Техника-молодежи №11 2000 г
 
 
ГЛАВНАЯ
СОДЕРЖАНИЕ
ВПЕРЕД
НАЗАД

Интерлюдия 1. Из доклада президента компании «Intel-Microsoft» собранию акционеров 13 сентября 2017г
"Модель электронного мозга, которую компания планирует запустить в производство в следующем году, качественно отличается от предыдущих. Использование биотехнологий позволило создать искусственный интеллект, превосходящий во многом человеческий. Машине, снабженной таким компьютером, не нужен будет программист и наладчик. Электронный мозг нового поколения способен к самообучению в десятки раз быстрее, чем человек. Он обладает творческим потенциалом, конечно, в ограниченных пределах, и способен принимать решения в условиях постоянных перемен во внешней среде, гибко реагируя на изменение ее параметров. Оснастив таким электронным мозгом автомобили, заводы, поезда, мы освободим десятки миллионов людей от монотонного, скучного труда. Значительно уменьшится число аварий, обусловленных человеческим фактором...

Живое и мертвое

Чужак появился в селении Лученец, что у самых Карпатских гор, тихим осенним вечером. Среднего роста, неприметный, гладко выбритый мужчина на лошади проехал через всю деревню к постоялому двору, не вызвав к себе особого внимания.

Обычный дорожный костюм, в каких путешествуют все - от западных островов до восточных степей, короткий меч на поясе - без оружия в путь не пускался почти никто, правильные черты лица. Через деревню проходила торговая дорога за горы, и чужие люди здесь появлялись нередко.

Никто из селян, неторопливо бредущих по своим делам, не обратил на пришельца внимания. Путник подъехал к трактиру, слез с лошади, забрал вьюки, отдал поводья подбежавшему мальчишке и направился внутрь. В общей зале пустынно, путников немного, а местные, что каждый вечер приходят почесать языки за кружкой пива, еще не пришли - слишком рано.

За большим столом у западной стены сидели четверо - судя по запыленной, но богатой одежде и расшитым поясам, купцы. Лавку у двери занимал смертельно пьяный мужик в рванье, небритый и грязный.

Кроме того, за столиком для почетных гостей поглощал ранний ужин служитель местного святилища в длинном фиолетовом, расшитом золотыми молниями, одеянии. Обведя внимательным взглядом помещение, новый гость кивнул купцам, как требовал обычай дороги, дождался ответных кивков и неспешно направился к стойке.

Хозяин прекратил копаться в шкафу и с любезной улыбкой развернулся к вошедшему, но под завораживающим, змеиным взглядом трактирщику стало не по себе, улыбка быстро сошла с розовощекой физиономии. Гость двигался мягко, неслышно, и еще что-то странное, чего не должно быть у нормального человека, почудилось хозяину в его облике.

Но только когда тот подошел, сел на табурет, положил вьюки и поднял взгляд, трактирщик понял, что было не так в посетителе, - глаза, такие глаза, каких не бывает у людей, каких не должно быть у нормальных людей.

Глаза вошедшего не имели зрачков и белка, их заливала яркая, насыщенная, как в яичном желтке, желтизна. Казалось, что солнце светит сквозь глаза сидевшего перед хозяином существа - светило, которое не слепит и не греет, спокойное и холодное.

Мысли в голове трактирщика разбежались всполошенными тараканами, и он понял, кто сидит сейчас на табуретке и с усмешкой наблюдает за его испугом. Люди (или не люди?) с такими глазами появлялись в населенных землях нечасто.

Вреда они никому не причиняли, пользу приносили заметную, но все необычное вызывает страх и отвращение, поэтому Разрушителей не любил никто. «Разрушитель, спасите нас боги!» - с ужасом подумал хозяин и внимательнее пригляделся к сидящему перед ним человеку (человеку ли?).

На лбу у того была очень тонко, очень искусно сделанная татуировка, изображающая третий глаз над бровями. «Ну да, точно, он самый», - судорожно думал хозяин, пытаясь унять дрожь в руках.Когда ему удалось это сделать, он нашел в себе силы спросить:

- Чего подать?

