Техника-молодежи №11 2000 г
 
 
ГЛАВНАЯ
СОДЕРЖАНИЕ
ВПЕРЕД
НАЗАД

(Окончание. Начало в No 9 за 2000 г.)

Статья посвящена светлой памяти В.П. Горячкина (1868 - 1935), выдающегося русского ученого, основоположника сельскохозяйственной (земледельческой) механики.

Два хлеба и десерт

Погода не балует. С утра зарядил мелкий, моросящий дождик. На поле собрались члены комиссии, участники соревнований да еще несколько привычных ко всему тружеников села. Корреспондентов не видно.

Холодно. Зуб на зуб не попадает. «Ишь выстроились. Как на параде», - похвалил председатель комиссии B.C. Стародубов стоящие по фронту поля колючие колеса и рядом с ними навытяжку изобретателей, у некоторых агрегатов - даже по два.

За ними, в муаре дождя, проступали громады клубнеуборочных комбайнов. «Как на Прохоровском поле!», - поддержал председателя директор «Шведского пути», бывший танкист, прозрачно намекая, что сегодня - День танкиста .

«Да-а-а. Парад тачанок саблезубых», - произносит в раздумье Стародубов и раскрывает зонт: дождь припустил сильнее. И все, как по команде, выбросили вверх черные парашютики.

Только «тачанщики» в промасленных ватниках и кепках продолжали стоять навытяжку. Привычные. «Может, отложим на завтра?», - предложил бригадир, следуя за руководителями вдоль фронта.

«На войне, как на войне. Сами же говорите, битва за урожай. Если бы на фронте из-за непогоды откладывали операции, то противник давно накостылял бы нам по шее».

- «А как же, товарищ Стародубов, в день штурма Кенигсберга (6 апреля 1945 г.) маршал А.М. Василевский перенес (на 4 часа) из-за дождливой погоды начало операции?».

- «Так то перенес, но не отменил. И никто не переносил Парад Победы, 24 июня 45-го, несмотря на проливной дождь с самого утра. Давайте лучше прикинем, возьмет ли. техника промокшую землю?».

- «Возьмет, возьмет, - поспешил заверить директор КОАПа . - Пески наши - не чернозем, рассыпчатые, как картофель».

- «Хорошо. Тогда поступим так. Сначала механизаторы погоняют агрегаты на холостом ходу, а когда прояснится, пойдут по грядам. Как, ребята, согласны?».

- «Согласны!», - дружно гаркнули орлы-изобретатели. «Бог даст, и распогодится», - воодушевился батюшка, бывший зав. отделом промышленности. Копалки - швырялки

Бодливые агрегаты - рога-то да и копыта на колесах - стоят в ряд по росту (рис. 1 и 2). Самый высокий, метра три с гаком, - номер первый. «Колесо обозрения, - оценил его Стародубов.

- Второй, третий, четве... - еж колючий, что ли? А пятый? - нет предела чудачеству, скорее, изобретательности человеческого ума! Ну, что ж. Посмотрим. С кого начнем?».

- «Начинай, что ли ты, Копалыч», - обращается директор к В.В. Луценко, хозяину того самого «колеса обозрения».

Пока к трактору «Беларусь» МТЗ-100 прицепляют агрегат - машину для уборки картофеля, как официально он называется в а.с. № 127411, 1986г., рассмотрим его основные узлы: прицепную платформу 1, подкапывающий плуг 2, огромный барабан-подборщик 3 с цепной передачей 4 от вала отбора мощности трактора (рис. 1,а). «Беларусь» потянула платформу, которую специально, чтобы не копать, приподняли, распрямив стойку заднего колеса.

Машина медленно проходит перед зрителями. Все видят вращающийся («с окружной скоростью, равной скорости тележки», - поясняет Луценко) барабан 3, поворачивающиеся в нем на осях вилы 5 с противовесами и бегущий внутри него же прямо на нас прутковый транспортер-сепаратор 6.

По замыслу автора, вилы 5 поднимают подкопанную плугом 2 «клубненосную массу».

Клубни, почва и камни проваливаются через редкопрутковую поверхность барабана на транспортер 6, а ботва и другая сорная растительность, отделенная от клубней и камней вычесывающей гребенкой (вы ее не видите ввиду малости размеров), выносятся назад, на поле.

Положением вил по ходу вращения барабана управляет неподвижный кулак 7, о который трутся их башмаки-противовесы.

«Достаточно, - говорит председатель. - Следующий».

- «Давай теперь ты, Швырялыч», - напутствует директор автора швыряльного устройства (а.с. № 1771567, 1992 г.) В.Э. Шперлинга из Специализированного КБ машин для возделывания и уборки картофеля. «Беларусь» прокатывает цевочное колесо 1, прутковое попросту говоря, в котором тоже шарнирно установлены вычесывающие вилы 2 с роликами 3 на верхних плечах (рис. 1,6).

Забавно наблюдать, как свисающие вертикально вниз вилы при опускании наклоняются вперед и вдруг дают резкого пинка воображаемому противнику. Наподдав, сами по инерции бьются о неподвижную трубку 4 («упор», - поясняет Шперлинг).

Когда за один оборот колеса четыре вычесывающие вилы дали четыре пинка («швырка», - поправляет Шперлинг), то все начинают хохотать.

А суть дела в том, что ролики 3, скользя по неподвижному эксцентрику-копиру 5, наезжают в нижнем положении на подпружиненный упор 6 и резко повррачивают вилы. «Прямо эксцентрики настоящие!», - вытирает слезы бригадир, вспомнив цирк.

Привод вращения цевочного колеса 1, опирающегося на катки в раме, осуществляется от звездочки 7, связанной цепной передачей с валом отбора мощности трактора.

Завершает проход колесновилочных агрегатов выкапывающий орган К(у)КУ - корнеклубнеуборочной машины Брянской сельскохозяйственной академии из поселка Кукино.

«Не Кукино, а Кокино, Выгоничского района Брянской области», - поправляет Л.С. Лаптева, поверенная Ю.М.Ганеева и А.М. Михальченкова - изобретателей выкапывающего органа (а.с. №2127033, 1999г.).

«А в чем же отличия вашего копателя от швырятеля Шперлинга? То же колесо 1, те же вилы 2, пусть и числом поболе (шесть), ролики 3 на верхних плечах вил, кулак 5 - тот же эксцентрик (рис. 1, в)?».

- «А вы посмотрите внимательнее, - советует Людмила Сергеевна. - Наши вилы - не хулиганы какие-то, пинающиеся, а спокойные, трясущиеся органы».

Все всматриваются в семизубые вилы: действительно трясутся, как и само колесо, мелкой дрожью. «Словно при паркинсонизме!», - иронизирует очкастый корреспондент газеты «Факт».

