Техника-молодежи №11 2000 г
 
 
ГЛАВНАЯ
СОДЕРЖАНИЕ
ВПЕРЕД
НАЗАД

Мы, кошки, идем по жизни грациозной походкой. Плавно переставляя мягкие лапки, гордо проходим мимо этой будничной суеты с ее скандалами и нервными срывами. Говорят, в современном мире невозможно уберечь себя от стресса. Ну что ж, я с этим вполне согласна... Этот мир еще так молод... ну, если, конечно, сравнивать его с нашим. Мы были задолго до его появления и наблюдали его становление от самого начала до настоящего времени. Я думаю, мы же увидим и его конец. Моя память еще хранит отголоски былых дней. В ней всё еще живут картины зарождения этого мира. Вначале была пустота. Гулкая, холодная... А потом был свет - всепоглощающий, дарящий тепло, долгожданный. Он рассыпался и стелился, пробуждая жизнь. И вот, наконец, она, заспанная и несмелая, потихоньку выползла из тьмы и, взметнувшись, забурлила изменчивым потоком.

ХРАНИТЕЛИ ТЕНЕЙ

С каждым днем она порождала все новые и новые формы. Она росла и ширилась, заполняя любые пустоты, встречавшиеся на ее пути. Каждая трещинка, каждая ямка или впадина не были обделены ее вниманием...

А мы были всегда. Мы были среди этих звезд, сияющих сейчас в бархатном осеннем небе. Мы жили в другом мире, не похожем на этот. В нем не было людей, а были только тени. Они передвигались как-то странно, плавно перемещаясь с места на место.

Хотя тогда нам не казалось это странным. Наверное, мы слишком привыкли к людям. К их мерной, быстрой или медленной походке. К звуку их голосов. Там не было голосов... Там были лишь нечленораздельные звуки, завывания и стоны, разносящиеся далеко в черной пустоте. Мы привыкли к ним.

Мир теней был бестелесным, а мы бродили в нем, все так же, как и сейчас, гордо задрав головы.

Потому, что мы были Хранителями теней. Мы тщательно следили за ними, не давая вырваться из мира, где они никому не могли причинить зла.

А потом мы очутились здесь, в этом мире. Тут нам тоже нашлась работа, конечно, не та, что раньше, но все же...

Мы не жалуемся. Одни из нас живут в сытости и достатке, другие - бродят, голодные и ободранные, по подворотням в поисках пищи и ночлега. Однако так было всегда. Так устроен мир - всё в нем делится на хорошее и плохое, черное и белое, горячее и холодное. Конечно, бывает теплое и серое, но для нас оно не имеет значения.

Легкий ночной ветерок налетел, шелестя опавшими листьями. Взъерошив мягкую шерсть и ненадолго заглянув в комнату, он развернулся и отправился дальше.

В соседнем окне, в доме напротив, зажегся свет. Довольно сощурив голубые глаза, Клео взглянула вверх, в ясное темно-синее небо. Оно было сплошь усыпано звездами, между которыми медленно ползла маленькая красная точка.

«Самолет», - мысль пронеслась быстро, не задержавшись в маленькой темной головке.

Все-таки люди - странные создания. Они обжили Землю, приспосабливаясь и уничтожая все, что стояло у них на пути. А теперь им мало и этого.

Самолеты носятся над облаками, и взмывают в небо ракеты, отравляя ядовитыми испарениями воздух. Людям захотелось в небо..

Подводные лодки и батискафы бороздят глубинные воды морей и океанов. Людям хочется в морские глубины.

Они проникли в земные недра так глубоко, что иногда становиться страшно.

Но всё это их заботы - нам до них нет никакого дела. Мы были всегда... Это моя хозяйка думает, что взяла меня несмышленым котенком двух месяцев отроду.

Мы умираем - и возрождаемся в следующем поколении. Мы остаемся такими же, какими были. Время нам не указ. Оно проходит своим чередом, лишь краешком своего покрывала задевая нас. Но это никак не отражается на нашей сущности.

Мы никогда не стареем. Это люди думают, что мы такие же, как они. Мы просто истощаемся, умираем и возвращаемся снова в молодые тела. И снова мы есть, всегда готовые выполнять свою миссию. Мы были всегда...

