Техника-молодежи №9 2000 г
 
 
ГЛАВНАЯ
СОДЕРЖАНИЕ
ВПЕРЕД
НАЗАД

К 65-летию со дня смерти В. П. Горячкина (1868 - 1935). Светлой памяти этого выдающегося русского ученого, основоположника сельскохозяйственной (земледельческой) механики посвящается.

Мы в колхозе «Светлый путь» Нижегородской области. Ведем репортаж с полей. «Не запозднились ли с уборкой? - спрашиваем бригадира. - Начало октября на дворе будет, когда читатель получит номер». - «Не впервой. Не зря, ведь, битвой за урожай называют. И не такие чудеса случались на втором фронте». - «Какие?». - «Был год, в декабре продолжали уборку, начатую в августе». - «?!». - «Зерно, между прочим, не хуже августовского шло. Когда мороз стоял, но не было снега, собирали до 40 центнеров с гектара. Правда, со снегом уборка пошла сложнее, не больше 20 центнеров». У меня мороз пробежал по коже. - «Что же за причина была столь затянувшейся кампании? Вы же знаете, как важен блицкриг в таком деле». Бригадир, заметим, кандидат технических наук, переехавший в село из города, где он после злополучной «перестройки» оказался не нужен по своей прямой специальности, знает, что блицкриг - молниеносная война. «Здесь вам не Германия, а Россия. Противник необычайно хитер, не знаешь с какой стороны нанесет удар. И техника стара, запчастей нет; горючка... - кандидат адаптировался к местному языку, - горючка не по карману, а когда поднатужишься с деньжатами, то ее и вовсе нет, не завезли. Учтите и непогоду. Она всегда против нас. Вот и в тот год, когда мы жали хлеб в декабре, всю осень шли дожди».

ДВА ХЛЕБА И ДЕСЕРТ

УвеличитьТрехпалубный корабль русских полей

Итак, мы находимся в «Светлом пути» не случайно. Здесь собрались представители администрации Нижегородчины, пресса, гости из Тульской, Орловской, Брянской, Вологодской и других областей. В этом колхозе проводятся демонстрационные работы сельскохозяйственной техники. «Теперь не «Светлый», а «Шведский путь», и не колхоз, а КОАП - кооперативное агропроизводство, - поправляет бригадир. - Колхозники решили строить социализм по шведскому пути, вот и поменяли название». - «Не пожалеете?». Бригадир пожал плечами. Вдруг все заволновались. На горизонте показалось чудовище - гигантский осьминог с красной головой. Своими извивающимися щупальцами оно гребло полегшую пшеницу и направляло себе в рот. «Это не осьминог, а гыдра какая-то, - прошептал от ужаса биолог. - У осьминога клюв, а у этой быр-быр, гыр-гыр, гыдры - пасть длиной в 9 м! С комнату будет!». И действительно, быстро наплывающий на нас «осьминог» показал свой режущий аппарат в два яруса зубьев. По полю шел зерноуборочный комбайн, вобравший в себя последние достижения сельскохозяйственной техники (а.с. № 1181590, 1985 г.). Он пыхтел, сопел, махал, громыхал, жевал, тащил и вихрь крутил. Взгляните на рис. 1, художник испугался рисовать его в лоб и дал вид сбоку. Комбайн несет перед собой пневмоподъемник стеблей 1, верхнюю 2 и нижнюю 3 жатки; за ними расположены два молотильных аппарата 4 и 5, и для каждого из них предусмотрены вытянутый вдоль корпуса желудок: верхний 6 и нижний 7. Далее вы видите бункер 8 емкостью шесть кубов на 6 т зерна, за 20 мин намолачивает, - машины не успевают подъезжать, - а за ним соломоукладчик 9 с рулоном соломы. Как раз в данный момент к комбайну причалил шеститонный ЗИЛ-130. Они идут рядом, как на параде, бункер плавно опрокидывается гидроцилиндрами (их не видно), ссыпая зерно в кузов машины.

Комбайн подъезжает к собравшимся зрителям и членам комиссии и останавливается для расспросов. Из кабины спускается водитель, он же автор машины Н.С. Шведик. «У вас фамилия такая же, как и название пути колхоза, только несколько уменьшительная, не Швед, а Шведик. Это не случайно?», - спрашивает его дотошный журналист. «Совпадение. Я из обрусевших шведов». - «Расскажите подробнее об особенностях вашего комбайна». - «Машина рождалась в муках. Не было средств на изготовление. Помог колхоз КОАП «Шведский путь». Его главные акционеры, бывшие колхозники, решили сброситься на комбайн, кто сколько может. Поэтому он состоит из именных агрегатов различного назначения в зависимости от взноса».

