Техника-молодежи №9 2000 г
 
 
ГЛАВНАЯ
СОДЕРЖАНИЕ
ВПЕРЕД
НАЗАД

За плечами членов исследовательского объединения «Космопоиск» - 82 экспедиции в те точки нашей страны, где происходит или происходило что-то, не очень укладывающееся в современные научные представления о мире. Калужские леса («ТМ», №6 за 1999г.) и приволжские степи («ТМ», №10 за 1999 г.), краснодарские нивы («ТМ», №1 за 2000 г.) и Кольская тундра, якутская тайга и приаральские пустыни сплотили и закалили команду поисковиков, готовых потратить свой отпуск и отнюдь не лишние деньги на изучение того, до чего не доходят руки у «большой» науки (или чем та брезгует заниматься).

Легенда остается

На схеме самарской Луки цифрами обозначены: 1 - поселок Бахилова Поляна; 2 - Старая дорога; 3 - Зольное; 4 - просека ЛЭП; 5 - развалины; 6 - кордон Чурокайка; 7 - Ширяевский овраг; 8 - поселок Ширяево; 9 - маршрут экспедиции

Наше особое внимание привлечено к тем случаям, когда, для объяснения аномальных явлений, глаз исследователя, не найдя земных причин, поднимается в космос. А уж тем более - если в этих космических истоках «аномальщины» угадывается искусственность, разум... Одним из мест, где все перечисленное имеется в наличии, среди посвященных считается уникальный географический феномен юго-востока Русской равнины.

ЖИГУЛЕВСКИЕ СКАЗАНИЯ. Русская равнина совершенно не напоминает стол: в самых разных местах вспучиваются возвышенности, глубоко протачивают свои русла реки. К тому же, в Поволжье начинается уральский предгорный прогиб - гранитная плита перегибается вниз, чтобы тысячей километров восточнее вздыбиться горным хребтом. Здесь-то, на этом горбе, отводя на 100 км в сторону самую полноводную в регионе Волгу, выпирают Жигулевские горы.

Исстари с ними связано множество легенд самого разного рода. Сам вид нависающих над водой лесистых круч весьма способствует вере в древние и современные предания о разбойничьих логовах и заговоренных кладах, форпостах дочеловеческих цивилизаций и засекреченных бастионах возможной войны... Нас же привела сюда та часть рассказов, которая посвящена чудесам внеземным и рукотворным.

Говорят, что Жигули - прямо-таки база пришельцев. Или - перевалочный пункт на их пути в иные измерения, параллельные пространства, соседние с нашим пространственно-временные континуумы, а в периодически распахивающиеся «порталы» видны «потусторонние» сказочные города. Что в сердце гигантской излучины полноводной реки что-то непонятное (но объясняемое теорией Н.Козырева) творится со Временем...

Говорят еще, что и известная нам история Жигулей загадочна. В самом деле: биосферный заповедник, т.е. солидный кусок дикой, первозданной природы, буквально зажатый между полуторамиллионной Самарой - столицей аэрокосмической и нефтехимической промышленности, полумиллионным Тольятти - городом АвтоВАЗа и одной из крупнейших в мире ГЭС! Такое чудо может быть объяснено только одним. Окрестности заселены давно и плотно, не раз прокатывались по при- и заволжским равнинам лавины завоевателей. Казалось бы, горный кряж, господствующий над местностью, просто обязан был стать если не городом, то уж крепостью-то, форпостом - обязательно. В действительности же, крупных поселений в Жигулях НИКОГДА не было. Не потому ли, предположили самарские исследователи Игорь Павлович и Олег Ратник в книге «Тайны самарских подземелий» (изданной в этом году, тиражом всего 300 экземпляров), что с незапамятных времен горы облюбовали представители древней, дочеловеческой цивилизации, оградившие свое последнее убежище от новых хозяев планеты?..

Говорят, наконец, что здесь, вдали ото всех границ и у перекрестка всех дорог, в предвоенные годы была создана тайная подземная столица «сталинской империи», ставшая потом кузницей и хранилищем апокалиптического оружия...