Клео перевела взгляд вниз. С высоты четырнадцатого этажа город внизу казался каким-то нереальным. И люди... маленькими. «Как в муравейнике», - подумала Клео и подняла глаза. Хлопнула входная дверь, и в коридоре послышались голоса. Сразу узнав голос хозяйки, Клео бросилась было ей навстречу, но вдруг замерла, услышав еще и грубый, незнакомый бас.

«Ну вот, снова хозяйка привела домой какого-то типа», - с отвращением отметила Клео и решила не показываться им на глаза. «Опять начнутся сюсюканья и восклицания типа: «Какая милая кошечка!» Ну нет, уж лучше я посижу тут и полюбуюсь звездами».

Виктория, хозяйка Клео, была довольно привлекательной молодой женщиной. Она работала менеджером в одной из преуспевающих компаний и получала достаточно, чтобы ни в чем себе не отказывать.

Вика была не замужем, и в ее квартире время от времени появлялись мужчины.

Одно время ходил художник, затем его сменил бизнесмен, потом хозяйка увлеклась программистом...

Клео знала их всех и понимала, наверное, лучше Вики. Ей вспомнился недавний поклонник Виктории - предприниматель Вася. Он с видом знатока осматривал ее квартиру и давал дельные, на его взгляд, советы, как ее перестроить и во что обойдется евроремонт.

Запомнила Клео и программиста - коллегу Вики по работе. Он моментально прилип к компьютеру, обругал его за устаревшую конфигурацию и тут же предложил хозяйке заменить ее живую кошку на какого-то четвероного японского робота.

- А что? - вопрошал он. - И есть не просит и, по-моему гораздо симпатичнее будет, - убеждал он Вику, с опаской посматривая в угол, откуда мерцали негодующие кошачьи глаза.

Но этот не был похож на всех остальных. В нем не было развязности компьютерщика, самоуверенности бизнесмена и горячности художника. Он был другим. Еще заслышав его голос из коридора, Клео насторожилась. Этот голос...

Он не был ни высоким, ни низким. А каким-то средним. И что-то в нем, то ли тембр, то ли интонация, показалось Клео до боли знакомым. Как будто она слышала его раньше. Но это не был ни один из бывших Викиных дружков. Их голоса Клео знала.

Тогда кто же? Может, кто-то из соседей? Но и соседей с такими голосами у них не было.

В комнате зажгли свет. Клео притихла за занавеской, лишь краем глаза заглядывая внутрь. Было всего восемь вечера, а Вика казалась уставшей и изможденной. Она бессильно опустилась на диван, сложив руки на коленях и обернувшись в сторону приближающихся шагов.

- Входи,Ян.

На пороге появился высокий мужчина. «Ничего особенного», - отметила Клео.

Коротко остриженные темные волосы, невыразительные черты лица. И только глаза - зеленовато-серые и холодные, светились каким-то странным светом.

Казалось, они ощупывают и оценивают каждый сантиметр комнаты, ища и выслеживая какие-то только им известные цели. Клео напряглась. Таких глаз не бывает у обычных людей!

Внутри росло и утверждалось тревожное чувство, что чужак на самом деле был чужаком только для Виктории.

- Клео, - вдруг очнулась Вика. - Клео, где ты? Выходи, девочка, у нас гости.

Мужчина, которого она звала Яном, тем временем удобно устроился рядом с ней в небольшом кресле.

- Прости, Ян, что я за тобой не ухаживаю. Сегодня со мной что-то не то творится, просто с ног падаю.

- Ничего, какие пустяки! Ты отдыхай, а я сам позабочусь о себе.

- Спасибо... Клео, да где же ты?!

Кошка, наконец подчинившись, вышла из-за занавески. Незнакомец сидел к ней спиной, а потому не мог видеть того, что видела Вика.

Клео, недовольно сощурив глаза и припадая к земле, медленно ползла к ним. Шерсть на загривке стояла дыбом, а хвост, шириной напоминавший водосточную трубу, под прямым углом торча вверх.

- Да что с тобой?! - ахнула Вика.