Органы от фермеров

С точки зрения станкостроителя комбайн - странная машина, такая же, как трансмиссионный цех 1920-х гг., в котором станки приводились с верхних валов ременными передачами - трансмиссиями. Множество длиннющих и непрерывно снующих от потолка до пола ремней, перечеркивает все воздушное пространство. В комбайне еще сложнее: его агрегаты разбросаны по всем углам и весям, и каждому нужен привод, а двигатель 10 (см. опять рис. 1) один на всех. Двигатель внутреннего сгорания - шестицилиндровый, однорядный, т.е. все шесть его цилиндров стоят в одну шеренгу, как стаканы на стойке бара по стойке смирно, - только наливай (дизтопливо, конечно); - самый лучший, по всем данным, из отечественных и зарубежных двигателей. Мощность - 235 лошадиных сил (173 кВт); целая кавалерия. В старое время по одной лошади хватило бы на каждый агрегат, а тут, в среднем, в 20 раз больше. Вон лишь один только вентилятор 11 щупальцев осьминога требует целый табун - двадцать голов. Настоящее расточительство. «Зачем вам столько?», - спрашиваю хозяина органа Илью Эйермана, «Ветродуя», как кличут его деревенские. Тот отвечает кратко, по-одесски: «А вы думаете, что только для подъема стеблей нужен «пылесос»?» (вакуумом втягивает полегшую от дождей пшеницу змей-осьмиглав). Пока мы думаем, слышим продолжение: «Вентилятор на выходе гонит воздух в желудки 6 и 7. Видите в их стенках дырки, отверстия, через которые воздух дует к обмолоту и создает «кипящий слой» из зерна и половы?». - «Видим, а что дальше?». - «Спросите Ивана Драченова. Он владелец желудочно-кишечного тракта между колесами комбайна, все зерно себе загребает. Драченовским трактом называют механизаторы трехэтапный орган 6, 7 и 13». - «Вот всегда так. Вкалываешь-вкалываешь, молотишь-молотишь, трясешь решета 13 - заметьте, 6 плюс 7 равно 13, где же 12?, - да еще говорят, зерно себе загребает, - не выдерживает И.С. Драченов. - А вы обратили внимание, куда идет зерно?». - «Куда?». - «А-а-а! Видите во-о-н там внизу маленький желоб 12 поперек рамы... Что? Сразу не разглядишь? То-то же. А это желоб для зернового шнека, на выходе которого элеватор 14 уносит зерно на выгрузной лоток бункера 8. Владельцем бункера, а заодно и шнека и элеватора, чтобы на ходу не таскали (зерно имеет в виду Иван Сергеевич), является Эдельман. Нет, не Эйерман, а Эдельман - «благородный человек» в переводе на русский. Его бункер то ли в шутку, то ли всерьез механизаторы прозвали «Благородным олигархом».

«Мы к зерну относимся бережно, до каждого зернышка бережем обмолот, - говорит Иосиф Федорович Эдельман. - Работаем даже в дождь, а сушим на ходу. Зерновой элеватор 14 проходит внутри кожуха, в который подается воздух от нагревателя, расположенного на коллекторе двигателя 10».

Всем нравится такой подход к делу, но не терпится ознакомиться с главным органом, режуще-жующим аппаратом. Он тоже именной: Кольцова - Грызунова. Рассмотрим его подробнее.

Мотовило-жатвенные платформы

Если пасть комбайна, как восторженно окрестили досужие мастера пера его режущий аппарат, мысленно уменьшить до размеров рта ящерицы, хамелеона, к примеру, то увидим странное сооружение: на носу хамелеона вместо рога - вертушка, а под ней - две вытянутые челюсти, и каждая, сама по себе, - жующая с подвижными и неподвижными рядами зубов. «Хороши зубки, а-а?», - с гордостью спрашивает хозяин нижних зубов А.И. Грызунов. «Как у кашалота, а привод, как у гигантской машинки для стрижки волос. Наверное, самозатачивающиеся?». - «А откуда вы знаете? Это ведь, наше ноу-хау. - «Какое ноу-хау! Давным-давно известен способ наплавки режущих инструментов сормайтом». Сормайт - износостойкий твердый сплав предложен металлургами Сормовского завода в 1930 г.: сормовская мощь (майт - по-английски), сокращенно сормайт. «Ну, хорошо. Давайте раскулачим ваши агрегаты». - «Как так раскулачим?», - испугались Кольцов с Грызуновым, наверное, подумали, что хотят отобрать их собственность. Сразу видно, новые русские: все буквально понимают.

- «Не пугайтесь. Раскулачить - значит разобрать, но не отобрать конструкцию. Мы хотим поближе познакомиться с нею». - «Тогда начинайте с Феди (Кольцова). Его аппарат идет первым», - на всякий случай поостерегся Грызунов.

Увеличить- «Хвалитесь, Федор Евтихиевич». - «У меня верхняя жатка, - начал Ф.Е. Кольцов. - Вы видите мотовило I, жатвенную платформу 2 и наклонную камеру З» (рис.2,а). И надолго замолчал - не разговорчивый народ селяне. Комиссия всматривается в конструкцию. Камера посредством шарниров соединена с платформой. По бокам платформы - ножи - полевые делители. Режущие зубья 4 имеют привод возвратно-поступательного движения от кривошипно-коленного механизма 5. На платформе установлены три ленточных транспортера для отвода скошенной массы к наклонной камере. Их хорошо видно сверху (вид А): два боковых поперечных - 6 и один центральный - 7. Боковые ленты подносят скошенные стебли к центральному транспортеру 7, а тот несет урожай в камеру 3 к бегущим с одинаковой скоростью лентам 8. Судьба колосьев предрешена - их ждет молотильный барабан 4 (см. уже рис. 1). Поскольку все вращается, то приводы механизмов цепями и зубчатыми передачами понятны из рисунка.
Прежде, чем дать оценку комбайну, комиссия выслушивает Грызунова. Он разговорчивее: «Поскольку верхняя жатка не может собрать все колосья - осьминог Эйермана не дотягивает до низлежащих стеблей, мы и приобрели нижнюю (мою) жатку. Добрать и перебрать полегшую пшеницу!» (переиначил он сталинский лозунг: «Догнать и перегнать»). Как видите, эта жатка посложнее верхней будет (рис. 2, б). На ее платформе 1 смонтирован молотильный аппарат - два конических барабана 2, дисковые ножи 3 перед ними, кашалотова челюсть4 с кривошипно-коленным приводом 5 возвратно-поступательного движения зубьев, наконец, три ряда поперечных ленточных транспортеров б». Ленты имеют уменьшающуюся длину от фронта жатвы. Тем самым обеспечивается расширяющееся пространство для молотильных барабанов. Платформа установлена с возможностью качания относительно рамы комбайна (выкрашена в зеленый цвет) и опирается на стерню башмаками. Их сверху не видно, поэтому некоторые члены комиссии нагибаются долу, чтобы рассмотреть получше. А что смотреть - башмаки как башмаки, на короткие металлические лыжи похожи.