- Пива, - ответил гость и отвел взгляд, перестав мучить хозяина беспощадной его желтизной.Пока гость пил, трактирщик упорно старался не смотреть в лицо посетителю и столь истово шептал про себя молитву от злых духов, что пропустил следующую фразу гостя.

- Что-что? Извините господин, не расслышал, - виновато забормотал он, опасливо глядя на посетителя.

- Как мне найти старосту? - повторил чужак.

- Лучше подождать здесь. Сейчас он на работах, но они уже скоро закончатся, и он придет сюда.

- Ладно, - не стал спорить гость, - я подожду там. - Он указал на небольшой стол в самом темном углу трактира.

- А вещи мои пусть отнесут в свободную комнату. Ведь у вас есть свободные комнаты?

- Холода от улыбки нового постояльца хватило бы, чтобы заморозить небольшой пруд.

- Конечно, конечно есть. Ей, Йожеф, отнеси вещи в пятую.

- Выскочивший из кухни мальчишка подхватил вьюк и умчался вверх по лестнице.

- Пусть мне принесут поесть. Что там у вас готово? Рыба? Пусть будет рыба. И еще пива.

- Табурет перед хозяином опустел, а на стойке очутилась большая серебряная монета. Разрушители - охотники на нежить - появились в этом мире вскоре после Катастрофы, когда нежити было еще очень много.

Приходили они с севера, с острова Рюген, на котором жили обособленной общиной, не допуская к себе чужаков. Как они там появились, как живут и чем занимаются, не знал никто, поэтому легенд и баек о Разрушителях было очень много.

Говорили, что бороться с нежитью они начали в те далекие времена, когда она еще верно служила людям, когда жизнь была совсем не такой, как сейчас. Рассказывали, что их послали на землю боги в помощь людям.

Короче, разное болтали. А они приходили, делали свое дело и уходили, не забывая забрать плату.

Интерлюдия 2. Из протокола заседания совета директоров компании «Ford Motors» 26 марта 2025 г.

«Переход на новый тип двигателя позволит оградить потребителей от диктата производителей бензина. Мы избавим мир от загрязнения выхлопами, улучшим, таким образом, экологическую обстановку. Топливом для нового двигателя могут служить любые органические вещества, так что будет решена проблема бытовых отходов, не нужны станут больше свалки, мусороперерабатывающие заводы. Экономические параметры проекта..."

До прихода старосты новый гость управился с большой тарелкой жареной рыбы и теперь сидел, смакуя густое темное пиво. К этому времени в трактире начали собираться завсегдатаи, зал наполнился народом, жрец закончил трапезу и ушел, мужичонка у дверей очнулся от сна и пропал в людской толчее.

Столы постепенно заполнялись. Когда за окнами стемнело и пустые места остались только в центре зала, в трактире появился староста. При виде пожилого, но все еще крепкого мужика с хитрыми темными глазами галдящая толпа посетителей ненадолго примолкла, а трактирщик лично понес к центральному столу кувшин пива и поднос со снедью.

Разрушитель знал обычаи и поэтому не стал спешить. Трактирщик что-то шептал на ухо старосте, тот слушал и кивал головой, не забывая жевать и прихлебывать пиво из кружки.

Только когда староста отодвинул от себя тарелку, откинулся на спинку стула и с удовлетворением вздохнул, желтоглазый поднялся и, оставив на столе монету, двинулся через зал.

Взгляды, наполненные любопытством и страхом, тотчас обрушились на него со всех сторон - новости в голове у трактирщика держались крайне плохо. Разрушитель не обратил на любопытных внимания, он давно привык к тем чувствам, что вызывал у людей.

Староста тоже глядел на него, прямо в лицо, прямо в желтые омуты глаз, но в его взгляде не было страха, только любопытство. Чужак подошел, поклонился и молча закатал левый рукав.