Дождик-то уже приутих, и журналисты, и гости постепенно собираются на поле после утреннего кофе. Оказывается, во всем виноваты многогранные ролики 3, если так можно назвать гайки на осях вращения.

Обкатываясь по поверхности эксцентрика, они подпрыгивают, передавая вибрации как вилам, так и ободам, соединенным со ступицей упругими пластинами 4.

«Вибрация, - назидательно поучает Лаптева, - улучшает извлечение корнеплодов из тяжелых, суглинистых почв и стряхивает с клубней прилипший грунт». И окончательно добивает очкарика: «Это вам не щи лаптем хлебать».

- «Хорошо, хорошо», - примирительно говорит Стародубов и приглашает посмотреть в работе иглоколючие агрегаты. Ежи колючие, трепанги серпучие

«Давай, Рыбников, запускай своего ежа. И чего только не напридумывают эти черти, прости, Господи! С морского, чай, списал идею?».

- «В природе такие почвоходы не встречаются, - невозмутим изобретатель, - а идея пришла из наблюдения за работой фермеров. Они вручную выгребают картофель из вскопанной гряды.

Просеивают землю между пальцами, а клубни вываливают в ведро. Верно, Агриппина Ивановна?». Это он обращается к фермерше из Чувашии в телогрейке и кирзовых сапогах.

«Верно, верно, ученый человек, - откликается хозяйка шести соток.

- Руки-то бережно выгребают клубни, вот они и хранятся хорошо, а после машины - биты-перебиты, долго не лежат, гниют». «Беларусь» тащит на прицепе колючий рабочий орган (а.с. № 175329, 1965 г.).

Впечатление такое, будто, опираясь сплетенными пальцами 1 о землю, катятся два наклонных диска 2, а между ними висит на оси прутковый барабан 3 (рис. 2).

Иногда, зацепив за холмик, он тоже вращается, но быстро останавливается из-за сопротивления боковых щитков. Пальцы, касаясь земли, сжимаются, и колеса упруго колеблются как на рессорах.

 

За ними остается след, напоминающий прерывистый зигзаг. «Так ведь, это же - новый движитель (ходовое средство), - осенило эксперта, видавшего всякое, сотни разных затейливых поделок на телепередачах об умельцах

«Это Вы можете». - Лучше колес лунохода!». Читатель, наверное, вспомнит их прутковые цилиндроконические ободы. Но у рыбниковских колес особые свойства: разомкнутые опорные пальцы, противонаклонные ступицы, увеличивающаяся ширина контакта по глубине колеи.

Все вместе обеспечивает надежное сцепление с грунтом даже при крене корпуса на 60° - остался бы центр тяжести между колесами. «Как же все-таки добирается до клубней ваш пальцеход?», - задают вопрос Г.В. Рыбникову.

«Положение барабана 3 относительно пальцевых колес 2 определяет глубину копания. Ее настраивают рукоятками 4, поднимая или опуская ось барабана относительно прицепа», - слышится в ответ.

«Ну, а о работе судите сами, пустив пальцеход в огород», - шутливо добавляет он. Развернув колесницу по картофельной гряде,

Геннадий Владимирович настраивает поверхность барабана на треть метра выше загибов пальцев и дает команду трактористу. «Беларусь» не спеша потянула ежа, и его переплетенные пальцы-иглы начали поднимать клубневую массу на прутковый барабан.

Тот, просеивая землю, передавал клубни на лоток к транспортеру 5. Комиссия замечает, что некоторые мелкие картофелины проваливались между пальцами на гряду.

Да и сами пальцы работали с каким-то напряжением, слишком деформируясь при входе в почву. «Не лучше ли использовать ваш копатель как движитель, Геннадий Владимирович? По новому, возможно, более важному назначению?».

- «Не торопитесь. То, что вы сейчас увидите, поразит ваше воображение. Вот движитель, так движитель! Покажи его, Веня», - приглашает Рыбников молодцеватого механизатора в кепке набекрень.

«Минуточку, минуточку, - останавливает председатель вошедших в азарт изобретателей. - Здесь я командую. Какие будут мнения по рыбниковскому иглокопателю?».

- «Давайте посмотрим все агрегаты из породы иглокожих, Виктор Сергеевич, тогда и порешим».

- «Ну хорошо. Значит, следующий вы, гражданин В.Н. Еремин?», - официально обращается Стародубов к доброму молодцу.

«Да, мы; с Д.И. Бритвиным, моим соавтором выкапывающего органа(патент РФ № 2075917, 1997 г.)».

- «Прицепляйте агрегат к «Беларуси». - «Для холостого прохода трактор нам не нужен. Мы сами прокатим нашего трепанга». Заметив недоуменные взгляды, Вениамин Николаевич уточняет:

«Не мустанга, а трепанга. Голотурию по-латыни, серпозубую». «Везет же нам сегодня на морских животных, - переговариваются члены комиссии. - То ли дождь в том виноват, то ли мода такая на биомеханику».

- «Если помните, то в классификации режущих аппаратов Горячкина, Василия Прохоровича, теоретика земледельческих машин, такие чудища не встречались. Но смотрите, пошло, пошло оно (чудище)!».

Справа показались два изобретателя, тянущие раму с машущими серпами 1 (рис. 3). Те непрерывно, друг за другом, ползли в горизонтальном положении на верхней ветви цепи 2 и, огибая звездочку 3, дружно поворачивались лезвием вниз.

Причудливая многоножка перекатывалась на серпах, дрожа мелкой дрожью, повергая всех в глубокое изумление. «Если иглоеж Рыбникова катился на пальцах, то этот трепанг-голотурия будто на локтях ползет».

- «Машет серпами, как лобогрейка граблями (жатка «Триумф Джонсона»)». - «Не скажите. Вернее, как серпом по-о-о... по клубням». Серпоход останавливается для детального знакомства с ним членов комиссии. Серпы шарнирно соединены рукоятками со звеньями цепи.

Рукоятка каждого, как и положено холодному оружию, имеет перекрестие, с роликами 4 на концах. Они ходят по замкнутым пазам неподвижных направляющих 5 и 6. Пазы же разворачиваются внизу на 90° и приобретают пилообразную форму.

В них-то и ориентируются ролики серпов, дрожа и прыгая по зубьям пазов. По замыслу авторов, идея родилась не на голом месте, а из критики аналогов - ленточных и цепных пальцевых копателей (а.с. № 1165265, 1985 г. и № 1269760, 1986 г.); серпы лучше копают землю, чем пальцы; плюс их вибрация на зубьях направляющих.

Она улучшает сепарацию вороха ботвы и клубней и уменьшает травмирование клубней.