Испачкавшись и вытирая руки, оттого и сердитые, эксперты просят показать работу нижней жатки на холостом ходу при стоящем комбайне. «Это вы уж Шведика просите, - пасует Грызунов, - он хозяин, то есть автор всего комбайна в целом». Польщенный Шведик взбирается в кабину и включает агрегаты. Завращавшееся мотовило, наоборот, отпугнуло всех любопытных подальше. «Остановите его и подымите повыше! - перекрывают молодые голоса шум (слава богу, не включил осьминога) механизмов. - Не видно жатки Грызунова!».

Шведик удовлетворяет просьбу: высоко подняв гидроцилиндром камеру 3 вместе с жатвенной платформой 2 и мотовилом 1 (см. опять рис. 2,а), он отключает привод верхних агрегатов. Теперь все видят нижние жующие зубья 4, бегущие ленточные транспортеры 6, вращающиеся конусы - молотильные барабаны 2; в глазах рябит от обилия движений (см. снова рис.2,б). Грызунов дает пояснения: «Зубья срезают колосья с той частью стеблей, которые не попали в зону действия верхней жатки. Стебли укладываются на поперечные транспортеры колосьями к задней стенке платформы». («Чтобы, как миленькие, сразу угодили колосьями в молотильные барабаны, - думают про себя члены комиссии. - Ишь, какой хитрый нашелся».) «Колосья подаются к барабанам 2, - продолжает Грызунов, не подозревая, что его мысли уже прочитали ученые люди, - при этом дисковые ножи 3 перерезают стебли, оставляя колосовую часть по длине барабана - 0,3 м. Солома уходит через окно на стерню валком. Ее затем подберет штырьковый шнек перед задними колесами и направит на ленту транспортера к соломоукладчику. Зерно же (намолоченное), прошедшее через деки (решетчатые кожухи, охватывающие снизу барабаны) сыплется в ящики под ними, а оттуда поднимается элеваторами на стрясную доску нижнего «желудка» 7» (см. в третий раз рис.1). Шведик выключил жатвенный агрегат. Теперь вместо комбайна зашумел народ, зашуршали вопросы, застучали критические замечания... Критиков у нас завсегда, хоть отбавляй. О себе скажу: сознаюсь, питаю слабость к критике, даже вредной, очень она развивает кругозор, что же говорить о полезной!

Оппоненты и ценные предложения

Надо сказать, что присутствующие на демонстрации лица большие доки в сельскохозяйственной технике. Представитель завода «Ростсельмаш» (комбайн «Дон-1500»): «Почему вы уверены, что стебли поступают колосьями к барабану? Разве не бывает наоборот? И тогда вместо колосьев барабаны молотят стебли, а колосья уходят вместе с соломой». - «Позвольте, я отвечу, - вышел вперед хозяин мотовильно-жующего органа Ф.Е. Кольцов. - Вы хорошо знаете, что мотовило 1 (см. тот же рис.2,а) пригибает стебли навстречу режущему агрегату, да и сами видели. Поэтому срезанные стебли всегда ложатся колосьями к задней стенке платформы. Их положение не изменяется на ленточных транспортерах, подающих массу к молотильным барабанам. В ваших же комбайнах, ДОНах и НИВАх, срезанные стебли подаются шнековым устройством, а тот, при своем вращении, нарушает положение колосьев». - «Соглашусь, но на нижнюю жатку Грызунова стебли набегают хаотично. Их, ведь, не достало мотовило. Не приподняло, не выровняло», - не лыком шит ростсельмашевец. «Это как сказать. Все равно воздействует. Через верхнюю массу, потянув через нее и приподняв нижние стебли. Не забудьте, что мотовилу еще помогает осьминог «Ветродуя», - увлекшись полемикой, назвал деревенской кличкой начальника эйросистемы комбайна Кольцов. Мысленно присутствующие соглашаются с его аргументами. Но у вас на нижней платформе сразу три транспортера 6, причём разной длины (см. в третий раз рис. 2,б). Где гарантия, что у них равномерное движение? Что косолежащие стебли не перекосят еще больше неравномерные скорости лент?». - «Давайте положим на них стебелек и посмотрим, как он поедет в чрево», - предложил кто-то. «Только кладите на неподвижные ленты, а то руки затянет», -предостерег Шведик. Он с удовольствием следил за дискуссией, и сейчас весело взбирается в кабину. Очкарик из районной газеты «Факт» осторожно кладет стебелек на ленты трех транспортеров. Шведик выглядывает из кабины, чтобы убедиться в безопасности зрителей. «Внимание! Запускаю!». Высокоподнятые мотовило и верхняя жатвенная платформы неподвижны и не мешают наблюдению. Задвигались взад-вперед зубья нижней жатки, и поползли ленты транспортеров, а вместе с ними и жалкий стебелек. К нему сейчас приковано внимание обступивших комбайн специалистов. Он ползет, подергиваясь, - сказывается неравномерность натяжения, а значит, и скоростей, лент - и подползает к краям транспортеров. Вот стебелек уже распрощался с коротким транспортером у задней стенки платформы и повис над конусом молотильного барабана, а тем временем средний и длинный транспортеры заносят его еще больше вправо. В конце концов, соскользнув со среднего транспортера 6, стебелек еще немного подворачивается, пока, наконец, полностью не укладывается вдоль конуса барабана (см. в четвертый раз рис.2,б). Тут хвост его отрезается дисковым ножом, а колос с черенком вышелушивается бичами молотобойца до ости, высыпая зерно на деку. «Здорово!», - дружно выдыхают зрители. «Не выключай!», - азартно кричат оппоненты и вываливают целый ворох стеблей на бегущие транспортеры. Интересное дело: ленты сами походу движения разбирают ворох на стебли, и те рядком подплывают к приемному пункту молотильного агрегата, разворачиваясь как надо вдоль конусной образующей барабана.

