еще в античные времена... Пожалуй, ни одно морское животное не порождало столько раздумий, фантастических сказаний и верования, восхищения и страха.

В. Ш е ф ф е р. Год кита

МОБИЛЬНЫЙ ДИКИЙ КАШАЛОТ...

   
 

Роман выдающегося американского писателя Германа Мелвилла «Моби Дик, или Белый Кит» (1851), полный скорби, страсти и ярости, большинство читатателей относит к «символическим и почти фантастическим произведениям. Тем не менее автор этой удивительной книги — профессиональный моряк и китобой, а сама она — своего рода «энциклопедия китобойного промысла».

Напомним вкратце содержание романа. Измаил, от лица которого ведется повествование, нанимается матросом на китобойное судно «Пекод». После отплытия выясняется, что рейс не совсем обычен. Капитан «Пекода» Ахав, потерявший ногу в схватке со знаменитым Моби Диком, вышел в море с единственной целью — дать бой своему врагу. Он намерен преследовать Белого Кита «и за мысом Доброй Надежды, и за мысом Горн, и за норвежским Мальштремом, и за пламенем погибели»... «Вот цель вашего плавания, люди! — кричит он в неистовой ярости.— Гоняться за Белым Китом по обоим полушариям, покуда не выпустит он фонтан черной крови и не закачается на волнах его белая туша!» Зараженная яростной энергией капитана, команда «Пекода» клянется в ненависти к Белому киту, и Ахав прибивает к мачте золотой дублон, предназначенный тому, кто первым увидит Моби Дика...

«Пекод» идет вокруг света, подвергаясь всем опасностям китобойного промысла. Встреча с Белым Китом происходит в его «владениях», поблизости от экватора, ей предшествует ряд грозных предзнаменований. Бой с Моби Диком длится три дня и завершается разгромом «Пекода». Белый Кит разбивает вельботы, увлекает в морскую пучину Ахава и, наконец, топит корабль вместе с командой. Спасается лишь рассказчик — его подбирает другой китобоец.

Что подсказало писателю эту фабулу?

Историки китобойного промысла свидетельствуют, что в начале XIX века среди промышлявших в Тихом океане гарпунеров прошел слух о гигантском кашалоте-альбиносе, который нападал не только на преследовавшие его вельботы, но и на китобойные суда. Одни утверждали, что «белый исполин семи морей» набрасывается на китобойное судно без всякого повода, другие — что лишь после того, как вонзят в его спину гарпун. Даже разбив себе голову, он продолжал якобы снова и снова таранить борт судна, а когда оно тонуло, кружил по поверхности, уничтожая оставшихся в живых людей...

Среди прославленных китобоев прошлого века нашлось бы не менее сотни таких, которые готовы были поклясться на Библии, что видели Белого Кита. Имя его было Моха Дик, по острову Моха у берегов Чили, где с ним впервые встретились. Рассказы очевидцев о кашалоте-альбиносе, приукрашенные фантазией тех, кто его никогда не видел, складывались в легенды о ките-людоеде. Их герой — неизменно крупный одинокий самец длиной около 20 м и весом не менее 70 т, агрессивный, не умеющий ужиться со своими собратьями. Цвет его от рассказа к рассказу варьируется: исполинский кашалот то бел как снег, то он светло-серый, а иногда даже черный, но с широкой белой полосой на голове. Бесчинствовал он на просторах Мирового океана ровно 39 лет, на его счету три китобойных и два грузовых судна, три барка, четыре шхуны, восемнадцать вельботов и 117 человеческих жизней. Считается, что Моха Дик был убит в 1859 году шведскими китобоями в южной части Тихого океана. Когда гарпун пробил ему легкое, он не оказал сопротивления: был уже слишком стар и обессилен. В туше Моха Дика шведы насчитали 19 гарпунных наконечников и обнаружили, что кашалот слеп на правый глаз... Видимо, эти сведения и были положены Мелвиллом в основу романа. Но только ли они?