«Уменьшает травмирование? А разве ваш серп не может проткнуть иной клубень, а при богатом улове - и парочку?», - замечает доцент из сельхозакадемии.

«Нет, не может. Во-первых, серп тупой, а во-вторых, на картофельное гнездо он надвигается плоской стороной».

- «В таком случае ваши серпы растеряют клубни, раз не поддели на рога».

- «Расстояние между серпами такое, что масса не пропускается, но при выходе из гряды они вываливают клубни в тару или на транспортер».

- «Все равно ненадежно. Земля забьет пазы, ролики. Вон как низко расположены направляющие серпов, едва не бороздят гряду. К тому же почва с клубней обязательно попадет в роликовые дорожки».

«Прицепляй агрегат к «Беларуси»!», - рассердился соавтор Дмитрий Бритвин. Прицепили. «Беларусь» развернула трепанга на гряду и пошла на нее.

Сначала все шло как по рассказу: летела ботва с потрясенными клубнями, впечатление такое, будто не трепанг, а собака быстро-быстро отбрасывает ногами землю. Но вскоре заклинило, и агрегат, погнав перед собой, как бульдозер отвалом, нарастающую груду, вынужден был остановиться.

Выбирать не приходилось: трактору то что? МТЗ-100 и не такое может тащить, да агрегату крышка.

«Вот тебе, батюшка, и Юрьев день», - глубокомысленно заметил бывший зав. отделом промышленности. «Подумайте как о новом виде движителя, - снова посоветовал эксперт.

- О вездеходе подумайте». Щетинобраз Кошкина «Мы подумаем: а вы посмотрите, - обидчиво отвечает Бритвин. - Только посмотрите на это чудовище с тысячами игл. Посмотрите, как такой дикобраз будет копать картофель».

И показывает вдаль на нечто, не похожее ни на что, застывшее в ряду клубнеуборочной техники. Да, по программе соревнований настал черед щетинокопающей машины Л.Н. Кошкина. Академик скончался в 1992 г., и демонстрировать агрегат будет его ученик Л.С. Зайцев.

Он уже убирал, при предыдущем показе, зерновые культуры на «кошкомаране», приятно удивившем экспертов. Сейчас «Беларусь» прицепляет приземистое сооружение (рис. 4) - если бы не колеса, его можно было бы принять за доисторическую рептилию.

Полное название опытного образца ЩЕК КУМ-1 - щетинокопающая клубнеуборочная машина (а.с. № 990113, 1983 г.).

Не будь нескольких сотен острозаточенных стержней 1, придающих пугающий вид картофелеуборочному динозавру, то можно было бы и согласиться с простотой его скелета, тем более, что устрашающая щетина прикрыта желтыми щитками, лишь внизу она выступает иглами к картофельной гряде (рис. 4, а).

Однотипные стержни-иглы жестко крепятся к звеньям двухшарнирных цепей 2, сходящихся книзу и, наоборот, расходящихся кверху на приводных 3 и направляющих 4 звездочках.

Угол схождения щетины в зоне копания оптимальный - 90° (рис. 4, б). По совету Бритвина, придирчиво смотрим. «А ничего. Даже красиво. Будто перья-иглы распушил, крылья расправил. Вот-вот полетит».

- «Тяжеловат на подъем, точнее на разворот, - самокритично говорит Лев Зайцев. - Каждый раз при заходе на очередную гряду приходится приподнимать раму домкратами относительно шасси.

Сейчас это делается вручную и требует много времени, но уже разработана гидрофицированная подвеска». В конце концов, машина установлена на старт.

Пока «Беларусь» ждет сигнала, отметим, что копание производится после кошения ботвы. Так делается во всех крупных картофелеводческих хозяйствах. Еще вчера «Беларусь» с ротационной косилкой-измельчителем КИР-1,5 прошлась по картофельному полю и убрала ботву.

«Пошел!». Взгуднул мотор, выхлопнув сизое облачко, и «Беларусь» резво побежала по гряде, а в междуколесье КУМа-1 зарябили-замельтишили тысячи ножек.

Они рыли, рыхлили, трусили землю, ссыпали комки на поле и тащили клубни вверх на поперечный транспортер 5, обдавший фонтаном картофеля убранный участок поля.

«Сто-о-ой!, - машет рукой бригадир. - Не в поле сыпь, а в ку-узов! В ку-у-узов!». Зайцев останавливается. К агрегату катит ЗИЛ-130 и пристраивается бортом под транспортер.

«Трогай!». «Беларусь» покатила со скоростью 10 км/ч, вдвое меньше, чем с «кошкомараном» при уборке зерновых, но, как ни странно, кузов самосвала наполнился вдвое быстрее: картофель не пшеница, каждый клубень с детский кулак.

Если бы не развороты с ручным поддомкрачиванием корпуса щетинника над шасси - цены бы тысяченожке не было. Это и обсуждают сейчас члены комиссии.

«При равной скорости тысяченожки с трактором, а она достигается синхронным передаточным отношением редукторов 6 и 7 ведущих звездочек с коробкой передач трактора, стержни входят в гряду без скольжения и подымают массу лодочкой при непрерывном поступательном движении ЩЕК КУМа».

«Наш КУМ, - в тон экспертам и не без гордости говорит Л.Зайцев, - может брать значительно большие массы картофеля, чем мы сейчас демонстрируем, и при любой погоде.

Обратите внимание, что он развивает тяговые силы, близкие к разрыву цепи, на которой закреплены стержни».

- «А ведь, верно, - осеняет кого-то догадка. - Тысяченожке не нужно тягло. Сама своими стержнями-ножками отталкивается от почвы, лучше любого вездехода пройдет с грузом по грязи и даже размокшему чернозему. Скорее трактор увязнет».

- «А когда увязнет, - подхватывает мысль Зайцев, - она будет толкать его вперед, выталкивать из грязи в князи». «Эх, жаль, - сокрушается директор КОАПа, - маловат урожай, всего-то 150 центнеров (с гектара). В былые-то годы, в нашем колхозе «Светлый путь», выращивали вдвое больше, а на отдельных участках и по 450 центнеров брали».

- «Что ж так? Сорта (картофеля) что ли поменяли?». - «Все вместе. Раньше и агрономы были, и агротехники, и полеводческие бригады, и удобрения. .. А нынче у нас, к примеру, с удобрениями вообще провал.

Для высоких урожаев нужно внести на гектар, как минимум, 100 тонн торфонавозных компостов, плюс 20 центнеров минеральных удобрений. Теперь такое удовольствие не по карману.

Раньше государство щедро субсидировало колхозы, а сейчас.., - махнул рукой директор. - Спасибо В.В. Ходину из города Апатиты. Это он в прошлый раз показывал свой способ вышелушивания зерна прокатыванием колосьев между лентами транспортеров, бегущими с разной скоростью («ТМ», № 9 за 2000 г).