«Ну, не может быть все гладко! Это хорошо, пока комбайн новый, а начнись поломки, ух к-а-к намучаешься! С таким обилием механизмов от разных пионеров-акционеров, - переговариваются строгие члены комиссии. - Сложно, сложно. Надо к чему-нибудь придраться». - «Вот в вашем комбайне молотильные барабаны уже устарели, - веско замечает представитель Таганрогского комбайнового завода. - Ведь последние образцы техники имеют роторные теребилки. Вы, наверное, слышали о соревновании в прошлом году отечественного и американского комбайнов?». Напомним читателю: в честь 60-летия Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (1 августа 1999 г.), позднее ВДНХ и ВВЦ, на страницах нашего журнала прошли состязания «Тихого Дона» и «Бойкого Джона» («Джона Дира») с роторными молотилками («ТМ», № 8 за 1999 г.). Теперь мы можем раскрыть секрет. Под псевдонимом «Тихий Дон» выступал роторный комбайн «Таганрожец», а под псевдонимом «Джон Дир» - американский комбайн ИХ-1480. По условиям соревнований, потери зерна не должны были превышать одного процента. «Таганрожец» показал производительность 10,4 кг зерна в секунду, «американец» - в 1,73 раза меньше, 6 кг/с. Ротор «Таганрожца», длиной 3 м, имеет на цилиндрической поверхности спиральные планки. Они-то и вышелушивают зерно, и протаскивают массу вдоль решетчатого цилиндра, в котором размещен ротор. И так все чисто получается, что соломотряс не нужен.

«Я читал о тех соревнованиях», - говорит В. В. Ходин, приехавший на испытания из города Апатиты Мурманской области. Он привез дешевые удобрения для «Шведского пути». Ходин - давний поклонник нашего журнала. «Как только научился читать, постоянно нахожу время и возможность проштудировать всю «Технику-молодежи», от корки до корки, - признается он. - Журнал учит мечтать, фантазировать, и это очень помогает в работе: на все как бы открывается третий глаз». Виктор Васильевич далеко не юноша - 54 года, но по-прежнему романтик. Упомянутое соревнование комбайнов - спусковым крючком разрядило давно зревшую (с 1976 г.) его идею под условным названием «растирание колоса в ладонях».

Увеличить«Шелушение колоса можно осуществлять по третьему варианту(напомним первые два: молотильные и роторные барабаны). Представьте себе, - обращается Ходин к делегатам Таганрогского и Ростовского заводов, - два параллельных транспортера, как в наклонной камере верхней жатки этого комбайна (см. в четвертый раз и рис. 2,а), но бегущих с разной скоростью». Замечаю: изобретатель Шведик внимательно прислушивается. «Тогда колос, уложенный поперек их лент, будет вращаться вокруг своей оси, а зерно выжиматься(выдавливаться) из него. Без повреждений. Элитное». Шариковой ручкой Ходин набрасывает эскиз растирающего агрегата (рис. 3). «Далее - ворошилки отделяют зерно от соломы, а решета пропускают его в приемник - к шнеку подачи зерна на элеватор вашего (к Шведику) бункера».

Все всматриваются в эскиз. Видят такой же наклонный транспортер, за ним два бегущих с разной скоростью шелушащих транспортера, ленты которых оперты на пять катков, как гусеницы танка Т-34.

«Да! - соглашается кто-то из членов комиссии, - но для такой работы требуется строгий порядок. Все колосья должны лежать поперек ленты». - «Конечно. Но именно этим и хвалились акционеры верхней и нижней жаток комбайна Шведика. Их транспортеры обеспечивают строгое положение стеблей - колосьями к барабанам. Давайте возьмем их систему, сориентировав массу поперек лент».

Присутствующие задумались. О простоте, о производительности, о деньгах... на проект, и хотя бы, на опытный образец. Тяжкая тишина... Как вдруг все вздрогнули от восклицания «Святая простота!» батюшки (бывшего заведующего промышленным отделом), приглашенного на освящение победителя, - видимо, не сумел овладеть чувствами после незамеченных чарок кагора, а там, кто разберет по крепости церковный напиток. «Ну, с Богом! - справившись с собой, благословил он второй этап состязаний. - Запускай другое деяние Божие!». Батюшка имел в виду прицепной кошкомаран - жатку Кошкина; кто бы мог подумать - самого Льва Николаевича Кошкина.