Обнажившееся предплечье было украшено глубоко выжженным рисунком - молот, крушащий странное зубчатое колесо. Татуировка на лбу, глаза и клановый знак на руке - именно по этим признакам узнавали Разрушителя по всему населенному миру, от северных фиордов до теплого южного моря.

- Садись, потолкуем, - кивнул староста и обвел помещение неожиданно потяжелевшим взглядом. Все любопытные тотчас же отвернулись, разговоры зазвучали вновь.

- Вы меня звали, и я пришел, - выговорил гость ритуальную фразу, садясь и опуская рукав. - Меня зовут Марк.

- Имя-то у тебя вроде западное, а не северное? Странно. Ну да это неважно. Меня зовут Кремень, я здесь староста уже десятый год, а о тебе никогда ничего не слышал. Два года назад на севере заглот объявился, так тогда в Крупину другой приезжал, кажется, Димитр его звали?

- Раньше я работал на юге. Так в чем у вас дело? Разрушителя ведь просто так, для охоты на медведей, не приглашают.

Да, приглашать Разрушителя просто так, для собственного развлечения, вряд ли бы решился даже кто-нибудь из правителей западных и южных государств, не говоря уж о простых селянах.

Тот, кто пытался шутить таким образом, обычно вскоре умирал, быстро, но весьма мучительно. Поэтому к услугам Разрушителя прибегали только в одном случае - когда появлялась нежить.

Способ вызова был до крайности прост, хотя для обычных людей совершенно непонятен. Почти на каждом крупном перекрестке с незапамятных времен стоят деревянные столбы, за сохранностью которых тщательно следят местные жители.

На каждом таком столбе висит деревянный ящик с прорезанной в верхней стенке узкой щелью, в которую и нужно опускать пергамент с названием селения, где требовалась помощь.

Неделю назад староста лично ездил с таким посланием к ближайшему столбу, и вот, спустя всего семь дней, перед ним сидит тот, кого они ждали.

- Месяц назад объявился метун. Откуда взялся, непонятно, места у нас тихие, ни Могильников, ни Руин в округе нет, леса да поля. А тут выскочил из леса на поле, там девки как раз работали, кинулся на них, троих убил и сожрал, посевы попортил, - староста скривился в досаде.

- На работы теперь только с алебардами да топорами и ходим, одни работают, другие сторожат. Пробовали мы его в ловушку заманить, как пять лет назад в Быстрице сделали, так он к нашей яме с кольями и близко не подошел, развернулся и умчался.

А на оружных он не бросается, посевы потопчет - и в лес. После первого нападения еще пятерых задавил, скотина!

- Все ясно - кивнул Марк.

- Сколько платите?

- Две сотни, - сморщился староста, словно ему полынь в рот попала.

-За метуна? Две сотни? Не меньше трех.

Сторговались, к обоюдному удовольствию, на двухстах семидесяти.

- Завтра утром проводите меня туда, где его видели в последний раз, а сейчас мне пора отдохнуть.

- Марк поднялся и неспешно направился к лестнице. Посетители провожали его взглядами и на этот раз, но он не оглянулся, он привык.

Интерлюдия 3. Из доклада европейского комиссара по вопросам религии Европарламенту 19 апреля 2037 г.

«Религиозное объединение «Разрушающие» было создано пятнадцать лет назад и к настоящему моменту насчитывает более десяти тысяч членов.

Десять лет назад секта выкупила во владение обезлюдевший остров Рюген и создала там свое поселение. Транспортная связь с островом нерегулярная, поэтому живут они в значительном отрыве от остального мира.

Основой их верований является положение о том, что весь мир находится в тайной власти думающих машин. Люди стали рабами машин и скоро станут им совсем не нужны. Скоро машины наберут такую силу, что выступят против людей в открытую.

Чтобы предупредить гибель человечества, Владыки мира - Боги - избрали их, Разрушающих. На острове они не пользуются никакими достижениями цивилизации и готовятся к тому часу, когда им придется вступить в схватку с машинами.

Для подготовки к войне все мужское население острова проходит жестокое пятнадцатилетнее обучение, начиная с семилетнего возраста. При этом, насколько удалось выяснить, используются методики боевых искусств, медитации, обучение магии.