Так вот, привез Виктор Васильевич нам дешевые удобрения, напрямую с комбината, без рвачей-посредников». «Вы бы лучше изложили свои беды губернатору.

Ведь был же один молодой... «немец», то бишь новорусский, громогласно обещал сделать область передовой по сельскому хозяйству. Огромные субсидии отвалили западные доброхоты».

- «Верно. Хотели показать передовые фермерские хозяйства в назидание россиянам. Показали. Мафию. Разорили и разворовали. Хорошо, хоть колхоз наш был миллионером.

Это позволило кое-что сохранить от прежних богатств. Да и колхозники, нынче пенсионеры-акционеры, оказались сознательными, иммунно-устойчивыми. С социалистической прививкой». К(у)КУШ - Комбайн Шперлинга

За разговорами и обсуждениями не заметили, как дождик кончился. Подувший ветерок разогнал туман. Время приближалось к полудню. Председатель и директор посмотрели на небо. Погода вроде бы налаживалась. «Пожалуй, дождя больше не будет».

- «Тогда можно выпускать прицепную, невездеходную технику. Кто у нас следующий по протоколу?». - «Кукуш...». - «Кукиш кому?». - «Да, нет! Это в просторечии - кукуш.

А на самом деле: комбайн клубнеуборочный Шперлинга». Вот он стоит перед нами - ККУШ-1. Красавец. Классической, элеваторной (с подъемным транспортером) формы.

Все его основные агрегаты взяты из прототипа - корнеклубнеуборочного комбайна по а.с. № 115606, 1958 г. подкапыватели 1 и 2, швыряльное устройство 3, экран-уловитель 4, кольцевой погрузчик 5 и, наконец,элеватор 6 (рис. 5, а).

«Так это же ККУ-2 «Дружба» элеваторной модификации, отработанный за сорок лет комбайн», - не выдержал таганрогский специалист. «Подождите, - вспыхнул В.Э. Шперлинг. - Наша модификация отличается от К(у)КУ-2 копающим органом, швырялкой, и еще тысячью мелочей».

- «Например?». - «Ну хотя бы ковшами 7 выпуклой формы из парусины. Вильчатый копач 1 в виде двух симметричных черенковых ножей и отвальный лемех 2 с винтовой желобчатой поверхностью уменьшают объем захватываемой почвы и повышают эффективность выкапывания кустов. А в конце винтового лемеха стоит на подхвате швырятель 3 (рис. 5, б).

Вы уже знакомились с ним - помните, как все хохотали над вычесывающими вилами 2, пинающими органами (см. опять рис. 1, б)?». К К(у)КУШу-1 подкатывает «Беларусь», берет на прицеп в транспортное положение - приподнимает его переднюю часть вокруг оси задних колес.

Вместе с передними колесами поднимаются над дорогой винтовой лемех и ножи. Трактор подвозит комбайн к картофельным грядам, опускает прицеп до заглубления копающих органов.

Пока комбайн-трактор в сцепке совершают обычные маневры, наблюдатели и журналисты обмениваются впечатлениями. «Меня несколько удивила марка комбайна - К(у)КУШ, вроде бы как кукушка мужского рода».

- «А что же вы хотите? Это лучше, чем какауша - в алфавитном произношении ККУШ. К тому же все марки картофеле- и клубнеуборочных комбайнов склонны к кукованию: ККУ-1, ККУ-2 и т.д. Традиция. Сколько еще годков накукует династия комбайнов?».

- «А я хорошо помню «кукушки» - паровозы марки К* - «Коломенский усиленный». Они водили поезда на линии Москва - Рязань с 1910 г., почти сорок лет, а последние из этой серии К'-10 и К*-30 были списаны лишь в 1962 г. Полвека прокуковали.

И еще бы могли, не будь указа о переводе железных дорог на тепловозную тягу. Наде-е-жная была техника!».

- «Ну вот, все готово. Давайте посмотрим, как работает наш кукуш». Полувинтовой лемех 2 подкапывает гряду, говоря официальным языком - «зону размещения клубней».

«Объем захватываемой почвы уменьшается примерно в два раза по сравнению с плоскими подкапывателями», - поясняет Шперлинг.

Мы видим, как вдоль винтовой поверхности лемеха ползет и заворачивается почвоклубневая масса и поступает к черенковым ножам 1, подкапывающим вторую гряду и формирующим оба почвенных массива в единый поток.

По трапецеидальному холмику последнего уже запинали прочесывающие вилы швырятеля 3. От таких пинков клубни с остатками почвы полетели к кольцевому погрузчику 5.

В тарахтение трактора вплелась знакомая и повторяющаяся на одной фразе (музыкальной) басовитая мелодия. «Широка страна моя...», «Широка страна моя...»; потом «моя родная...», «моя родная...»; быстрее и низким басом: «много...», «много...»; форте: «страна моя...», «страна моя...», «много в ней...», «много в ней...». «Много в ней лесов, полей и рек...», - зачарованно концентрирует знакомый мотив корреспондент газеты «Факт».

«Похоже, Поль Робсон (знаменитый американский певец, большой друг Советского Союза)», - вслушивается корреспондент «Гардиан» Джон Уэллс. «Да это же комбайн поет - много в нем картофеля», - осеняет вдруг батюшку, бывшего зав. отделом промышленности.

И верно,подумавшие было о неисправном транзисторе у кого-то из присутствующих, наконец-то, сообразили, что звуки издает К(у)КУШ. Мелодия неслась из огромного колеса погрузчика 5, уже выдающего картофель на элеватор 6.

«Вот это репродуктор, так репродуктор! Два метра с гаком будет!», - восхитился В.Н. Егоров из Кургана, главный инженер МТС (машинно-тракторной станции в прошлом).

Ему очень понравилось, что все картофелеуборочные агрегаты - прицепные, не то что зерноуборочные комбайны. Вы помните его позицию механика («ТМ», № 9 за 2000 г.): «дорогостоящая техника не должна простаивать».

Поэтому он и настаивает, как и в давние годы, оснащать трактор сменными орудиями, вплоть до прицепных жаток и молотилок... Между тем, музыкальные фразы из середины, начала и конца привольной песни, скачущие в неопределенном порядке, потребовали объяснений у автора агрегата.

«Это струны, - поясняет Шперлинг. - Да, да! Натянутые вертикальные эластичные струны экрана-уловителя 4». Теперь, действительно, все видят забор из струн на тыльной стороне барабана.

Стало понятно и почему они играют: то клубень, то ком грязи, кинутый швырялкой, вызывает их звучание. «Как молоточки клавишей рояля бьют по струнам. Интересно, из чего они сделаны?».