Сухопутный катамаран Кошкина

Увеличить«Катамаран-Кошкомаран», - шутит зубоскал. Но комиссии не до шуток: и вправду, кто-то из породы кошачьих, похоже лев бежит через заросли пшеницы, оставляя за собой сбритую, как на голове новобранца, полосу. Утешает сопровождающая техника: знакомый трактор «Беларусь», молотилка с бункером, куда сыплется ворох урожая. Они быстро приближаются, очень даже быстро! На восьмой скорости МТЗ-100 (модель трактора «Беларусь»), 18 км/ч. «Прыжками пять метров, - не успеваем подумать, - в секунду», как бегуны уже перед комиссией, встали, как вкопанные. Сто лошадей в МТЗ-100 легко фурчат, даже не запыхавшись от быстрого бега. Все с изумлением всматриваются во «льва» (рис. 4,а). «Лев, наверное, морской?», - неуверенно произносит корреспондент нижегородского радио. И действительно, есть что-то морское в фигуре агрегата: две обтекаемые касатки 1, плавно подымающаяся с носа к корме рама 2. Каждая касатка скрывает в своем теле по шарнирной пластинчатой цепи 3 и по остро заточенному диску 4. В зоне действия дисков ветви цепей поджаты подпружиненными пластинами 5, чтобы диски лучше резали обжатые культурные растения.

Пока из кабины «Беларуси» выбирается Л.С. Зайцев, ученик Л.Н. Кошкина (академик скончался в 1992 г.), специалисты не могут сдержать любопытства и осматривают новинку (а.с. № 990115, 1983 г.)."Видишь, как корма приподнята». - «Да-а, для размещения транспортера срезанной массы». - «И как же она подается на ют?», - используют морскую терминологию сухопутные земледельцы. «Наверное, той же цепью, что пропускает через себя растения».

«Скажите, Лев Сергеевич, как вам удается идти по жнивью с такой невиданной скоростью?», - спрашивают Зайцева. Напомним, рабочая скорость уборки - 18 км/ч. «Дело в том, что резание стеблей происходит по ходу движения катамарана, а не поперек. Видите дисковые ножи 4? Они вращаются с окружной скоростью, равной скорости агрегата. С такой же скоростью бегут цепи 3, подающие растения к ножам и подымающие срезанную массу на корму транспортера. Теперь сравните с обычным комбайном, да хотя бы с этим, шведиковским, который только что демонстрировал свои возможности (см. в третий раз рис. 1). В нем срезание и транспортировка стеблей производятся поперек хода машины, а это по удельным энергозатратам примерно в три раза больше. О сложности мотовило-жатвенной платформы уж не говорю». - «Да, но комбайн Шведика подбирает пшеницу в два этажа, а потому до последнего колоска, и ширина захвата его режущих органов в четыре раза больше вашего». - «Мы демонстрировали только секцию продольной жатки. Но что мешает из этих модулей-снарядов собрать тримаран, кварто-, пенто-, поли-маран? Полоса захвата пентомарана, как и у комбайна «Дон-1500» - 8,6 м.
Что касается уборки тяжелых, полегших хлебов, то у нас имеются навесные «стеблеподъемники». Стеблеподъемник 1 (а.с. № 1037865, 1983 г.) устанавливается спереди катамарана (рис. 4,б). Он имеет две шарнирных цепи 2 со штырями 3. В них-то и вся суть подъема. Занимая вертикальное положение на верхних ветвях цепи, штыри, по мере опускания ее вниз, входят в полегшую массу, поворачиваются горизонтально и распрямляют стебли. Обратите внимание на то, что скорость движения цепей, равная скорости катамарана, относительно колосьев равна нулю. Это обеспечивает подъем стеблей без всякого подмятия и с наименьшим усилием». - «А расправлять запутавшиеся стебли может ваш подъемник?». - «Как волосы расческой!».

Добавим к рассказу о полевом катамаране, что привод цепей, как стеблеподъемника, так и подачи массы к ножам, осуществляется от коробки отбора мощности трактора «Беларусь» через карданную передачу и редуктор.

Хлеб

Все молчат. Думают. Действительно, бегущая расческа надежней ласковых щупальцев, пытающихся поднять полегшие хлеба вакуумным присосом. «Только вручную вилами - подборщик не брал - можно было отодрать скошенный валок от стерни», - вспоминает В.Н. Егоров, приехавший из Курганской области. Бывший главный инженер МТС (машинно-тракторной станции) - сторонник раздельной уборки и прицепных агрегатов. «Что такое комбайн?», - задает он вопрос присутствующим, и сам же отвеют: «Огромная машина, работающая всего три месяца в году, а остальное время стоящая на приколе». - «Но, позвольте, - возражает Н.С. Шведик, - наш комбайн может использоваться и на подборе валков сено-соломистой массы (обе жатки поднимаются в верхнее положение), и для уборки кормовых культур: кукурузы, гороха (при соответствующей переналадке агрегатов), и для скашивания трав (снят молотильный аппарат, работает только нижняя жатка). А это значит, что с середины июня по октябрь включительно наш комбайн работает на поле. Пять месяцев получается». - «То же самое, Никита Сергеевич, может делать и прицепная жатка, я уж не говорю о кошкинском полимаране. Он-то, наверняка, взял бы проросшие валки на целине в 1956-м г., когда ваш уважаемый тезка (Н.С. Хрущев) отдал распоряжение вести раздельную уборку. Быстро сжать хлеб в валки, а потом брать их подборщиками». В ту осень урожай выдался невиданный - до 30 центнеров с гектара. Но, как всегда, непогода, дожди, недостаток техники вмешались в уборку. А тут еще в конце сентября повалил снег, как в пушкинскую метель в оренбургской степи. Все покрыл белым саваном. Правда, на другой день под горячими лучами казахстанского солнца снег стаял, но дело сделал: валки начали преть, а зерно быстро прорастать. Во-о-от когда пожировали перелетные птицы, особенно дикие гуси; никак не хотели улетать, пока мороз не турнул всех на крыло!