ТЕРРИТОРИЯ ОСОБОГО РЕЖИМА. В общем, из Москвы казалось, что в Жигулях есть работа для «Космопоиска». Однако прежде чем созывать энтузиастов со всей страны, необходима разведка.

Нас было всего двое, и у нас было не так много времени. Меньше всего мы рассчитывали на парадный пролет строя НЛО или распахнутые врата в параллельные миры или заговоренные подземелья. Задача скромнее: определить, стоит ли призывать сюда изыскателей со всей страны, насколько необходимы «космические» объяснения жигулевских аномалий? Ну и - если дело того стоит - с кем договариваться, как обеспечивать работу десятков (возможно - сотен) людей?

Разговоры с самарскими знакомыми обещали сложности именно организационные. Дело в том, что сам по себе полуостров является государственным природным национальным парком «Самарская Лука», а собственно горы, занимающие его северную часть, - территория Жигулевского государственного заповедника им. И.И.Спрыгина. Вход и въезд в национальный парк ограничен, более того - его пытаются сделать платным. Заповедник же, по определению, - жестко охраняемая территория.

Мы пошли совершенно официальным путем, заручившись письмами областного управления Госкомприроды - за что огромная благодарность председателю самарского УФО-клуба В.И.Авинскому. Выяснилось, что особых проблем с посещением как национального парка, так и заповедника, нет: договориться всегда можно. Выяснилось также, что в обеих организациях про интересующие нас аномалии ничего не слышали. Другое дело, рассказывал директор национального парка В.И.Назаров, - карст! Бывает, едешь по дороге, осенью все было нормально, а весной - провал...

А в дирекции заповедника нас попытались напугать: вообще-то, нежелательно его посещение без противоэнцефалитной прививки (и, между нами, это правильно); клещи нынешним нежарким летом пошли на месяц позже (как раз в июле, когда мы туда приехали); есть здесь природные очаги лихорадки и бешенства; помимо кабанов (что тоже не здорово) встречаются волки и рыси... Словом, «вы, когда выйдете, сообщите как-нибудь, что выбрались благополучно». Впрочем, их можно понять: разрешение-то на вход дают они! И искать, случись что, тоже им, да только возможностей для этого у заповедника нет - госфинансирование, однако...

А вот чего нам в дирекции заповедника не сказали - работа на его территории больших групп нежелательна. Уже 5-7 человек создают угрозу устойчивости природного комплекса. Так что 2-3 исследователя - и не больше.

 
Липы и клены, осины и дубы, наконец - березы смыкаются над асфальтобетонной лентой
 
 
В сердце Самарской Луки притаился кордон Чурокайка.

ОТВЕЧАЕТ ГЕОГРАФИЯ. Маршрут наш... С одной стороны, места наблюдений тех или иных аномальных явлений нанесены на известные нам схемы весьма приблизительно («столпы холодного света возникают над верхним плато», «над Жигулями, на северо-востоке от Васильевских островов», «севернее села Подгоры, на юго-западе над Жигулями» - такие ориентиры привел Игорь Павлович в статье «Фата-Моргана над Жигулями» в альманахе «НЛО. Истоки истины», Самара, 1991). С другой - логично ожидать аномальностей подальше от жилья, в наиболее труднодоступных местах. Значит, планируем пройти по самим горам (благо, там есть весьма приличная дорога) и углубиться внутрь полуострова (в зону якобы «биологической защиты», о которой чуть дальше), может быть - пересечь его.

Между прочим, главная загадка Жигулей решается практически сразу. Благословение и проклятие древних (но и сегодня постоянно растущих) гор - отсутствие воды! Да, здесь, в излучине величайшей реки европейского континента, рядом с одним из крупнейших в мире рукотворных водохранилищ, нет ПИТЬЕВОЙ воды! Деревьям и травам в человеческий рост дождей достаточно, а вот человеку...

На всем кряже - лишь один родник. Да, глубоко под горами - гигантский резервуар подземных вод, древнее русло Волги. Только добраться до него сложновато. Сейчас человеческие поселения на Самарской Луке снабжаются водой из скважин, насосами, с глубины в десятки и сотни метров - нетрудно понять, что даже 100, тем более - 400- 500 лет назад это было нереализуемо... А из Волги вверх, на высоту, опять-таки, десятков и сотен метров, воды не натаскаешься.