ТРАГЕДИЯ «ЭССЕКСА»

Как и люди, корабли уходят из жизни разными путями. Нередко они становятся жертвой роковых обстоятельств — морской стихии, войны, злого умысла, ошибок своих хозяев и капитанов. Есть в мировой летописи и такие случаи, которые кажутся совершенно невероятными. К ним относится злополучное происшествие с американским китобойцем «Эссекс».

Этот трехмачтовый барк водоизмещением в 238 т вышел 12 августа 1819 года под командованием капитана Полларда с острова Нантакет (здесь же, по Мелвиллу, начался и последний рейс «Пекода»), направляясь на промысел. Рейс был рассчитан на два года:

сначала охота в Южной Атлантике, затем — в Тихом океане. 20 ноября 1820 года «Эссекс» находился близ экватора на 119-м градусе западной долготы, когда ранним утром с мачты заметили стадо кашалотов. Спустили три вельбота, первым командовал сам капитан Поллард, вторым — первый помощник Чейс, третьим — штурман Джой. Когда до кашалотов осталось 200 м, те ушли под воду, но спустя несколько минут один из них всплыл. Чейс подошел к нему со стороны хвоста и вонзил в спину гарпун. Кашалот перевернулся на бок и ударил плавником по борту вельбота. Вода хлынула в пробоину, Чейсу ничего не оставалось, как перерубить линь. Кашалот получил свободу, а гребцы, скинув рубахи и куртки, пытались ими заделать пробоину. Полузатоплеиный вельбот с трудом добрался до «Эссекса»,-после чего Чейс направил китобоец в сторону видневшихся на горизонте вельботов. Вдруг с наветренного борта всплыл огромный кашалот, его длина, по оценке Чейса, превышала 25 м. Судно не успело отвернуть. Послышался мощнейший глухой удар, все попадали. В трюм сквозь проломленную обшивку полилась вода. Кит, видимо оглушенный, тряс своей огромной головой и хлопал нижней челюстью. По распоряжению Чейса матросы начали откачивать воду. Но не прошло и трех минут, как кашалот снова ударил судно — на этот раз в правую скулу. Вода прибывала стремительно, китобоям стало ясно, что спасти «Эссекс» не удастся. Моряки едва успели погрузить в запасной вельбот навигационные приборы и карты. Чуть вельбот с людьми отошел от тонущего корабля, тот со страшным скрипом повалился на борт. С момента второго удара минуло всего лишь десять минут...

В это время другой кашалот тащил на лине вельбот капитана Полларда. Когда капитан увидел, что мачты его судна исчезли, он перерезал гарпунный линь и приказал команде грести изо всех сил. Подойдя к лежащему на борту «Эссексу», Поллард попытался спасти его. Но вода, заливая трюм, вытесняла из него воздух, и «Эссекс» медленно погружался. Тем не менее моряки ухитрились проникнуть внутрь судна; в три вельбота (а к этому времени подоспел и Джой) было перегружено два бочонка галет, около 200 галлонов воды, два компаса, кое-какой плотницкий инструмент и десяток живых слоновых черепах, взятых на Галапагосах.

Вскоре «Эссекс» затонул. В безбрежных просторах Тихого океана остались три вельбота, в которых разместились двадцать моряков. Каждый получал в сутки полпинты воды и одну галету. В один из штормов вельботы потеряли друг друга. Месяц спустя вельбот Полларда подошел к крохотному необитаемому острову Даси, моряки смогли пополнить свои скудные запасы. Трое изъявили желание остаться, Поллард с тремя другими матросами продолжал плавание на юго-восток...

Трагически сложилась одиссея китобоев «Эссекса». Вельбот штурмана Джоя пропал без вести. Чейс и двое его матросов были спасены английским бригом «Индиан» на 91-й день плавания. Еще через пять дней китобоец «Дофин» подобрал вельбот с капитаном Поллардом и матросом Рэмс-деллом. Наконец, британский военный корабль «Саррей». снял с острова Даси трех остававшихся там «робинзонов»...