По завершении обучения каждый из учеников проходит через Трансформацию. Что это такое, узнать не удалось. Но я лично видел нескольких трансформированных.

Из внешних отличий их от обычных людей удалось заметить только странности в строении глаз.В них отсутствует зрачок и белок, а радужка расширена и окрашена в желтый, зеленый или голубой цвет... »

Утро выдалось холодным и солнечным. Марк, староста и еще несколько хмурых обитателей села Лученец стояли на краю поля, на котором когда-то росла рожь. Теперь оно было перепахано, как будто кто-то катался по нему на огромной телеге, колосья поломаны,урожай потерян.

- Здесь он напал в первый раз, и здесь же его видели позавчера, - рассказывал Кремень, ежась на холодном утреннем ветру.

- Велик ли он? - голос Разрушителя был спокоен.

- Да не мал. Локтей пятнадцать в длину, пять в холке.

- Это не лошадь, - машинально поправил его Марк, - это нежить, и холки у нее нет.

- Разрушитель поднял взгляд на старосту.

- Для того чтобы справится с ним, мне понадобится один или два дня. Если он убьет меня, то вы знаете, что делать с телом, и вы знаете, что будет с вами, если вы поступите неправильно.

- Знаем, знаем, - закивал Кремень, - в ящик еще один пергамент опустить, с твоим именем, а тело и вещи хранить, пока ваши не приедут.

- Все верно. А теперь возвращайтесь в деревню, ждите меня два дня. Если я не вернусь, тогда ищите мой труп. Крестьяне ушли. Марк еще немного постоял, глядя на разоренное поле, затем начал быстро раздеваться.

Под верхней одеждой оказался сплошной темный костюм, на котором совсем не было заметно пуговиц. Он плотно облегал тело, не сковывал движений и, судя по всему, был достаточно теплым для ранней осени.

Из прежнего облачения Разрушитель оставил только мягкие, легкие сапоги. Он свернул одежду, тщательно запаковал ее, перенес в рощу около поля и спрятал там.

После этого уселся прямо на траве, странно скрестив ноги, и застыл посреди леса безмолвным черным изваянием, почти прекратив дышать. Мысли гасли одна за другой, оставляя после себя горячую пустоту.

Когда сознание очистилось совсем, он ощутил свое тело целиком, почувствовал каждый мускул, каждый орган по отдельности и все вместе. Отстроившись от ощущения себя, Марк ощутил силу Земли, могучий поток энергии пронизывал его снизу вверх, наполняя тело уверенностью и покоем.

Чуть позже пришло время принять силу Неба - легкое, струящееся прикосновение скользнуло от макушки по позвоночнику, неся чистоту и ясность. Встреча двух потоков произошла, как и полагается, между бровями.

Над переносицей немилосердно жгло, казалось, что клубок огня ворочается внутри головы, стремясь разорвать ее. Когда огненный шар лопнул в голове неожиданно холодным пламенем, которое растеклось по телу, ритуал обретения ясности закончился, наступило время действовать.

Марк медленно открыл глаза. Мир стал живым, ярким и текучим, его наполняли свет и энергия. С неба подал серебристо-голубой поток силы Неба, навстречу ему бурой дымкой поднималась сила Земли. Траву и деревья окружали колышущиеся облака зеленого цвета разных тонов.

Среди зеленого буйства леса мелькали оранжевые и красные сполохи мелких животных и птиц, маленькими бледно-желтыми облачками носились насекомые.

След, оставленный нежитью, теперь был хорошо виден: на разноцветном фоне излучений жизни четко выделялась полоса мертвенно-серого цвета, полоса, оставленная существом, которое никогда не было живым.

Марк поднялся на ноги; тело было легким и быстрым, как ветер, гибким и текучим, как вода, и отзывчивым, как зеркало. Качества восприятия и движения, которыми обладал Разрушитель в боевом состоянии, были присущи ему и в обычной жизни, но в весьма ограниченном объеме.