- Клео тем временем подобралась ближе и вспрыгнула на колени хозяйке. И тут гость увидел кошку Его глаза на миг вспыхнули, блеснув давней ненавистью. Но тотчас же приобрели свое нормальное выражение. Ян делано улыбнулся.

- Так вот кто такая Клео!

- Да, это она. Но я не понимаю, что с ней. - Вика недоумевала. - Она всегда такая ласковая...

- Может, - прервал ее чужак, протягивая к кошке руку, - может, она боится незнакомцев? Но ты не волнуйся, мы с ней вмиг поладим.

Рука, не успев коснуться головы Клео, дернулась в сторону Кошка молнией взвилась в воздух и полоснула чужака по лицу когтями. Упав на пол, она пригнулась к земле, недовольно хлеща себя по бокам хвостом. Черные уши прижаты к голове, кремовое тело напряжено для прыжка, голубые глаза с ненавистью впиваются в противника. Сиамцы страшны в ярости.

Ян дернулся было в сторону Клео, но вовремя обуздал гнев. Он забыл про Вику

- Боже, Клео! - Виктория в ужасе смотрела на четыре кровавых борозды на щеке Яна. - Клеопатра, ты сошла с ума! Пошла прочь! Кошка недовольно попятилась, продолжая подергивать хвостом и, показав в оскале молочно-белые клыки, ушла.

Ян сел в кресло, держась за оцарапанную щеку Вика опустилась рядом с ним на колени, со страхом заглядывая ему в лицо.

- Я... я не понимаю... - бормотала она сквозь слезы. - С ней никогда такого не было.

А потом, спохватившись, побежала в ванную за перекисью. Вернувшись, она застала Яна. возле полок. Он с интересом разглядывал книги.

- У тебя неплохая библиотека. - Он улыбался как ни в чем ни бывало. - Так, посмотрим... Фантастика, философия, древний мир... Неведомое и необъяснимое... неплохо!

Вика замерла на пороге с ватой в руке и с интересом наблюдала за Яном. Честно говоря, она гордилась своей библиотекой, и ей польстило такое внимание со стороны гостя.

Царапины на его щеке уже успели подсохнуть и темнели уродливыми полосками на сероватой щеке. «Как странно он выглядит», - вдруг подумала Вика. «Какой-то... Не знаю...»

Ян заметил ее испытующий взгляд и поставил книгу на место. По его лицу пробежала легкая тень, сделав его еще более серым.

Вика испугалась. Почему она раньше не замечала этих его странностей? Но, быстро прогнав наваждение, она попросила Яна сесть в кресло и, наклонившись над ним, принялась обтирать ватой, смоченной в перекиси водорода, засохшую кровь.

А Клео, сидя за занавеской, наблюдала, как из тела ее хозяйки вытекает энергия. Слабо пульсируя, невидимые человеческим глазом струйки перемещались по руке и, как бы нехотя, вливались в тело незнакомца.

Царапины на его лице укорачивались, становились бледнее. Наконец на их месте остались только неясные следы, почти не выделяющиеся на поверхности кожи.

А Вика с каждой минутой слабела. Ее рука медленно опустилась, свет вокруг ее тела был уже едва уловим. Она с трудом разогнулась и, тяжело вздохнув, присела на диван. Ватка выпала из ее пальцев, и она закрыла глаза.

Чужак продолжал ее пристально разглядывать, как будто определяя, сколько энергии можно еще выкачать из ее тела. Вдруг Вика открыла глаза и тихо сказала:

- Тебе лучше уйти. Я себя неважно чувствую.

- Да, конечно. Я зайду завтра, проведаю тебя. Отдыхай. - С этими словами он поднялся и направился к двери. Вика попыталась было встать, но из коридора донесся голос Яна: - Не провожай меня. Я захлопну дверь.

Щелкнул замок, и наступила тишина. Вика, в чем была, повалилась на диван и мгновенно уснула.

Мы, кошки - Хранители мира теней. И сейчас в этой квартире побывал тот, кого здесь не должно было быть. Как давно кошачьи глаза не улавливали такой плавной, скользящей походки. Как давно чуткие уши не слышали такого бесцветного голоса. Для Вики он был обычным мужским баритоном, но для нас... В нем слышались нотки, нагоняющие тоску и страх.