От поселка Бахилова Поляна - дирекции заповедника - сначала идем по упомянутой хорошей дороге с твердым покрытием, проложенной, вероятно, в войну - нефть была нужнее заповедника, и последний «подвинули» при развертывании промыслов и строительстве трубопровода. Липы (от их аромата просто трудно дышать!) и клены, осины и дубы, наконец - березы смыкаются над асфальтобетонной лентой, практически образуя тоннель, вьющийся по северному склону гор, почти у гребня.

Хорошо, что плотный лес защищает от периодически начинающегося дождя, но плохо, что он же закрывает и от ветра: одно дело - слышать про обилие комаров, совсем другое - ощущать их кожей...

Может быть, сплошное прочесывание, как под Калугой («ТМ», № 6 за 1999 г.), дало бы здесь какие-то результаты, мы же встречаем только один «техногенный» след - уходящая примерно на метр в землю (в котлован) каменная кладка. Видимо, несколько десятков лет назад здесь были два каких-то строения, но сейчас - лишь остатки фундаментов. Насосная станция нефтепровода - возможно. Вход в подземелья?

«Щель, скрытая в траве, была темная и глубокая. Из нее тянуло холодом и сыростью, сверху ничего не было видно. Посветили фонарем и спустились по веревке. Дыра в потолке была не то вентиляционным отверстием, не то просто пробоиной. Коридор был длинный, с мокрыми, шершавыми стенками. Воздух тяжелый, застоявшийся. Дальше в стене вроде как металлические двери, закрытые...» (И.Павлович, О.Ратник, «Тайны самарских подземелий», глава «Бункер в Жигулях»). М-м-м... да. Непохоже.

Все хорошее (в том числе и дороги), к сожалению, кончается, и в двух километрах за поворотом на Зольное - нефтяную столицу Жигулей - мы сворачиваем на юг, по линии электропередач, которая должна вывести нас в сердце полуострова. На спутниковом снимке эта просека видна отчетливо, кажется прямой, как по линейке проложенной, в реальности же... Деревьев там, действительно, нет, зато, даже по колее дороги, которой, видимо, пользуются два-три раза в год, растет трава, кое-где - в мой рост. А еще хуже, что прямая ЛЭП проложена поперек трех (или четырех, как считать) оврагов, разрезающх центральное плато.

Кстати, мы уверенно входим в зону «биологической защиты». Наши предшественники - те же Ратник и Павлович, обошедшие район 10 лет назад («ТМ» №7 за 1990 г.), утверждали, что «центр Жигулей был плотно прикрыт своего рода биологической защитой. Все больше становилось слепней, клещей (последних мы снимали с себя чуть не поминутно), других насекомых-паразитов». Словно сама природа что-то скрывает там, заключали они. То ли нам повезло, то ли помог репеллент (не скажу какой, пусть сначала фирма оплатит рекламу!) - тварей, конечно, вокруг вилось много, но считать это биоблокадой? Вот, помнится, прошлым летом, между Гжелью и Фрязево (Московская обл.), - ЭТО была «биоблокада», а здесь...

В центре восточной половины Самарской Луки, на южной границе заповедника, у пересечения обозначенных на всех картах грунтовых дорог (на Бахилово, на Шелехметь, на Торновое - Рождествено, и, по дну крупнейшего оврага, на Ширяево), расположился кордон Чурокайка. Здесь, за чашкой чая со свежим, прямо в сотах, медом (один из дежурных - по совместительству пасечник), мы постепенно осознаем, что экспедицию можно считать законченной...

ЧЕГО НЕТ - ТОГО НЕТ. Дежурный живет в этом месте всю жизнь - 65 лет. Когда-то - до восстановления в 1966-м заповедника и создания в 1977-м национального парка - был пастухом в совхозе. Несмотря на возраст, на пенсию не собирается: в городе хуже, чем на кордоне. Охотно рассказывает: о волках (ну, летом-то их чего бояться?) и кабанах, о клещах (да, в этом году они позже пошли - но очень мало), о сумасшедшем, прибегавшем как-то из ближайшей деревни, о лыжниках, прилетающих из Самары на вертолете, о наркоманах, пытавшихся снять провода ЛЭП... Только вот про НЛО, миражи, подземелья - ни слова!