«В те годы (конец 1940-х - 1950-е)требовали стопроцентного использования техники, - вспоминает Владимир Николаевич. - Если бы такая махина, напомним, мощность комбайна 235 л.с. (173 кВт), простаивала 8 месяцев в году, со всех нас головы бы поснимали. Не просто расточительством, саботажем сочли бы. Тогда была другая стратегия: всё на трактор. Максимально оснастить его сменными орудиями. Трактор работает круглый год: зимой проводит снегозадержание, возит строительные материалы, навоз на поля, сено на ферму, а летом - сами знаете». Можно добавить, что раздельные прицепные агрегаты: жатки, косилки, подборщики, сено- и соломоукладчики - гораздо проще, доступнее для ремонта, чем встроенные в комбайн. Прицепная техника намного легче и не так сильно уплотняет землю. Молотилки и веялки вообще не ездят - стационарные. Обмолот зерна проводился на токах... Понятно, почему бывший директор МТС горой стоит за прицепные кошкинские машины.

В памяти ветеранов-колхозников ярко встает картина народного художника СССР, академика, трижды лауреата Государственной премии Т.Н. Яблонской «Хлеб»: на колхозном току высятся горы золотой пшеницы, стрекочут веялки, гудит молотилка, подъезжают и отъезжают грузовики с красными полотнищами на бортах, ждут своей очереди туго набитые мешки с зерном. На каждом написано: «К-п 1м. Ленина, с. Летава, 1949 г.». В это украинское село, в орденоносный колхоз имени Ленина, она приехала поработать сразу же после окончания войны. Татьяна Ниловна вспоминает, что больше всего захватило ее в Летаве счастье общего труда. «Трудились колхозницы день и ночь. Всегда чистые, аккуратные, в белоснежных, выглаженных платках - «жустках», они молотили, веяли, лопатили зерно. И все это было весело, со звонкими шутками, сверкая улыбками. Я просто была влюблена в них и эту любовь стремилась передать в картине».

Картина «Хлеб» появилась на выставке в 1949 г. и сразу очень полюбилась зрителям. Лишь четыре года прошло, как отгремели последние бои с фашистами. Невозможно было забыть беды, страдания, потери, принесенные войной. И все-таки настроение у всех было приподнятое, праздничное. Люди радовались победе, радовались мирному труду. На картине Яблонской они увидели свою радость, желание трудиться для своей Родины, для своего народа. Они увидели Праздник Победы. Потому что мирный солнечный день, богатый урожай, веселые женщины, дружная работа, наполненные хлебом мешки - это воистину Праздник, Победа!

Безотходное производство

Полвека прошло с тех радостных дней. Но жизнь продолжается. «Помирать - помирай, а хлебушко сажай!» , - шутит, вытирая набежавшие от воспоминаний слезы, Л.С. Зайцев. «И убирай. Хлебушко, - добавляет хозяин мотовила Ф.Е. Кольцов. - Сейчас, в конце сентября, это, пожалуй, актуальней».

«А теперь, товарищи-господа участники, кооператоры-новаторы, посмотрим последние на сегодня соревнования соломоуборочных агрегатов, - сбивает лирическую волну председатель комиссии и одного из колхозов В.С. Стародубов. - И поторопитесь, ведь дождь начинается. Первым начинает агрегат Л.Н. Кошкина для получения... кормовых таблеток. Кто поведет машину? Вы, товарищ Зайцев?». - «Нет, - отвечает Лев Зайцев, - здесь присутствует один из (четырех) авторов этого агрегата (а.с. № 860729, 1981 г.) Волк ... извините, Волков В.А.». - «Хорошо. Начинайте, пожалуйста». - «С Богом!», - привычно благословляет бывший зав. отделом промышленности.

Владимир Александрович просит всех пройти в крытое помещение - устройство-то стационарное. И это весьма кстати- припустивший дождь и так подогнал уставших членов комиссии в амбар, где стоит роторно-конвейерная машина для прессования таблеток из зеленой массы.

УвеличитьТам пахнет силосом, травами луговыми, есть даже электричество. «Повезло, - радуется Волков, - а то пришлось бы отложить демонстрацию. «Чубайсовскую» электроэнергию нынче отключают часто. Говорят, за долги, но КОАП «Шведский путь» - процветает и долгов не имеет». Взоры гостей устремились к желтому ящику с зелеными ушами (рис. 5,а). «Это не уши, а бункеры 1 для зеленой массы». Волков снимает кожухи ограждения, чтобы комиссия могла видеть работу механизмов. «Включаю!». Гигантская анаконда, отливающая стальным цветом с зеленью - остатками зеленой массы, побежала, загремела, извиваясь вокруг завращавшихся звездочек, все быстрее и быстрее, и вот уже слилась в одну извилистую, как речка Меандр, серо-зеленую полосу. И тут же в стоящий на полу ящик с пулеметной очередью посыпались парами зеленые пыжи - кормовые таблетки 2. Наполнили с горкой и пропали. Все ждут, а таблеток нет и нет. «Что, «чубайсовцы» отрубили электричество?», - не выдерживает корреспондент газеты «С Богом». Да нет, все слышат и видят, как работает анаконда. «Уже израсходовала оба бункера, - корма имеет в виду Волков, и выключает агрегат. - Посмотрите повнимательнее на узлы машины - роторно-конвейерной линии. Конвейер ее - ни что иное, как втулочно-роликовая цепь 3, втулки которой являются матрицами (пресс-формами) таблеток».