- «Из рояльной (королевской в переводе с французского) проволоки», - изумляет своими познаниями батюшка. «Нет, - возражает Шперлинг, - стальные струны порежут картофель.

Наши же - эластичные, из поливинилов». - «А-а! Догадываюсь, почему они гудят робсоновским басом. Потому что толстокожие! Но отчего издают разные тона?

Громкость ясно: чем увесистей ком, тем сильнее звук, а вот как октава получается?».

- «Струны имеют разную длину. Видите, как плавно, по дуге, они укорачиваются от середины экрана к краям? Короткие издают «до» или «ре», а средние - «фасоль» и «селями». - «Сами вы - селями». - «Извините, ми, ля, си». - «Тихо, тихо, друзья!

Не отвлекайтесь из-за этих чертовых, я хочу сказать эоловых, струн от комбайна в целом, - вмешивается председатель.

- А все-таки не понятно, как же складывается мелодия из столь разношерстной команды струн и клавиш? Да, ладно, Бог с ними. Давайте досмотрим работу комбайна».

- «С нами Бог», - осенил себя крестным знаменем бывший зав. отделом промышленности. После этого трактор сразу покатил шустрее, и комбайн стал быстро удаляться.

Громкость ударов о струны усилилась: швырятель заработал энергичнее, и возросла динамическая сила его пинков-бросков. В щели пруткового обода погрузчика 5 просеиваются частицы почвы, а клубни и комки почвы, пойманные ковшами 7, подымаются кверху и скатываются на щитки транспортера 6.

Волокнистые фракции в виде ботвы, сорняков, корней из-за своей парусности не долетают до погрузочных ковшей и падают на убранное поле. Ковши после прохождения вертикального положения выворачиваются наизнанку - из парусины сделаны - и вытряхивают остатки почвы и растений.

«Что скажете, Анастасия Николаевна?», - обращается председатель B.C. Стародубов к А.Н. Кокориной, звеньевой полеводческой бригады, Герою Социалистического Труда. Звезду Героя она получила за рекордный урожай картофеля (300 ц/га), выращенный на вятском Нечерноземье.

(Кстати, в оные времена именно вятичи дольше всех на Руси сопротивлялись внедрению картошки - репу предпочитали.)

«Вроде бы неплохо работает комбайн, Виктор Сергеевич, - осторожно высказывает свое мнение Кокорина. - По-видимому, и битого картофеля меньше будет.

Вы сами знаете, главным недостатком картофелеуборочных kомбайнов является механическое повреждение клубней, порой до трети на нежных сортах типа Лорх».

Заметим, при влажной почве и холодной погоде потери и повреждения клубней резко возрастают - в 3 раза при температуре 5°С. Специалисты отмечают огромные затраты серийных комбайнов на пустое перелопачивание почвы.

«Прицепной комбайн ККУ-2А «Дружба», - говорит ростсельмашевец, - это, в сущности, небольшой экскаватор. В секунду он подрезает и вбирает в себя 200 кг земли и клубней! Хорошо, если картофель составляет от этой массы 5%».

- «А поэтому, - подытоживает председатель, - копающий орган Шперлинга заслуживает внимания. Автор уверяет, что его винтовой лемех и вилочный копатель в 2 раза меньше снимают почвы, чем обычные ножи».

Комиссия торопится. Уже час пополудни, а впереди еще два комбайна и десерт. «Сидоров! Где ты?! Запрягай скорее свою Сидорову ко-о-з..., коня, черт побери». - «Чего раскричались? Я здесь. И запрягать не надо.

Мой комбат (комбайн имеет в виду Н.А. Сидоров) давно запряжен на раме коня ДТ-175С». Поясним: ДТ-175С - оригинальный отечественный гусеничный трактор Волгоградского тракторного завода с дизелем мощностью 175 л.с. (129 кВт).

Николай Андреевич идет к виднеющемуся вдали фантастическому сооружению, становится на его раму, навешенную на красавец трактор, делает шаг с нее на кожух гусеницы и садится в кабину.

Заработал дизель; бесшумно - показалось наблюдателям, надо думать, за дальностью. Чудище повело крокодиловым носом, развернулось, выпустило из ноздрей две струи воды, как бегемот Верхнего Нила, и пошло на членов комиссии.

Приблизившись к ним, благоразумно отступившим, развернулось на одной гусенице и, гордо став профилем (рис. 6, а), умолкло (заглушило дизель).

«А-ква ми-нёр», - читают по слогам журналисты латынь на баке с водой 1. "Осторожно! Мины", - переводит всезнающий батюшка на русский. «Аква минерале - минеральная вода. С моющими добавками», - поясняет автор машины (патент РФ № 2067372, 1996 г.) Сидоров.

«Расскажите подробней о вашем комбайне», - предлагает председатель. «Охотно. Спереди на раме закреплены ботвоудаляющие ножи-отвалы 2, за ними - две почвообрабатывающих скобы 3, задняя выше передней .

Далее вы видите наклонный кожух, который закрывает сепарирующий подъемник необычной конструкции - из установленных на равном расстоянии барабанов 4 с эластичными пальцами.

Просто, но оригинально днище лотка подъемника - продольная решетка с расширяющимися просветами между прутьями по высоте подъема».

- «Для сепарации (разделения по фракциям) почвы, волокнистых материалов и крупных комков по мере движения вверх клубнепочвенной массы», - догадываются эксперты.

И затем сами, без подсказки, осматривают мойку 5 с гранеными, сужающимися книзу, стаканами и элеватор 6. «Ну, хорошо. Подождем, товарищи, мытые плоды сидоровой ко-о-з.... Коня, коня, конечно, - отшучивается председатель.

- Трогайте». Сидоров разворачивает свой трактор в поле. Мы видим, как четыре копающих, опирающихся на столько же колес, устройства сразу забирают четыре гряды.

Всех интересует процесс подрезания. Ножи-отвалы 2 идут непосредственно по поверхности рядков. Не затрагивая верхних клубней, они срезают слой почвы с ботвой картофеля, сорняками, камнями и перемещают его в межрядье.

Первая за ножами почвообрабатывающая скоба 3 разрыхляет почву и выносит клубни в приповерхностный слой, вторая, установленная выше, подхватывает их и выдает на-гора. Интересно! Как же подберут картофель с гряды четыре хобота?

Они закрыты кожухами, и зрители подходят вплотную, идут рядом, даже наклоняются долу, чтобы лучше рассмотреть. «Хоть ползи на коленях, как на покаянии», - сетует батюшка. Но, кроме мельтешения каких-то пальцев, как у мокрицы, ничего не видно.

Пальчики углубляются немного и, можно догадаться, подхватывают клубни с гряды. Зато хорошо слышно шипение пласта, гудение дизеля, громкое журчание и булькание.

