Техника-молодежи №11 2000 г
 
 
ГЛАВНАЯ
СОДЕРЖАНИЕ
ВПЕРЕД
НАЗАД

Продолжаем дискуссию о проблемах и перспективах научной фантастики (см. "ТМ", № 4, 5, 7 и 10 за этот год). В споре уже приняли участие писатель-фантаст из Воронежа Борис ИВАНОВ, переводчик НФ из Санкт-Петербурга Дмитрий СТАРКОВ, историк Александр ШУБИН из Москвы, биолог Владимир РЫБАЛКО из Петрозаводска и московский писатель-фантаст Ант СКАЛАНДИС. Слово - его молодому коллеге, тоже москвичу.

Новое время - новые песни

Включаясь в диспут на поздней стадии, легко принять на себя роль комментатора авторитетов. А поскольку участники дискуссии - люди неглупые, то здесь уже рукой подать до ситуации с неким судьей из анекдота, который говорил двум спорящим: «Ты прав... И ты прав», а на замечание, что он негодный судья, отвечал: «И это тоже правда».

Но с чем я никак не могу согласиться, так это с мнением, отражающим сетования некоторых «героев вчерашних дней» на то, что их личный закат как писателей вкупе с закатом общественного строя, которому они много лет служили с фигой в кармане, автоматически означает и закат отечественной НФ. Право же, нельзя возводить проблемы своего поколения в абсолют!

Говорю об этом как представитель «пятой волны» отечественной фантастики... А может быть, в связи со сменой эпохи, лучше начать нумерацию заново?

Итак, пусть это будет первая волна новой формации, наступающего нового тысячелетия. Она уже несколько лет бушует вовсю, оставаясь, однако, скрытой от миллионов глаз, ибо пребывает не только в новом времени, но и в новом пространстве - виртуальном.

Речь, разумеется, об Интернете. Только я лично переписываюсь по электронной почте с несколькими десятками молодых фантастов, представленных своими произведениями в Сети, - при том, что отнюдь не ставил себе целью знакомиться со всеми, кто там есть. Совокупный счет, полагаю, должен идти на сотни, если не на тысячи. И это совсем особая публика.

Сетевым авторам не нужно членство в Союзе писателей, деньги спонсоров и договор с издательством. На форму, содержание и объем произведения нет никаких ограничений.

Ничто не мешает живому общению между автором и читателем. А любому критику можно дать достойный ответ, невзирая на лица. Конечно, такая свобода не всем идет на пользу, однако переоценить ее трудно.

К сожалению, на выходе из виртуального питомника в материальный мир возникают трудности - не идеологического, как раньше, а коммерческого и психологического толка.

Прежде всего, большинство авторов творит преимущественно в жанре рассказа, а сборники фантастических рассказов последнее время почти не выпускаются - и тут вся надежда на журналы (в частности, на «ТМ»).

С романами - проблемы (о которых скажу чуть ниже), и совсем непонятно, куда девать повести (для тонких журналов они велики по объему, а толстые не печатают фантастику принципиально.)

Итак, романы. Сегодня книжные развалы поражают читателя изобилием отечественной фантастики. Меж тем до прилавка доходит лишь малая часть того, что предлагают издателям авторы.
Космос первыми освоили фантасты. Интернет - похоже, тоже...

По неофициальной статистике, в среднем принимается к печати лишь один из 20-30 поступивших в издательство романов!

Казалось бы, при таком обилии материала есть из чего выбрать хорошие вещи. К сожалению, многое заставляет усомниться в объективности издательского выбора.

Во-первых, монополизировавшие книжный рынок издательства попросту не справляются со свалившимся на них потоком рукописей, поэтому серьезного и глубокого анализа всех поступающих произведений ждать не приходится.

Во-вторых, преградой на пути «вертикального прогресса» в фантастике являются консерватизм и застарелые стереотипы работников издательств - в частности, приверженность тому самому «джентльменскому набору» («звездолеты, инопланетяне и роботы»), о котором писал Б.Иванов.

Очень многие произведения отклоняются с формулировкой «не подходит ни в какую серию», как будто эти серии существуют от века, а не выдуманы редакторами! Так или иначе, во всех разговорах о «литературном процессе» надо понимать разницу между процессом писательским и процессом издательским.

Второй пока является лишь весьма темным, смутным и искаженным отражением первого. Перейдем теперь к вопросам футурологии. Безусловно, нельзя игнорировать вопиющее противоречие между радужными прогнозами фантастики прошлого и суровым настоящим с весьма туманным будущим.

Вопрос в том, как нам это противоречие интерпретировать. Высказаны были следующие точки зрения: 1) так, как предсказано, могло быть, однако не было и уже никогда не будет; 2) многое еще будет, но не тогда и не совсем так, как предполагалось.