Несомненно, судьбы двух кораблей — «Эссекса» и придуманного Мелвиллом «Пекода» — почти одинаковы. Но только ли случай стоит за этим сходством?

«Моби Дик» вышел в Нью-Йорке в 1851 году. Мало кому из советских читателей известно, что за десять лет до этого китобойное судно «Акушнет», на котором плавал тогда матросом Мелвилл, случайно встретилось в океане с другим китобойцем, в команде которого был Вильям Чейс — сын Оуэна Чейса с «Эссекса». Он-то и показал молодому Мелвиллу типографское издание воспоминаний об «Эссексе», написанных его отцом спустя полгода после завершения злополучной одиссеи. Страшная исповедь произвела на будущего писателя очень сильное впечатление и скорее всего подсказала ему идею романа. Безусловно, были ему известны и другие случаи нападения кашалотов на суда и вельботы, зафиксированные в документах.

СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ МОРСКИЕ ХРОНИКИ

В июле 1840 года английский китобойный бриг «Десмонд» находился в 215 милях от Вальпараисо. Крик наблюдателя из «вороньего гнезда» поднял на ноги всю команду. В двух милях от них медленно плыл одинокий кашалот. Капитан приказал спустить два вельбота. Сделав крутой поворот, кит устремился им навстречу. Цвет его скорее был темно-серый, нежели черный, на огромной голове был виден трехметровый белый рубец. Кашалот ударил первый вельбот головой, тот взлетел в воздух. Гребцы посыпались в воду, как горошины с ложки. Перевернувшись на бок и открыв свою страшную пасть, кашалот изжевал утлое суденышко в щепки, затем ушел в глубину. Минут через пятнадцать он вынырнул и бросился в новую атаку — сильным ударом головы подбросил в воздух второй вельбот. Треск ломающегося дерева смешался с криками обезумевших от страха китобоев. Описав плавный круг, кит удалился. Подоспел бриг и взял на борт своих моряков. Двое из них умерли от ран.
   
 

Месяцем позже в пятистах милях к югу от этого места с русского барка «Сарепта» заметили кашалота. Охота закончилась удачно: два вельбота буксировали тушу кита. Они находились в трех милях от «Сарепты», когда появился еще один кашалот — большой серый самец. Он выпрыгнул из воды, с оглушительным шумом упал на брюхо и начал атаку на вельботы. Первый он ударом головы разбил в щепы. Старшина второго успел поставить свое суденышко за тушу убитого кашалота, затем, перерезав гарпунный линь, подобрал плававших людей, и гребцы изо всех сил налегли на весла. Вельбот благополучно вернулся на «Сарепту», которая медленно кружила вокруг убитого кита. Однако серый кашалот не отходил от добычи русских китобоев, и, решив не испытывать судьбу, они ушли на юг.

В мае 1841 года китобоец «Джон Дай» вел промысел в Южной Атлантике между мысом Горн и Фолклендскими (Мальвинскими) островами. В ста метрах от борта из глубины всплыл гигантский кашалот серого цвета. Он почти полностью выскочил из воды, постоял несколько секунд на хвосте и упал с оглушительным шумом. Затем отплыл на несколько сот метров и, казалось, поджидал вельботы. Первому помощнику удалось подойти к кашалоту сзади и метко бросить гарпун. Кашалот, нырнув, тащил вельбот три мили, потом остановился, всплыл и бросился в атаку на китобоев. Удар головой, два-три взмаха хвоста — и вельбот превратился в груду плавающих щепок. Два китобоя были убиты, остальные плавали среди обломков. Отплыв на сотню метров, кашалот ждал. Капитан, не желая лишаться ценной добычи, послал к месту поединка еще два вельбота. Команде одного из них удалось подобрать конец линя, тянувшегося к торчавшему из спины кита гарпуну. Почувствовав боль, тот снова устремился под воду, потом вынырнул точно под днищем третьего вельбота и подкинул его головой на пять метров в воздух. Каким-то чудом все остались целы, но вельбот затонул. Когда мокрые, обессиленные, полные ужаса китобои (их подобрал второй вельбот) поднялись на борт «Джона Дэя», чудовище все еще было на месте схватки.

