Техника-молодежи №11 2000 г
 
ГЛАВНАЯ
СОДЕРЖАНИЕ
ВПЕРЕД
НАЗАД

Произошел конец света - а мы его не заметили. Это оригинальное суждение я слышал от одного чудака еще в 80-х годах. Мол, Карибский кризис на самом деле разразился ядерной войной, в которой и сгорела планета со всем человечеством. А нас нынешних с нашей Землей №2 просто вынули из запасного ящика стола, вшив в мозги память прошедших веков. Но вшили-де наскоро, с грубым швом. Поэтому из разрывов порой и зияет пустота, смущая души и умы...

Провожая век прогресса

Куда катится Земля? В мыльную оперу под названием «прогресс» сегодня верят, наверное, или очень бесхитростные или очень жизнерадостные люди с крупным счетом в банке. Да и то - до первого «черного понедельника» (нефтяного кризиса, революции, налоговой проверки).

Есть еще люди, которые верят в прогресс «по профессии». Это бодрые ученые старой позитивистской закваски, пропагандирующие научное совершенствование человечества.

Их немного уже таких на челне. Большинство же перестали напрягать гордый парус «прогресса», а скромно взялись за весла «выживания». Говоря на их жаргоне - сменили парадигму.

Здесь, правда, кроется некая двусмысленность: выживание (и процветание) самих ученых (конструкторов, инженеров) не всегда совпадает с выживанием человечества.

Скажем, разработчики химического или бактериологического оружия заинтересованы в продолжении финансирования своей темы; генетики, спешащие клепать трансгенных монстров, пекутся не только о научном познании...

Оно, конечно, - у каждого свой хлеб, но иной кусок может встать поперек горла всем землянам. Наука, некогда возникшая как инструмент познания природы, уже давно вооружилась инструментами ее решительного преобразования.

Технологии за века сильно облегчили быт людей, вывели нас в космос, снабдили «продолжением мозга» - ЭВМ. Плата за это известна: отравленные воздух и вода, истощение недр, парниковый эффект, пугающая зависимость человечества от машин.

И это только начало! Вернадский, оптимистично писавший о закономерном эволюционном преобразовании биосферы человеком, вероятно, сильно бы поколебался, осмотревшись сегодня вокруг.

Почему отношение общества к науке в последнее время так изменилось? Один из ответов следует из только что сказанного - люди попросту боятся научно-технологических достижений вроде расщепления атома или клонирования.

Есть устойчивое ощущение, что эксперименты «яйцеголовых» могут однажды плохо кончиться. На мельницу наукофобии порой подливают воды и сами ученые, открывая новые пикантные факты, - например, правду о СПИДе (см. «ТМ», №11 за этот год).

Еще один мотив утери былого очарования наукой - ее нынешняя сугубая непонятность для непосвященных. То есть изощренность самих предметов исследований (сверхмалые, сверхбольшие, неуловимые) и неясность перспективы - чего, собственно хотят ученые?

Вопрос вечный, но особо актуальный сейчас, когда деньги на исследования дает росчерком пера не щедрый чудак-меценат или всесильный правитель, а прижимистый воротила.

Или задерганные дядьки из правительства и парламента, за которыми стоят, жарко дыша в затылок, толпы налогоплательщиков. Поди объясни им, как ты там хочешь удовлетворять свое любопытство за их счет!

В последние пару лет уходящего столетия в мировой науке тихо произошло немало сногсшибательных событий.

Например, в США: в Университете Беркли зафиксировали скорость света, превышающую «классическую», а в Институте Роуленда свет, напротив, «затормозили» в миллионы раз.

В принципе, опровергнут начальный постулат специальной теории относительности Эйнштейна. Ну и что с того? Как о сенсации об этом рассказали очень немногие издания для высоколобых (а из популярных - «ТМ», №3 и 7 за 1999 г.).

Совсем недавно почти что открыли (остались лишь технические детали) так называемую субатомную бозе-частицу Хигса.

Ученые ее полвека искали для придания стройности теории масс и считают это открытие одним из самых важных за всю историю физики.

Но сообщили о нем лишь малотиражные научпоповские журналы и элитарные сайты в Интернете. Зато об овечке Долли, о «раскрытии генома» проорали все - ибо эти проекты сулят скорые чудеса, а еще от них - холодок по спине...

Массы требуют нынче от науки новых кухонных комбайнов и дешевых авто. Правительства, как и всегда, - эффективного оружия.

Занимающихся «высокой наукой» пока терпят и даже дают нобелевки. Это ласкает «национальную гордость» обывателей, но не уменьшает понятийной пропасти между ними и «быстрыми разумом Невтонами».

Наука, как вдруг выяснилось, не способна сделать человечество счастливым. Несчастным же - раз плюнуть.

В следующем веке ученым, видимо, придется (возможно, впервые в истории!) доказывать обществу свою необходимость.

Хотя бы для того, чтобы во всеоружии науки нейтрализовать последствия... своих собственных достижений.

Андрей Самохин

на предыдущую страницу к началу этой страницына следующую страницу