Пока рабочие грузят силос в бункеры, зрители обступают машину со всех сторон. «Это звездочки, а вот эти - звездищи». - «Не звездищи, а рабочие роторы», - обсуждают специалисты конструкцию. «А ну, посторонись!», - отгоняют вилами с зеленой массой наиболее любопытных коаповцы.

Мы же вкратце обрисуем узлы машины - узы цепи, как нечаянно оговорился Волков. Начнем с середины машины, где навешены зеленые бункеры. Там, между ними, расположен ротор 4 дозирования кормовой массы, выше и правее - ротор 5 отделения доз, еще правее - ротор 6 прессования массы в таблетки и, следуя далее по цепи, на левой стороне машины - ротор 7, выталкивающий таблетки из матриц. А матрицами специалисты называют обыкновенные полые втулки. «Почему бы вам, Владимир Александрович, не расположить выгружающий ротор в верхнем правом углу машины, где сейчас находится промежуточная звездочка? Машина была бы компактней, и не пришлось бы цепь тянуть назад на пять метров». - «Так сложилась компоновка приводов и рабочих органов технологических роторов. К примеру, пуансоны ротора прессования работают от гидравлических цилиндров, а для размещения гидравлических агрегатов требуется большое пространство. Поэтому там и не вписался выталкивающий ротор 7».

«А ну, поберегись!», - несет ведро с раствором рабочий и разливает содержимое - витамины в «уши». Давайте еще раз посмотрим за работой машины. Включение. Как и в первый раз, анаконда разогналась до сверхскоростного поезда. Зеленая масса в бункерах 1 заметно убывает, шнеки гонят ее в мелькающие внизу на роторе 4 втулки-матрицы 3, нижние шнеки 8 выталкивают «материал» в отверстия втулок. Противоположное вращение шнеков формирует в матрицах две дозы с противоположной закруткой материала, и те стремительно улетают из ротора 4 в ротор 5 отделения доз. В нем матрицы наезжают на пластинчатые отсекатели, которые - цитируем - «передавливают массу с образованием зачеса волокон в месте отсечения».

Набивает, отрезает, причесывает, уминает, прессует пуансонами 9 на роторе 6, выталкивает палкой 10 две таблетки 2 на роторе 7 (см. опять же рис.5,а). Не успели это сказать, как материал снова кончился. «Ну и прожорлива ваша анаконда! Только подавай!». - «Что делать, - заулыбался довольный Волков, - роторные - значит, самые высокопроизводительные линии Кошкина Л.Н., академика!». - «Знаем, знаем. Читали о его роторной философии-технологии в 6-м номере «ТМ» за этот год, но есть и более производительный путь упаковки соломистой массы». - «Какой?». - «Прямой, с закруткой поперечно-винтовой. По методу другого академика - А. И. Целикова». - «Ну-ка, ну-ка. Интересно. Мы с нетерпением ждем демонстрации вашей установки», - поощряет изобретателей ВЗМИ председатель Стародубов. ВЗМИ - Всесоюзный заочный машиностроительный институт, ныне Академия приборостроения.

УвеличитьПока идет дождь, решили здесь же, в амбаре, осмотреть установку для рулонирования стебельчатого материала (а.с.№ 1491394, 1989 г.). Двое авторов вкатывают со двора прицепную тележку, на которой размещен нехитрый агрегат: два перекрестных политранспортера 1, две пары фасонных роликов 2 и катушка 3, на втулке которой наматывается рулон 4 соломенного жгута (рис.5,б). Специалисты обращают внимание на увеличивающиеся диаметры шкивов транспортеров. Пока неясно, с какой целью так сделано. Видны большие зазоры между соседними лентами транспортеров. Высказывают предположения для чего они нужны: «Чтобы не делать широкого ремня». - «Нет, различные диаметры шкивов не позволяют ставить на них общий ремень».

«Наш рулонщик, - дает пояснения Ю.В. Страхов, последний, восьмой, автор изобретения, - хорошо работает с прицепной жаткой-катамараном Кошкина. Жатка, как и наша установка, - прямого действия, другими словами, технологические операции обеих совпадают по направлению с транспортным движением».

Дождь стихает, и все выходят на машинный двор. Там стоит «Беларусь» с жаткой-катамараном, которая недавно показала свою резвость (см. опять рис. 4, а). Выкатывают тележку с установкой для рулонирования и прицепляют ее к трактору с таким расчетом, чтобы политранспортеры сопрягались с транспортером срезанной массы катамарана. Подсоединяют передачи катушки и транспортеров к валу отбора мощности трактора.

«Так на каком же поле ее проверять? - размышляет председатель «Шведского пути». - Травы у меня скошены. Остались пары, да туда далеко. Не погонишь же людей за семь верст. А-а, была, не была! Жните пшеницу и вяжите ее в снопы. Но только один проход, больше не дам».