В октябре 1842 года близ восточного побережья Японии большой серый кашалот атаковал шхуну прибрежного плавания. Удар головой оказался столь сильным, что судно фактически лишилось кормы. Оно осталось на плаву лишь благодаря грузу леса, хотя сидело в воде по верхнюю палубу. Команда успела соорудить из бревен плот... Капитаны трех китобойцев, оказавшихся поблизости,— шотландского «Чиффа», английского «Дадли» и «Янки» из порта Нью-Бэкфорд,— посовещавшись, решили покончить с китом-разбойником, навсегда избавиться от Моха Дика. Поиски были недолгими — кашалот, казалось, сам искал встречи. Он вынырнул в миле от китобоев, несколько секунд стоял вертикально на хвосте, потом со страшным всплеском упал плашмя и снова ушел под воду. К этому месту устремилось шесть вельботов — по два с каждого китобойца. Кит первым пошел в атаку, но промахнулся и получил в спину гарпун с американского вельбота. Пять минут он, уйдя в воду, не подавал признаков жизни, но потом, внезапно появившись на поверхности, ударом хвоста разбил вельбот шотландцев и тут же рванулся на английский вельбот. За ним на лине летел вельбот с «Янки». Англичане поначалу увернулись, но еще через какие-то секунды их вельбот оказался в гигантской пасти перевернувшегося на бок кита. Подняв голову, кашалот мотал ею из стороны в сторону, словно кот, изловивший мышь. В воду падали обломки дерева, изуродованные останки двух моряков, которые не успели вовремя прыгнуть в воду. Потом, уже освобожденный от буксируемого груза (американцы в панике перерубили линь), кит с разгона нанес удар головой в борт полузатопленной, покинутой людьми шхуны. И скрылся из виду...

На борту шотландского китобойца оказывали помощь пострадавшим, когда он вновь появился на «поле брани». Попытался головой ударить в днище «Чиффа», но промахнулся, тем не менее содрал спиной медную оковку с форштевня и снес бушприт вместе с утлегарем. После этого отплыл на несколько сот метров, «лег в дрейф» и спокойно наблюдал, как три китобойца, подняв все паруса, поспешно уходят в океан...

В 1850 году вельбот с американского барка «Паркер Кук» загарпунил в Центральной Атлантике крупного кашалота. Вместо того чтобы уйти на глубину, как это обычно бывает, раненое животное поднырнуло под днище вельбота и перевернуло его. Гарпунный линь захлестнуло вокруг голени рулевого, прорезав мышцы до кости. Изловчившись, моряк успел перерезать линь, но потерял сознание от потери крови, пришлось его срочно везти на барк. Едва люди оказались на палубе китобойца, как кит пошел в атаку на судно. Удар головой пришелся в правую скулу, вскоре последовал второй, но менее сильный: видимо, рана была серьезной и животное потеряло много крови. Однако оно уже разгонялось для новой атаки; капитан, вооруженный гарпунами с разрывными головками, вышел на вельботе навстречу. Перевернувшись на бок и разинув смертоносную пасть, кашалот ринулся на вельбот. Человек оказался на секунду проворнее: гарпун попал в глотку кита и взорвался. Но кашалот не сдавался! Он еще дважды пытался атаковать вельбот, и лишь третий разрывной гарпун успокоил его навсегда...

