Техника-молодежи №6 2000 г
 
 
ГЛАВНАЯ
СОДЕРЖАНИЕ
ВПЕРЕД
НАЗАД

Появление в продаже продуктов из растений, измененных методами генной инженерии, вызвало жаркие дискуссии во многих странах. Что это - благо или очередное насилие над природой, грозящее непредсказуемыми последствиями?

Мы беседуем с заместителем директора Института питания, академиком РАМН Виктором ТУТЕЛЬЯНОМ.

«ГЕННОИНЖЕНЕРНАЯ» ПИЩА

- Современную «генноинженерную» пищу, как бы по-разному к ней ни относились, уже можно считать атрибутом культуры питания, - начал беседу академик. - Вообще пища - не только энергия и стройматериал для организма, но и элемент культуры. Китайская мудрость гласит: если в одно прекрасное утро вдумчивый человек начнет перебирать в памяти все, что в жизни доставляет ему истинное удовольствие, то на первом месте непременно окажется пища. Действительно, лучшие минуты общения в семье или с друзьями проходят за столом.

Но человечеству всегда не хватало еды. Поэтому оно издавна занимается отбором наиболее пригодных в пищу растений и животных. На первых порах селекция велась эмпирически, затем стала целенаправленной. Прорыв произошел, когда зародилась генетика. Стало понятно, как наследуются те или иные питательные свойства растений и животных. И тогда, уже имея определенный замысел, «карту предстоящей операции», ученые принялись в буквальном смысле конструировать еду. Ведь теперь во многих случаях известно, какой именно ген отвечает за синтез того или иного ключевого белка, определяющего, скажем, вкусовой оттенок. В конце 80-х специалисты научились вырезать отдельные гены из одних молекул ДНК и вживлять в другие, в том числе других организмов. Таким способом стали придавать растениям нужные свойства.

- В этом и заключается суть генноинженерной модификации растений?

- Упрощенно - да.

- А можно конкретный пример?

- Пожалуйста: соя. У нее великолепный белок, по вкусовым качествам, питательности и усвояемости близкий к животным белкам. Поэтому сою широко используют в пищевой промышленности. Но растет она далеко не везде. Самый крупный ее производитель - США, на втором месте - Китай, на третьем - Аргентина. Словом, ее относительно мало. И вот возникла идея повысить урожайность культуры за счет эффективного удаления сорняков - они и есть главный фактор, мешающий ее росту.

Обычно для этого используют гербициды, но ведь они повреждают и саму культуру, которую должны защищать. Заколдованный круг какой-то, не правда ли? Но его удалось прорвать. Были найдены агробактерии, генетически резистентные (устойчивые) к глифозату - гербициду, применяемому при выращивании сои. Генетики вырезали у них ген резистентности и вставили его в наследственный аппарат сои.

Эффект получился фантастический. Соя стала совершенно не чувствительной к глифозату. Сорняки гибнут, а она бурно развивается. Резко возросли урожаи, снизились затраты на выращивание - в итоге соя заметно подешевела.

Но возник другой вопрос - его подняли врачи. Все-таки пересадка гена-довольно «жесткая» манипуляция, чреватая повреждением рядом стоящих генов. К тому же мы, медики, вообще не особенно доверяем генным инженерам, когда они клянутся в абсолютной химической эквивалентности своего продукта. Они уверяют, что ген стабилен и если в «бочку» ежедневно съедаемых нами чужеродных белков добавить лишь один новый, да и то «на кончике ложки», бояться нечего. А вдруг возможны какие-то побочные эффекты?

Генетически измененную сою проверили по многоступенчатой методике. Выяснилось, что отрицательных свойств, опасных для здоровья человека, она не несет. Несколько лет назад Минздрав США зарегистрировал ее как пищевой продукт и разрешил использовать без ограничений.

- Но ведь негативные последствия могут наступить не сразу, а через какое-то время?