Честно говоря, силы наши уже на исходе, лезть по просекам через горы не хочется, к тому же, только на последнем из вышеперечисленных маршрутов - на Ширяево - предполагается питьевая вода (тот самый, единственый здесь, родник в урочище Каменная Чаша). И потому мы покидаем Жигули по дну Ширяевского оврага.

Поражает контраст биоценозов: весь предыдущий день это был густой лес, дикая влажность (роса до полудня!), неумолчный гул комаров и слепней. Сейчас по сторонам от твердой, сухой дороги - степь! Степное разнотравье, изрядно подсохшее, несмотря на вчерашний дождь, полное отсутствие летающих насекомых (только шмели в траве). Но здесь как раз все совершенно ясно, никакой аномалистики - немножко географии. Вдоль оврага, по существу - громадной лощины, прорезающей кряж Жигулей, постоянно тянет вполне ощутимый ветер. Будь он с Волги или к Волге - все равно землю хорошо подсушивает, отсюда и степная флора... Это при том, что по склонам - все тот же лес.
На вход в подземелье это мало похоже...

ПАРУ СЛОВ О ПЕЩЕРАХ. Дно оврага плавно понижается, склоны же сближаются, вырастают, становятся обрывистыми - пересекаем собственно хребет. В обрывах хорошо видны осыпавшиеся выемки. Входы в пещеры? Может быть хотя даже с дороги видно, что они завалены. А в одном месте - что-то вроде беседки, судя по протоптанной тропе - туристская достопримечательность: нижние пласты, вышедшие на обрыв, осыпались, а верхний держится, образуя перекрытие.

Впрочем, с пещерами здесь все в порядке. Во-первых, как уже было сказано, в меловых породах свирепствует карст. Во вторых, с давних пор тут добывается известняк, причем раньше это делалось закрытым способом, в штольнях. Сейчас добыча ведется более дешевым - открытым - способом, на гигантском карьере «Богатырь», выходящем к Волге. А штольни заброшены, и потихонечку заваливаются оседающими пластами. И это, пожалуй, единственные в Жигулях рукотворные подземелья, о существовании которых достоверно известно...

НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ. В носовом салоне «Восхода» на подводных крыльях, идущего от Ширяева к Самаре, подводим итоги. Работать в Жигулях сложно, но можно. Вопрос, однако, - зачем?

НИКТО из опрошенных местных жителей, включая тех, кому профессионально положено внимательно смотреть по сторонам - лесников, обитателей Чурокайки, речников на ширяевской пристани - никогда не видел и не слышал ничего необычного.

Про пещеры же говорят все. Впрочем, больше - про старые штольни. Это очень интересно, но... не наш объект. А местные спелеологи там и так активно работают!

Миражи? После двух-трех дней хождений по лесистым горам увидишь все что угодно... Аномальных наблюдений на Самарской Луке все-таки мало, и как-то уточнить район поисков они не позволяют.

Честно говоря, само существование Чурокайки меняет отношение к жигулевским легендам. В самом деле: понятно, .что, когда всякая чертовщина творится в ненаселенных местах, она остается неизвестной. Но если именно в ее эпицентре постоянно живут люди, НИЧЕГО не видевшие и не слышавшие... Похоже, это действительно только легенды - и ничего более. А с ними пусть разбираются этнографы!

Что же до «Объекта особого строительства», существовавшего у подножия Жигулей на волжском берегу до 1949 г., о других, до сих пор скрытых сооружениях советской эпохи, то их сначала - и очень тщательно - нужно искать в архивах...

Сергей АЛЕКСАНДРОВ,
наш спецкор,
Элеонора АЛЕКСАНДРОВА,
студентка МИФИ

на предыдущую страницу к началу этой страницына следующую страницу