Спустя несколько месяцев американский китобоец «Покахонтас» встретил у берегов Аргентины большое стадо китов. К ним направились два вельбота. Один гарпун попал в цель, вельбот подошел почти вплотную, помощник капитана приготовился метнуть второй гарпун. Внезапно кашалот опрокинулся на бок, разинул пасть перекусил вельбот надвое. Люди уцелели, но двое из них были серьезно ранены. На помощь подоспел второй вельбот, однако кит не уходил, он кружил близ обломков, время от времени «пробуя на зуб» весла, мачту, куски обшивки. «Покахонтасом» командовал Джозеф Диас, 28-летний моряк по кличке «Мальчик-капитан». Несмотря на мольбы раненых — а их уже доставил на судно второй вельбот — и уговоры опытных китобоев, он решил снова атаковать кита, теперь уже непосредственно с борта «Покахонтаса». На баке сгрудились матросы, вооруженные гарпунами и острогами. Перед самым форштевнем кит увильнул в сторону, правда, один из гарпунов вонзился ему в спину. Капитан Диас продолжал преследование, скорость китобойца была два узла. Внезапно — а расстояние между судном и китом составляло в тот момент около 100 м — тот сам бросился в атаку. Скорость его была втрое больше. Удар пришелся в правую скулу, послышался треск ломающихся досок, ниже ватерлинии образовалась пробоина. О дальнейшей охоте не могло быть и речи — лишь с большими трудностями Диасу удалось благополучно довести судно до ближайшего порта.

20 августа 1851 года с мачты американского китобойца «Энн Александр», что промышлял в Южной Атлантике, заметили трех кашалотов. Дальше все происходило по привычному для нас сценарию: к китам устремились два вельбота, раненый кашалот превратил один из них в груду плавающих обломков. По счастью, люди остались целы. На помощь подоспел еще один вельбот; его ожидала та же незавидная участь. Единственное оставшееся суденышко, сильно перегруженное (на нем находилось теперь 18 человек), спаслось бегством. Тем не менее капитан китобойца Джон Дебло решил продолжать охоту - с судна. В спину кашалота вонзился еще один гарпун. Кит ушел под воду, а спустя некоторое время корабль потряс сильный удар: было впечатление, что он на полном ходу налетел на риф. По оценке Дебло, скорость кашалота в момент столкновения достигала 15 узлов. Вода мощным потоком хлынула в трюм. Команда спешно погрузилась на два вельбота; через некоторое время «Энн Александр» опрокинулся на правый борт, а затем и затонул. Но судьба была более благосклонна к Дебло и его людям, чем в свое время к экипажу «Эссекса»,— на следующий день оба вельбота были подобраны китобойцем «Нантакет».

Всего через три месяца был издан роман «Моби Дик». Узнав о трагедии «Энн Александра», Мел-вилл сказал: «Я убежден, что это был сам Моби Дик... Неужели мое искусство воскресило это чудовище?»

Вскоре китобойное судно «Ребекка Симмс» из Нью-Бэдфорда забило огромного кашалота, в голове которого застряли куски обшивки, а в боку торчали два гарпуна с надписью: «Энн Александр». Но Моби Дик продолжал жить... Например, 19 марта 1885 года крупный кашалот протаранил английскую шхуну «Ватерлоо», ударив со страшной силой в ее корпус позади фок-мачты и сбив хвостом фока-рей. Шхуна затонула, команда была в тот же день спасена французскими рыбаками. Точно такая же участь постигла и американский китобойный барк «Кэтлин». Да что говорить, подобные случаи происходили даже в середине XX века.

В 1947 году у Командорских островов советский китобоец «Энтузиаст» загарпунил 17-метрового кашалота. Развернувшись, тот на скорости около 20 км/ч ударил головой по корпусу судна. В результате гребной вал погнулся, винт был сорван, руль выведен из строя. Кашалот же от этого столкновения, как позже выяснилось, получил лишь неглубокие порезы на голове.

В 1948 году в Антарктике загарпуненный кашалот дважды атаковал китобоец «Слава-10». После первого удара осталась вмятина в корпусе, второй обломал лопасти гребного винта.

Известны и документально подтвержденные случаи гибели судов в результате ударов рассвирепевших кашалотов. А сколько из пропавших без вести постигла та же судьба?..