«Ой! Кто-то кидается бульбой! Мытой! В меня попали!», - доносится голос с другой стороны. Оказывается, чтобы получше рассмотреть работу подборщика, корреспонденты и фотографы зашли с элеваторной стороны трактора, - с нашей не протиснуться к почвообрабатывающим органам. И когда пошел мытый картофель, элеватор посыпал его на журналистов.

Крики очкарика из «Факта» служат сигналом для остановки комбайна. Из кабины вылезает встревоженный Сидоров: «Что случилось?».

Ему протягивают чистые клубни, просят показать на месте работу устройств. Николай Андреевич открывает кожух сепарирующего подъемника, - все видят череду пальцевых барабанов; забирается в кабину и запускает комбайн.

Барабаны 4 завращались, их эластичные пальцы описывают круговые траектории, просят: «подбросьте клубня». Совковой лопатой высыпают картофель на сепаратор.

Куча заплясала на решетке, ворошимая пальцами первого барабанчика. Те вытаскивают ближние клубни из кучи и, прогнав под собой по решетке, набрасывают на пальцы второго.

Вскоре по всему желобу подъемника растянулась веселая, подпрыгивающая цепочка клубней, и вся компания, избавившись от мелких комочков почвы, поныряла в мойку 5 причащаться.

Чтобы рассмотреть очищение поближе, обратимся к схеме на рис. 6, б. Мы видим вращающиеся в купели четыре барабана-активатора 7, которые своими длинными эластичными пальцами не только перемешивают, перемывают клубни, но и гонят их к центру, к элеватору 6 с эластичными ковшами.

Последние подхватывают клубни, оказавшиеся на колосниковой решетке внизу элеватора. Мытье на этом не заканчивается. Поднимаемые ковшами клубни проходят под душем осветленной воды, поступающей в кожух элеватора от гидроциклона 8.

На самом верху дважды вымытые клубни скатываются на выгрузной лоток и чистенькие, как пасхальные яички, ссыпаются в тару. Система водообеспечения - замкнутая.

Круговорот воды осуществляется насосом 9, который подает загрязненную воду в циклон очистки 8. Грязевый осадок - шлам отводится в призматические накопители под мойкой, откуда, открывая своим весом клапаны с противовесами, периодически сбрасывается на поле.

Постоянный уровень воды в мойке поддерживается подпиткой из бака 1 при открывании клапана, такого же, как в водобачковом устройстве туалета.

Всем нравится чистый картофель. «Набери-ка корзины две-три на десерт», - говорит директор КОАПа бригадиру, намекая на прощальный ужин, к которому уже готовится зала в амбаре.

«Ну, Сидоров, хвались еще раз! - пользуется моментом бригадир. - Пройдись комбайном пару-другую корзин».

- «Так это нам на полминуты работы, - нарочито артачится Сидоров. - Залезать (в кабину) да запускать (комплекс: трактор-комбайн) дольше». -

«Давай, давай, Сидоров. Излишки соберем. Не пропадут. Спецкоры подберут. На образцы. Женам своим. Готовь, ребята (корреспондентам), шапки!».

Авоськи, сумки и вещмешки полыхнули разноцветьем. Пока публика схлынула к Сидорову, комиссия делает предварительные выводы. «Видите, как спокойно берет картофель с гряды. Не швыряется, как Шперлинг!».

- «Да-а, неплохо. Удивительно, как же он умудряется тянуть сразу четыре ряда? Ведь тот же Шперлинг, хвалившийся экономным срезанием пласта, берет всего два».

- «Шперлинг одну гряду сдвигает к другой и обе швыряет в экран, а Сидоров просто подрезает скобами и подает кверху клубненосный слой». - «Рационально, ничего не скажешь. Как.при пахоте. Тот же трактор может тянуть десять и более плугов».

- «А почему же его комбайн прозвали не только Сидоровым, но и петровым, Ивановым и другими?».

- «Давайте, спросим самого Николая Андреевича». Он давно уже стоит в отдалении, из скромности не решаясь подойти поближе. Увидев, что его зовут, подходит.

«Скажите, почему в соавторстве комбайна упоминают десяток лиц, хотя нам известно, что патент получен вами единолично?».

«В современном мире, - философски начинает Сидоров, - все взаимосвязано и все давно известно. Вопрос сводится только к способу реализации того давным-давно известного, прототипа другими словами.

Прототипом же моего изобретения является картофелеуборочный комбайн ШОБЛОТ, сущность которого, наряду и других, опубликована в книге Г.Д. Петрова «Картофелеуборочные машины», 1984 г. издания».

- «Шобачья лотерея», - неудачно расшифровывает ШОБЛОТ бывший зав. отделом промышленности. «Нет, это по первым буквам фамилий авторов назван комбайн, - поправляет батюшку Сидоров. - Все его агрегаты присутствуют в нашей машине, но в модернизированном виде».

- «Хорошо. Композитор Петров (под композитором специалисты понимают ученого, сопоставившего все известные на сегодня конструкции) дал вам ближайший по конструктивным признакам комбайн. Но при чем здесь Иванов?».

- «Здесь вам не тут, - по премьерски шутит Сидоров. - Под Ивановым, именем нарицательным, я маскирую всех претендентов на любые органы моей машины.

Возьмите ту же почвообрабатывающую скобу 3. Орган-то - всего-навсего изогнутая по дуге пластина (см. фрагмент на рис. 6, а), а не поверите - восемь авторов (а.с. № 517280, 1976 г.) на нее записались. Восемь!

И все из Украинского НИИ виноградорства и виноделия им. В.Е. Таирова. Назову их, уточнивших форму уже имевшейся до них скобы: «физиолог» А.В. Павлов, «судостроитель» В.И. Корабельский, «поэт» Александр Сергеевич Пу.., Павловский, «мыслитель» Л.Б. Думай...».- «Неужели, Думай?», - удивляются члены комиссии.

«Да, да. Думай, Леонид Борисович, как Красин. Далее: Н.Л. Смелянский, Ю.С. Яновский, - заторопился закончить список Сидоров, - А.Н. Мигаль и, наконец, С.В. Пеокис, надо «думай», грек по национальности».

Потрясенные урожаем соавторов, все молчат. Не спрашивают. Даже дотошные журналисты. Им уж не надо пояснять, что значит «и другие хозяева Сидорова коня».

Поэтому Н.А. Сидоров сам завершает картину творческого (и халявного) труда: «Чтобы закончить далеко не полный, по моим представлениям, список изобретателей комбайна, не могу не упомянуть П.А. Юденкова сотоварищи, авторов индустриального поточного метода уборки картофеля.