Теперь же он мог бежать со скоростью лошади много часов подряд, уменьшать массу тела, перемещаясь по болоту или веткам, ощущать движения противника за десятки шагов. Через миг черная молния скользнула в лес - и не колыхнулся ни единый листок.

Слуховое восприятие Марка обострилось: он слышал, как неподалеку мышкует лиса, чуял, как сонно возится в дупле филин, как путешествует по полю еж. Доступны стали его слуху чудесные песни небесных духов, Живущих в Ветре, шепот деревьев, глухой рев духов подземелий, Бродящих под Твердью.

Он бежал, скользил по следу нежити среди запахов осеннего леса - запахов прелых листьев, мокрой древесины и увядающих трав. След петлял по широким полянам и просекам, постепенно усиливаясь, мертвенно-серое сияние наливалось яркостью.

Когда след стал очень силен и Марк уже услышал далеко впереди мягкое урчание, с которым перемещается нежить, то он побежал осторожнее, хоронясь за деревьями и кустами.

След вывел его на широкую просеку, полоса серого сияния уходила дальше по ней. Марк лег и пополз по просеке, почти не колыша высокую траву.

Кусты малины, изобильно разросшиеся здесь, помогали ему пока укрываться от противника. Урчание становилось громче и громче, вскоре к нему добавился шелест травы под лапами твари. Именно в этот момент, прикрываясь особо разлапистым кустом,

Марк рискнул поднять голову. Солнце уже перевалило зенит и теперь весело играло яркими бликами на странно гладкой серебристой шкуре (или панцире?) чудовища, на прочной оболочке этого порождения холодной тьмы сгинувших веков.

Метун был достаточно велик - действительно пятнадцать локтей в длину и пять в высоту; голова с огромными, немигающими глазами не имела шеи, вырастая прямо из плеч, четыре странные круглые лапы прятались под туловищем.

Метун медленно двигался по просеке, удаляясь от Марка. Перевернувшись на спину, Марк сложил руки в сложную фигуру, напоминающую уродливую рогатую голову.

Такое положение рук носило название «Голова Дракона» и позволяло быстро накопить в руках большой заряд энергии. Уязвимые места нежити были хорошо упрятаны под толстым панцирем, что эффективно рассеивал энергию, - и импульса, которым можно было свалить медведя или лося, могло не хватить, если удар окажется даже чуть-чуть неточным.

Первый удар поэтому бывал всегда пристрелочным, он позволял Разрушителю как бы осветить для себя внутренности твари, увидеть ее слабые места, в которые нужно целиться.

Постепенно руки потеплели, налились тяжестью, вокруг них запульсировала, постепенно густея, багровая дымка. Марк легко встал на ноги, не размыкая рук и почти не скрываясь, побежал к нежити.

До противника было около шестидесяти локтей, а атаковать дальше, чем с тридцати, было бесполезно. Метун обнаружил человека мгновенно - глаза у него были и на голове, и на задней части 1уловища, - не разворачиваясь, он ринулся навстречу Марку, набирая скорость.

Расстояние стремительно сокращалось. Не останавливаясь, Разрушитель сделал руками резкое движение к себе, как бы стряхивая с них что-то; багровая капля сорвалась с кистей.

Спустя мгновение она размазалась по панцирю нежити, вспыхнула ярко и осветила то, что было у нее внутри, - спутанные сочленения уродливых суставов, ящик мозга и уродливый клубок сердца.

Мгновенный рывок в сторону - огромная туша проносится рядом, обдав волной теплого воздуха и запахом нагретого металла. Укрывшись за толстой елью, Марк заново сложил руки, готовясь к смертельному выпаду.

Рев - треск кустов, и ель содрогнулась от мощного удара: метун все же обнаружил убежище своего врага.

Второго удара дерево не выдержало и с жалобным треском рухнуло, но Разрушителя под ним уже не было, он успел перебраться глубже в лес. Метун потерял человека и, остервенело урча, кружил между деревьями, пытаясь обнаружить ускользнувшую добычу.