Почему кашалоты нападают на корабли и вельботы? Только ли в порядке самозащиты? Вот как отвечает на этот вопрос известный американский специалист по морским млекопитающим Виктор Шеффер. «Как зоолог я не могу не интересоваться причинами подобного поведения кита-разбойника. Что это — физиологическая или психическая патология?

Когда к недавно ощенившейся суке приближается чужак, она незамедлительно нападает на него. Когда чужак приближается к голодному псу, он реагирует точно так же. Необходимость подобной реакции очевидна: она помогает сохранению вида. Но для чего киту нападать на корабль? Возможно, дело тут в сильном территориальном инстинкте, в основе которого лежит половой инстинкт. Из всех китов только кашалоты-самцы нападают на корабли. Известно также, что из всех крупных китов только кашалоты-самцы охраняют гарем и сражаются с соперниками за обладание самками. И может быть, когда на территорию такого самца проникает «самец-корабль», кашалот воспринимает это как угрозу своему положению и бросается в атаку.

Некоторые зоологи указывают, что среди наземных животных подобные сражения за территорию ведутся чаще, чем за обладание отдельными самками. Однако когда речь идет об обитателях безграничного, трехмерного водного мира, возникает вопрос: чем определяется здесь территория?

Возможно, кашалот-хулиган атакует корабль только потому, что видит в нем соперника, а причина преувеличенной ревности — чрезмерно обостренный территориальный инстинкт.

Не исключено, конечно, что киты-агрессоры действительно «безумны», то есть родились неполноценными или на свой китовый манер «лишились рассудка» при каких-то необычайных обстоятельствах...»

Таково мнение специалиста, и соглашаться или не соглашаться с ним — дело читателя. Но факт остается фактом: кашалоты не раз отправляли на дно суда, причем не только китобойные. И Герман Мелвилл нисколько не грешит против истины, когда описывает нападение Моби Дика на корабль, завершившееся гибелью последнего вместе со всем экипажем. Лев СКРЯГИН Рис. Роберта АВОТИНА

Определить, какой именно кит срывается под водой, можно и по испускаемому им фонтану. Например, у гладкого кита фонтан двухструйный, у сейвала - уэкий, конической формы. Фонтан кашалота и горбача грушевидный, но в первом случае он наклонен вперед под углом 45°.

Выпрыгивание китов из воды - одно из самых захватывающих зрелищ в мире животных. «На крайней скорости вырываясь из темных глубин,- писал Г. Мелвмлл в «Моби Дике»,- кашалот взлетает всей своей тншей высоко в воздух и, взбивая целую гору ослепительной пены, обнаруживает свое местонахождение для всех в радиусе семи миль и более. Разодранные в клочья яростные волны кажутся тогда его гривой...» Выполнение прыжка начинается с того, что кит, плывя более или менее параллельно поверхности воды, набирает скорость. Он поднимает хвостовой плавник и задирает голову вверх, тем самым горизонтальный момент движения изменяется на вертикальный. Из воды кит выскакивает под углом до 70 ° к поверхности. Обратно в воду падает либо брюхом (прямой прыжок), либо, что чаще всего, спиной (прыжок с поворотом).

Эту таблицу «Частота выпрыгивания и округлость тела кита» составил английский зоолог Хэл Уайгхэд, статья которого «Почему прыгают киты» опубликована в журнале «В мире науки» (№ 5 за 1985 год). Из таблицы вытекает: чем округлее очертания кита, тем чаще он прыгает. Округлость измеряется отношением средней массы тела к кубу его длины. «Стройные» же киты наименее прыгучие, хотя с точки зрения гидродинамики форма их тела благоприятствует этому занятию. Видимо, округлым китам в отличие от «стройных» свойственны некоторые виды социальной деятельности, сопровождающиеся выпрыгиааниями, особенно когда животные скапливаются зимой в традиционных местах размножения. Прыжки китов - один из способов их общения друг с другом.

   техника-молодежи 10'1985
продолжение
назад
главная