Ясно, что спор тут на самом деле не о фантастике как таковой, а о широте толкования прогноза. Вот пример из другой оперы: пусть предсказано землетрясение на 1 апреля силой 7 баллов. Считать ли прогноз сбывшимся, если оно произошло 2 апреля и силой 8 баллов? А если 10 апреля и 5-балльное?

Или землетрясение совсем не произошло, но в процессе подготовки к нему выявились и впоследствии были исправлены упущения в организации гражданской обороны - значит ли это, что прогноз дан зря? Как видим, градаций тут может быть много, и двоичная логика в данном случае бессильна.

Тем не менее, обе указанные точки зрения можно интерпретировать по-другому. Во-первых, что значит «могло быть»? Б.Иванов понимает это как возможность осуществления чего-либо с позиции естественных наук и их достижений.

Однако его же «экономические» замечания свидетельствуют в пользу того, что «возможность» следует оценивать комплексно, учитывая не только законы физики, но и законы общества.

Если когда-нибудь будет создана наука «психоистория» (по А.Азимову), она доказательно объяснит нам научную невозможность неосуществившихся фантастических проектов на данном этапе.

Либо напротив, если будет подтверждена «поливариантность» истории и открыты параллельные миры, то, может статься, среди них найдутся такие, где прогнозы наших фантастов давно сбылись!

Во-вторых, если все будет «не тогда и не так», то возникает вопрос - а что конкретно для нас наиболее ценно в прогнозе и не будет ли потеряна в конце концов именно эта высшая ценность? Следует признать, что проблемой космических путешествий, например, все участники дискуссии хоть и увлечены, но чисто академически.

Не думаю, что кто-нибудь из нас куда-нибудь очень далеко полетит и тем самым уподобится своим любимым героям фантастики. В лучшем случае, это будут чьи-то дети и внуки, либо еще более отдаленные потомки, И тогда возникает еще один вопрос: насколько эти потомки будут похожи на нас - мыслями, чувствами, системой ценностей?

То же ли самое они будут считать успехом или, напротив, неудачей, что и мы? Да и можно ли на практике отделить одно от другого? История учит, что за все приходится платить. Поэтому мир будущего не будет ни утопией, ни антиутопией в чистом виде, а явится причудливой смесью того и другого - вопреки законам жанра, но в соответствии с правдой жизни.

Скорее всего нас ждет некий адо-рай или рае-ад, как угодно. Именно таким земным адо-раем, вызывающим восторг и ужас сразу, показался бы и наш мир людям из прошлого, очутись они здесь.

На нас он такого впечатления не производит, ибо, чтобы выжить в нем, мы воспитали в себе равнодушие ко многим вещам. Логично предположить, что не менее равнодушны окажутся и наши потомки к тому, что сейчас нам кажется чрезвычайно привлекательным или, напротив, отталкивающим.

Более того, не исключено, что будущее может принадлежать существам, которые уже не будут людьми в обычном смысле слова, - нам на смену могут прийти биокибернетические комплексы или создания генной инженерии.

Возможно, ценой за все великие достижения будет отказ человека от собственной идентичности как вида. Впрочем, об этом уже много написано, и не хотелось бы повторять пройденное. Скажу пару слов насчет «научности» фантастики.

По-моему, многие современные научные фантасты слишком мало интересуются достижениями современной же науки, остановившись в своем развитии на уровне, в лучшем случае, 60- 70 годов XX века, в худшем - самого его начала (откуда, собственно, и родом «звездолеты, роботы, инопланетяне»).

Между тем едва ли не каждая статья современного научно-популярного журнала (не говоря уже о специальных - чисто научных) в сочетании с толикой не изъеденного молью воображения может подсказать тему если не для романа, то, по крайней мере, для добротного НФ-рассказа.

Популяризация науки и техники вместе с утверждением ценности труда ученого и изобретателя - может быть, и не слишком великая задача, с точки зрения высокой литературы, однако в наше время и в нашей стране она актуальна вне всяких сомнений.

Только время директив и постановлений на этот счет прошло, уступив место непростому личному выбору каждого. Однако, на мой взгляд, не стоит противопоставлять художественный и научный аспект НФ - выход из кризиса лишь в их разумном и ответственном сочетании.

Да, нынешний читатель уже не тот, что в прежние времена, к нему нужен иной подход. Но если этот подход не найдут мастера недавнего прошлого, их есть кому заменить в ближайшем будущем. Не тешу себя надеждой, что все мои сетевые коллеги согласятся с высказанными здесь соображениями - по всем либо отдельным пунктам.

Более того, уверен, что именно в Сети найдется немало желающих раскритиковать меня в пух и прах. Отношусь к этому спокойно. Наше поколение не склонно к единомыслию, в нем больше разнообразия, больше противоречий, чем в прежних.

Мы любим и умеем спорить, но в спорах, как известно, рождается истина.

Алексей Лебедев

на предыдущую страницу к началу этой страницына следующую страницу