Но на этот раз Марк ударил первым - точно в сердце твари. Сконцентрированный луч энергии пробил панцирь, монстр остановился на полном ходу, урчание внутри прекратилось, глаза погасли.

Немного выждав,Марк двинулся к неподвижному телу. Только опыт и великолепная реакция спасли ему жизнь: рывок ожившего монстра был стремителен и беспощаден. «Не хватило силы удара», - думал Марк, взлетая в высоком прыжке.

Тварь была вновь жива - урчание оглашало лес, глаза светились, лапы рыли землю, энергии хватило лишь оглушить, но не уничтожить ее.

Несколько рывков на предельной скорости - и Марк залег за кустами малины, а потерявший его метун с раздраженным ревом заметался по просеке. Марк, как белка, взлетел вверх по стволу сосны, и в тот же миг малина была безжалостно смята пронесшейся по ней нежитью.

Руки в этот раз он держал сцепленными до тех пор, пока их не начало трясти, нестерпимый жар бежал по предплечьям, заставляя сердце обезумевшей птицей колотиться в клетке ребер, моля о снисхождении.

Спихнув ногой на землю заранее приготовленный сук, Марк приготовился атаковать. Момент - и гладкий, блестящий горб оказался прямо под ним. Он едва не закричал от боли, сбрасывая с рук пышущий жаром комок, но удар достиг цели.

Метуна просто разорвало на части. Взрывная волна мягко сдернула Марка с ветки и швырнула в сторону, в переплетение ветвей...

Пришел в себя он к вечеру, немилосердно болела голова от удара, тело было слабым и вялым - потратил очень много энергии, в правой икре торчал кусок панциря уничтоженного чудовища.

Очистив и перевязав рану, Марк встал и, преодолевая слабость, пустился в обратный путь.

Интерлюдия 4. Из ленты новостей «Euronwes» 24 июля 2040г.

«15:07 - прервалась связь по всем каналам с Кельном. Последним сообщением, прошедшим через Сеть. было:

«Машины сошли сума...». Погода стояла ясная, восходящее солнце бросало неяркий свет на вырядившиеся в желтый осенний цвет деревья.

На лесной просеке, около сломанной сосны, стояли двое: пожилой, но еще крепкий крестьянин с роскошной, окладистой бородой и молодой, гладко выбритый мужчина с солнечно-желтыми, усталыми глазами.

На земле виднелась уродливая черная проплешина, кругом были разбросаны искореженные куски металла.

- Железо, ничего живого. Да и железо странное какое-то. Не думаю, что наш кузнец знает, что это за железо такое, - говорил бородач, вертя в руках блестящий кусок панциря.

- Вы довольны? - Голос ответившего был тих и слаб, как после долгой болезни.

- Да. Деньги готовы.

- Остатки этого, - Марк обвел рукой просеку, - соберите и хорошенько закопайте.

- Хорошо, хорошо, так и поступим, - закивал головой староста.

- И за что нежить так людей ненавидит?

- Есть за что, - слова выходили из горла Марка с трудом, с шипением, как воздух из дырявых мехов.

- Люди их создали. Давно, еще до Катастрофы. А потом стали уничтожать. Вот они и отвечают. Кроме того, им нужно мясо для того, чтобы жить, а человека и прирученных им животных легче всего поймать и съесть.

- Да, страшные вещи вы говорите. А это что такое?

- На куске металла в руках бородача красовалась трехлучевая звезда, вписанная в круг.

- Это клеймо. Как сельский кузнец ставит свой знак на созданный им плуг, так и маги прошлого клеймили свои творения.

- И как же звали того, кто создал эту мразь?

- Его звали Мер-се-дес, - отчетливо, по слогам, произнес незнакомое старосте имя его желтоглазый спутник.

Налетевший ветер подхватил чуждое, непричастное яркому живому миру слово, разодрал его на тысячи кусков и швырнул в траву, туда, где уже валялись обломки жуткого, враждебного миру творения рук человеческих.

Дмитрий Козаков

на предыдущую страницу к началу этой страницына следующую страницу