Их установка КОУ-1 - отдельный прототип моих моющих агрегатов - работает сейчас в риге, на бывшем току КОАПа «Шведский путь». «Ну и идите в ригу», - посылает всех председатель комиссии Стародубов.

Станкостроители на уборочном фронте Два часа дня. Надо сказать, что народу уже собралось много. Может быть, от того, что распогодилось, временами даже выглядывает ласковое бабье солнышко, а с другой стороны, соревнования уборочной супертехники близятся к концу, и в воздухе витает неуловимый запах многообещающего десерта.

Люди заглядывают в амбар, как бы случайно приняв его за ригу, и видят там столы буквой Ш: три длинных, а в их голове - короткий; для президиума, догадывается каждый.

«Человек на сто будет», - прикидывают видавшие виды журналисты. Столы уже накрыты белыми скатертями и заставлены снедью. По осевой каждого стола, как разметочная линия, как пальцевые барабаны в сепараторе Сидорова, сгруппированы бутылки с прозрачными жидкостями белого, красного, зеленого, желтого и других цветов осени.

«Зеленая - это, наверное, можжевеловая». - «Нет, скорее мятная. А может быть, и «Тархун». - «Не отвлекайтесь, товарищи, - ласково советует Стародубов.

- Демонстрация моечно-сортировочного узла будет в риге, а не в амбаре. Скорее туда. Это последний этап соревнований». Любопытные уступают место новым заблудшим (по ошибке) к амбару лицам, и постепенно собираются под крышей на столбах - в риге.

Стен нет, и огромный комплекс хорошо вентилируется естественным путем. «Скажите, пожалуйста, Петр Афанасьевич, - уважительно обращается председатель к Юденкову, первому из трех изобретателей (а.с. № 124226, 1959 г.), - что подвинуло вас, начальника крупного КБ тяжелого станкостроения, заняться картофелеуборочной техникой?».

- «Постановление партии и правительства об оказании действенной помощи сельскому хозяйству. Заводы сельхозмашиностроения тогда уже не справлялись с многочисленными заказами колхозов и совхозов. Не забывайте, что в те годы начали освоение целинных земель.

Мы приступили к проектированию этой линии в 1956 г., а заявка на изобретение была подана лишь после ее опробования». - «Да, да. Я помню. Многие заводы станкостроительной и оборонной отраслей подключились к изготовлению сельскохозяйственных агрегатов и запасных частей.

Подольский механический делал косилки-плющилки, станкозавод «Красный пролетарий» - жатки, станкозавод им. Серго Орджоникидзе - шнеки к зерновым комбайнам».

Тем временем, мало-помалу, все собрались и осматривают грандиозное сооружение: эстакаду 1, приемный бункер 2, прутковый обрезиненный элеватор 3, сушильную камеру 4, транспортеры-сортировщики 5, отстойники 6 (рис. 7,а). Там уже стоит трактор «Беларусь».

На эстакаду въезжает груженый самосвал и опрокидывает кузов в бункер. Из него картофель растаскивается элеватором, проходящим внутри душевой, образованной рядом водоподводящих труб.

Система водоснабжения - замкнутая. Насос 7 гонит воду к трубам туннеля из отстойника 6, а насос 8 гонит суспензию из комков, остатков травы, грязевой взвеси к отстойникам (рис. 7, б).

В сушильной камере клубни просушиваются воздушным потоком от вентилятора 9 и скатываются по транспортеру 10 на транспортер-переборщик.

Там клубни вручную отделяют от камней и сортируют по размеру на три фракции, каждая из которых отводится на свой транспортер 5 и далее в тару. Механизмы мойки, сушки и сортировки приводятся в действие от трактора «Беларусь».

Механизм отстоя (насос 7, шнековые транспо|>п'|)1.| отвода шлама из отстойников) - ранее также трактором, но сегодня, в конце тысячелетия, вместо него работает электродвигатель. Особых вопросов нет. Все и так понятно.

Единственное, журналисты дружно окрестили установку КОУ-1 (комплексная обрабатывающая установка) ЮН Ашкиным - по инициалам фамилий ее авторов: Юденкова, Николаева и Анашкина. «М-да-а, - размышляет председатель. - Те же отстойники, та же замкнутая система циркуляции воды. 40 лет отделяют прототип Юденкова от комбайна Сидорова.

Воистину, изобретательство - коллективный творческий труд. Школа!». Сюрпризы десерта Участники и болельщики соревнований собираются в банкетном амбаре для подведения итогов.

Если в прошлый раз они знакомились здесь с кормотаблеточной линией, то сегодня глаз радуют столы буквой Ш с обильными угощениями. Горками высятся котлеты разнообразных форм и цветов.

Глаза разбегаются. «А вот эти из чего?», - умиленно шепчет батюшка, показывая на ярко-желтые шары. «Из свежей горчицы. С картофелем для фигуры.

Приправы все это», - хлебосольно окидывает рукой шеф-повар даль мисок с золотом, зеленью, терракотой (кабачковая икра)... «А настоящая икорка имеется?» - и умолкает бывший зав. отделом промышленности, увидев чаши с блестящими ярко-красными и ярко-черными зернами.

Становится шумно. Разбившись на группы, новаторы и коаповцы теснятся близ столов. Стараясь не замечать напитки, они оживленно обсуждают проблемы агропромышленного хозяйства.

«Беда с этими чубайсовцами, - жалуется механизатор, осваивавший в свое время, но так и не освоивший по известным причинам электропахоту. - Не успеешь выехать в поле, как - бац! - и отключили электроэнергию!».

- «Как бы и сейчас не отключили», - заволновался собеседник, и все окружающие стали внимательно прислушиваться к разговору. «Не беспокойтесь. Амбар - не поле.

В случае чего дизельный движок запустим. Чай, не впервой». Все поняли, что свет будет и успокоились. "А как у вас с колорадским жуком?", - интересуется Л.С. Лаптева с Брянщины. Там в 1953 году впервые в СССР, обнаружили жука.

Колхознику, нашедшему иностранца, дали большую денежную премию, а злые языки сочинили на мотив хорошей песни «Ой, цветет калина в поле у ручья, парня молодого полюбила я...» плохую «... полюбил картошку колорадский жук».

«Вручную собираем, - вздохнул бригадир. - Слава Богу, пока его не так много, как у вас».

- «Не плохо бы придумать автоматический собиратель жуков. По принципу ручного сбора: вези под ботвой в междурядье механическую ладонь (совок) и стряхивай ботву».

В другой группе разговор о нетрадиционных методах посадки. «Я слышал о тульских чудаках, которые сажают картофель в колготках». - «Не может быть!».