Он был из тех, кто здесь появляться не должен. Он был из тех, кого мы стерегли давным-давно. Так давно, что даже трудно себе представить.

Он был тенью, обреченной на вечное блуждание нигде, вне времени и пространства. Если только... Если только мы, Хранители мира теней, не допустили непростительной ошибки...

Нас стало меньше, гораздо меньше, чем было раньше. Многие из нас теперь живут на Земле и считают ее своим домом. Хранителей мало, и теперь они уже не в силах уследить за множеством теней,вверенных им испокон веков.

И тени, найдя выход, проникают сюда, в этот мир. Здесь они собирают энергию, вытягивая ее из людей, и обретают материальную оболочку. Но они все так же боятся и ненавидят нас, своих тюремщиков.

Клео в задумчивости сидела на подоконнике и вглядывалась в ночную тьму. Город жил своей жизнью. Сияли огнями бары и казино, круглосуточные магазины и выставки...

Вдруг, почувствовав какое-то беспокойство, кошка опрометью бросилась назад в комнату,

Вика продолжала спать на диване, но свечение вокруг ее тела стало еще бледнее, слабея с каждой минутой. Жизнь покидала тело девушки.

Клео вспомнила о старых преданиях, повествующих о тех, кого стерегли Хранители. В них говорилось, что если тень получит достаточное количество энергии, то тот человек, который будет последним ее донором, сам потеряет плоть и станет тенью, вечно блуждающей нигде.

«Но ведь его здесь нет, почему же свечение так быстро слабеет? - недоумевала Клео. - Что-то здесь не так...»

Рука Вики, бессильно свисая с дивана, касалась пальцами пола. На тонком запястье красовался новый браслет - изящная золотистая цепочка с довольно большим переливающимся камнем. Камень был прозрачным, и в его сердцевине пульсировало яркое пятнышко.

Клео недовольно зашипела. Вот через что утекала жизнь из тела хозяйки!

Клео знала эти камни. Они служили в их мире средоточьем той силы, которая позволяла сдерживать натиск теней, жаждущих вырваться за предначертанные им пределы. Завладев таким камнем, тень способна управлять энергией на расстоянии, заставляя подчиняться ее пульсирующий поток своей воле. «Его надо немедленно снять!»

Клео ухватилась за браслет зубами и, преодолевая сопротивление чужой воли, потянула его вниз. Цепочка соскользнула с руки Вики, свечение вокруг нее стало ровным, и девушка во сне облегченно вздохнула.

Клео осторожно перенесла браслет к окну и, положив на пол, принялась его разглядывать.

Искорка в камне тоже перестала пульсировать и постепенно начала бледнеть. В камне заметались какие-то тени, то приближаясь к его граням, то удаляясь к центру.

Клео наклонилась и, просунув в цепочку темную мордочку, одела ее на шею. Камень на миг запылал всеми цветами радуги, но тут же померк, обретя былую прозрачность. Контакт с чужим прервался...

Теперь, без камня, тень быстро обретет свой первоначальный вид, отдавая украденную энергию обратно.

Проснувшись утром, Вика почувствовала небольшую слабость и легкое головокружение. Но все же ей было заметно лучше, чем вчера.

«Вот и хорошо, - подумала она. - Возьму отпуск на несколько дней и окончательно приду в себя».

Пощупав рукой вокруг, она обнаружила у себя под боком Клео, мирно свернувшуюся калачиком.

- Ну что, вставай, воительница, - произнесла она, улыбнувшись довольной кошачьей физиономии.

Клео открыла раскосые глаза, подняла голову и сладко зевнула, показав розовый листик языка...

- Нет, Наташа, он больше не приходил. Знаешь, он какой-то странный...

Клео ласково потерлась о ногу хозяйки. Вика положила телефонную трубку и, опустив руку, погладила кончиками пальцев мягкую кошачью спину.

Она так до сих пор и не заметила, что браслет, подаренный ее новым знакомым, перекочевал с ее запястья на изящную кошачью шейку. А может, и заметила, да решила, что так лучше?

Мы, кошки, были всегда... Всегда мы и будем...

Екатерина КОШЕЛЕВА

на предыдущую страницу к началу этой страницына следующую страницу