«Не в снопы, а в жгуты, - поправляет Страхов. - Но не пожалеете. Солома с пшеницей - очень вкусный корм для скота. Пригодится в марте». - «Начинаем!», - раздается команда. «Трогай, с Богом!», -дублируя команду, напутствует бывший зав. отделом промышленности. «Не так быстро!», - остерегает председатель (комиссии). «Беларусь» загудел мотором и тронулся, набирая скорость. Вот он въехал на поле, с ним катамаран с тележкой. Снова режут полосу пшеницы дисковые ножи, на транспортере показались ее стебли. Трактор ускорил ход, пошел на четвертой скорости - 9 км/ч. Люди затрусили по стерне вслед за техникой. Они видят, как непрерывный поток пшеницы ползет по ленте, захватывается политранспортерами и закручивается в жгут. Жгут протаскивается между роликами и наматывается на вал катушки, а Страхов, стоя на тележке, правит бал кочергой - укладывает жгут вдоль образующей катушки. Прошли триста метров. Три рулона намотано. Трактор останавливается. Решают, что для демонстрации достаточно.

Подводят краткие итоги. «Жгуторулонщик проще роторной линии для таблеткормовых котлет, - говорит сошедший с трактора Зайцев, - но, заметьте, пропущенные через сенорубку (шнеки бункеров) таблетки-конфетки удобнее - дозы, что ни говори, и приятнее коровам. чем грубый волокнистый жгут. Грубые корма,словом».

Ю.В. Страхов немного растерялся. Но на помощь ему приходит пятый соавтор рулонщика, экономист В.А. Поникаров. «Весомо, грубо, зримо!», - цитирует поэта Владимир Александрович с явным намерением сразить участника соревнований, конкурента по-нынешнему. «Учтите, материал, который таблетирует ваш роторщик, уже включает десятикратные затраты по сравнению с только что срезанной стебельчатой массой. И производительность.., - делает паузу Поникаров, - и производительность вашей, пусть и роторной, линии в три раза меньше поперечно-винтового конвейера». Шум, голоса: «Откуда такие? Где доказательства? Цифры? Расчеты!». - «Какие расчеты? Вы сами только что пробежали рысцой трехсотметровку за 2 минуты! Тот же объем скошенной массы (скошенную пшеницу имеет в виду Поникаров, добавим, рулон весит 60 кг) ваш роторщик будет жевать 10 минут. И это без учета вспомогательного времени. Сами видели, что рабочие четверть часа наполняли опорожнившиеся бункеры». - «Но качество! Но упаковка (таблетки!).

- «И у нас качество, - вмешивается в разговор В.Е. Лукьянчук, третий соавтор из ВЗМИ, ныне проректор аграрного университета, бывшего ВСХИЗО (Всесоюзного сельскохозяйственного института заочного обучения), - как разбросала перестройка всех изобретателей! - Вы видели, как отжимают воду из полегшей и промокшей пшеницы полимараны? (оговорился, имел в виду политранспортеры). Зазоры между ремнями видели? - для пропуска инородных тел: комков, камней, железок до трех сантиметров? Жгут выдавливает твердые включения, они проваливаются в зазоры между ремнями. А ваши таблетки могут содержать что угодно. И попадись один из камушков на зуб буренке, что будет?». Что будет... - мы знаем, что будет. Вон в братских казахстанских степях коровы ходят со вставными мостами - свои зубы износились из-за песка и камушков. А ведь еще молодухи - два-три года. Двадцатилетние девки по-нашему, по-человечески!

Народ взволнован. Ждет результатов. Корреспондент лондонской газеты «Гардиан» Джон Уэллс: «Не могли бы вы, господин Стародубов, оценить итоги первого дня состязаний». Слово соревнование англичане не знают. Только конкуренция, обязательное разорение проигравшего! - «Вы случайно не родственник Герберта Джорджа Уэллса, писателя-фантаста?». - «Да, я его правнук». - «Очень знаменательно! Так вот, соревнования показывают невиданные результаты: в десять раз, не меньше, можно повысить производительность не только земледельческого, но и всего агротехнического труда». - «Поясните, пожалуйста». - «С удовольствием. Вот та же лодка-жатка с прицепным рулонщиком втрое быстрее ведет уборку зерновых культур, чем самый могучий на свете комбайн «Дон-1500». Если ее оснастить еще прицепной шелушилкой-молотилкой Ходина (см. опять рис. 3), то за три августовских денечка можно убрать все три тысячи га полей «Советского...», то бишь «Шведского пути».

- «Горькие мечтатели! Горьковские!», - воскликнул Джон Уэллс, имея в виду бывшее название области. «Не верите? Ну что ж, наследственное. И ваш прадед не верил. Приезжайте к нам лет, эдак, через пятнадцать. Тогда посмотрите. Великий фантаст снял шляпу перед великим вождем через четырнадцать лет после памятной встречи с ним - «кремлевским мечтателем», когда, приехав в Советский Союз, увидел Днепрогэс». -

«Добьемся урожая мы, - втройне, земля рожай!», - подкрепляет оптимизм председателя «Урожайным маршем» корреспондент газеты «Факт». «Пожалте, уважайемый товарьищ урожай!», - заканчивает на удивление всем цитату из Маяковского Д.Уэллс. Все хохочут.

- «Итак, на сегодня все, - подытоживает день председатель комиссии В.С. Стародубов. - Завтра у нас соревнования по уборке второго хлеба - копке картофеля. До свидания».

Окончание следует.

Доктор технических наук,
профессор Юрий ЕРМАКОВ

на предыдущую страницу к началу этой страницына следующую страницу