- «Да-да. Давным-давно (1973) мальчишка Костя Уткин придумал сажать картофель - не поверите - в старых чулках, связанных одной веревкой. Осенью, когда все копали картофель, он вытягивал за веревку свой урожай, как рыбак невод». - «Да ну-у?! И что же дальше?».

- «Туляки подхватили идею. Изобретатель Л.Е. Панасюк сделал четырехрядную сажалку по этому методу (1982). В каждом ее ряду против клубнепровода он установил катушку с капроновой сеткой.

При движении машины заряженная семенным картофелем сетка укладывалась в борозду и засыпалась». Рассказ прерывает председатель: «Уважаемые гости, коаповцы, товарищи и господа!

Прошу занять места для подведения итогов». Сразу стало шумнее, задвигались скамейки и табуретки. «Чем же закончилась чулочно-картофельная эпопея?», - заинтриговался корреспондент «Факта».

«Потом дорасскажу. Сейчас слишком шумно». Коаповский персонал обслуживает участников банкета: «Начинайте не с икры, а с салатов. Все они приготовлены в виде котлет. Таких не знает даже французская кухня».

Проголодавшиеся охотно накладывают квадратные, треугольные и шестиугольные салатные котлеты в огромные тарелки, рассчитанные на шведский стол, но никак не на русский.

Председатель комиссии B.C. Стародубов поднимает бокал с шампанским марки «Шведский путь» местного разлива: «Предлагаю вкусить громокипящие кубки в честь успешно проведенного смотра сельскохозяйственной техники.

Мы вправе гордиться нашими изобретениями. За передовую советско-российскую технику, самую лучшую в мире!». Негромкое «ура!» прокатывается по амбару, и наступает тишина, в которой слышно как стучат вилки по посуде.

Итоги смотра зерноуборочной техники оглашает представитель Таганрогского комбайного завода. Он настаивал на присуждении первого места «кошкомарану» Л.Н. Кошкина (а.с. № 990115, 1983 г.), но ввиду незавершенности цикла уборки машиной Кошкина - только жатва без обмолота - победителем был признан коаповский комбайн Н.С. Шведика (а.с. № 1181590, 1985 г.).

Вы, надеюсь, помните, что все узлы комбайна были именными, построенными на средства акционеров «Шведского пути»? На подходе к третьему тосту обнаруживается, что блюда с салатовыми котлетами опустели.

«Хотим еще котлет! Котлет!», - скандируют гости. Директор КОАПа в недоумении:

«Как? Даже икра не нравится?». - «Нравится! Мы мажем ее на котлеты - очень вкусно получается». Приходится раскрывать секрет: «Давай, товарищ Волков, выпускай свою «анаконду».

Федя Кольцов помогает Волкову снять со стоек маскировку в полстены - осеннюю березовую рощу на фотообоях, и зал амбарный смолкает в изумлении - «отговорила роща золотая...».

Взорам присутствующих открылась роторноцепная линия по производству кормовых таблет (а.с. № 860729, 1981 г.). Вчера еще замызганная силосная труженица сегодня сияла никелированными стаканами в гнездах цепи.

«Заряжай!», - командует директор (бывший танкист), и двое официантов опрокидывают в эмалированные уши-бункеры ведра с мясным салатом с одной стороны и овощным с грибами - с другой.

Тщательно выскребают деревянными ложками остатки сырья и шепчут В.А. Волкову, что все готово. «Нет, не все, - произносит Владимир Александрович. - А где блюда?».

- «Ай, верно», - спохватываются помощники и подставляют огромные тазы под лотки с обеих сторон выталкивающего ротора. Волков включает машину, и, погрохотав-пожевав сырье с минуту, «анаконда» наполняет доверху тазы, с одной стороны - квадратными мясосалатными котлетами, с другой - треугольными овощными.

Официанты разносят тазы по столам и наполняют вкусным кушанием опустевшие блюда. Котлеты оказались кстати к подведению итогов по силосозаготовительной технике.

Универсальность кошкинской линии (хочешь коровьи таблеты, нет? - салатные котлеты? - переналаживай пресс-формы-стаканы да заправляй нужным сырьем) склоняет экспертный совет к единогласному присуждению ей первого места.

Следует очередной тост, и после небольшой паузы (сидящие за столом уже сыты) раздается песня: «На Волге широкой, на стрелке далекой гудками кого-то зовет пароход...».

Сормовскую лирическую все хорошо знают и дружно подхватывают: «Под городом Горьким, где ясные зорьки, в далеком поселке подруга живет...». Громче всех батюшка:

«Вчера говорила - навек полюбила, а нынче не вышла в назначенный срок...», старой закалки человек. Допев, сидят задумавшись. «Да-а. Редкий пароход теперь увидишь на Волге. А раньше кипела река, работала!».

Слово просит директор КОАПа. Он напоминает, что сегодня - День танкиста, а поскольку тракторы - это мирные танки без брони, то следует выпить за танкистов-трактористов - гордость России, страны первого в мире трактора (1879 г.) Ф.А. Блинова.

Присутствующие с воодушевлением поддерживают тост за лучшие в мире гусеничные машины. Запевают марш танкистов: «Броня - крепка, и танки наши - быстры. И наши люди мужеством полны...». Песня разрастается, крепчает, мужает:

«Гремя огнем, сверкая блеском стали, пойдут машины в яростный поход, когда нас в бой пошлет товарищ Ст-т-т...». «Тс-с-с!, - встает батюшка и демонстративно прикладывает палец к губам.

- Враг (шутливый кивок в сторону Джона Уэллса) подслушивает. И не забывайте: президент отдал приказ во что бы то ни стало, несмотря на то, что ничего нет, закончить уборку!».

Бывший зав. отделом промышленности все больше и больше удивляет присутствующих: уж не перековался ли он головокружением от успехов новаторов снова в мирское лоно?

А батюшка, взмахнув, как дирижер, обеими руками, подсказывает измененный текст на актуально-нравственно-морально-политическую тему, который, признаюсь, приводить опасаюсь...

Не хочется расставаться с этими прекрасными людьми. Они уже успели вспомнить 620-летие Куликовской битвы (8 сентября 1380 г.), выпить в честь 650-летия Дмитрия Ивановича Донского (12 октября 1350 г.), перепели много прекрасных песен:

«Подмосковные вечера», «Уральскую рябинушку», «Спят курганы темные», «В городском саду», «Любимый город».., сейчас с большим чувством подхватили «Я люблю тебя жизнь».

Но, право, время торопит, и на этой грустной и оптимистической песне эксперт оставляет собрание, доверив читателю самому выбрать победителя клубнеуборочной техники.

Рубрику ведет заслуженный
изобретатель РСФСР,
доктор технических наук,
профессор Юрий ЕРМАКОВ

на предыдущую страницу к началу этой страницына следующую страницу