- Конечно. Именно поэтому важнейшим этапом проверки стало массовое наблюдение за людьми, употреблявшими в пищу «генноинженерную» сою, на протяжении трех лет. И тут тоже не выявили никаких отклонений. В прошлом году генетически измененную сою зарегистрировали в Европе - после чего она добралась, наконец, до нашей страны.

Недавно у нас завершились исследования, давшие комплексную медико-биологическую оценку нового продукта. В итоге главный государственный санитарный врач России Г.Онищенко подписал регистрационное удостоверение, разрешающее применять генетически измененную сою в пищевой промышленности и продавать ее населению без ограничений. Это первый документ подобного рода у нас в стране.

Но есть еще один аспект проблемы - экологический. Как уживется генетически измененная сельскохозяйственная культура с другими? А с сорняками? Генетическая операция изменила одно звено в цепи, созданной эволюцией. Как поведет себя вся цепь? Поэтому требуется повышенная осторожность. В случае с соей, правда, этот вопрос к России не относится, поскольку она у нас не растет - мы ее импортируем. Но ведь ведутся исследования и других культур.

Скажем, экологические последствия выращивания картофеля, устойчивого к колорадскому жуку. При употреблении в пищу его клубни безопасны, что доказано экспериментами. Но вопрос о применении его в качестве семенной базы остается открытым. Да, колорадский жук такую картошку не повреждает. Но сам-то жук как поведет себя? Окончательно пока не выяснено. Мало того, его нишу могут занять другие вредители, ранее второстепенные. И все равно придется применять пестициды. Например, испытания генетически измененного картофеля на Сахалине показали, что вакантное место колорадского жука заняли тамошние жуки разных родов и даже семейств.

В пределе такие вещи чреваты пусть локальными, но экологическими катастрофами. Чтобы их не допустить, в России создана многоступенчатая система контроля генетически измененных пищевых растений. Госсанэпиднадзор занимается регистрацией новой продукции и информирует о ней население. Образована межведомственная (фактически правительственная) комиссия по генной инженерии.

- Сколько же всего в мире создано генетически измененных источников питания?

- Не так уж и много. Для нас особенно важны три: картофель, соя и кукуруза. Зарегистрирована пока только соя. Остальные изучаются.

Замечу, при подписании контракта на ввоз любого продукта питания мы уже год как обязательно запрашиваем, содержит ли он генетически измененные компоненты, и если да - до недавнего времени доступ таким продуктам в Россию был закрыт. Теперь его открыли для сои.

- И последний вопрос - дежурный, но просто невозможно от него удержаться: какова будет пища в XXI в. ? Вернее, какой она должна быть?

- Формула пищи XXI в. проста: мы должны быть изящными, красивыми и здоровыми. И соответственно этому питаться. Вот и все. В частности - не страдать, как теперь, от катастрофической нехватки витаминов и минеральных веществ. На первом месте, уверен, останутся традиционные натуральные продукты. Никаких первых и вторых блюд в таблетках и порошках не появится; да и что за радость от такой еды, если нет накрытого стола, красиво и со вкусом сервированного? Вспомните, пища есть не только топливо, но и культура... Затем, конечно, добавятся генетически измененные продукты, но об их удельном весе пока говорить рано. Далее: из рациона надо будет убрать все, что нам не нужно, например, животные жиры. Сахар заменить на натуральные подсластители, добавить в рацион витаминов. Кстати, половина витаминных препаратов уже давно производится с применением методов генной инженерии.

Особо остановлюсь на биологически активных добавках к пище. Они необходимы. Сегодня, по разным оценкам, от 70 до 100% россиян недополучают витамина С, 60 - 80% - витаминов группы В. В рационе не хватает селена, железа, кальция... Поэтому лучше начать уже сейчас принимать любой из витаминно-минеральных комплексов (они тоже, кстати, подарок от генной инженерии). Это и есть биологически активные добавки к еде. Проглотите за завтраком капсулу или таблетку, и дефицит биоактивных веществ ликвидируется. А чувствовать себя станете заметно лучше.


Борис САМОЙЛОВ.

на предыдущую страницу к началу этой страницына следующую страницу