Техника-молодежи №5 2000 г
 
 
ГЛАВНАЯ
СОДЕРЖАНИЕ
ВПЕРЕД
НАЗАД

На заключительном периоде Второй мировой войны немцы применили зенитные управляемые и баллистические ракеты. Хотя они были далеки от совершенства, тем не менее послужили образцами для подражания при создании подобного оружия в США и СССР, в том числе и предназначенного для военных флотов.

В частности, американцы собирались построить по шесть ударных авианосцев, крейсеров, фрегатов и эсминцев с зенитными ракетами и атомными силовыми установками, однако в строй ввели лишь по одному кораблю. Крейсер «Лонг Бич» (14350 т), заложенный на стапеле в декабре 1957 г. и поднявший флаг в 1961 г., думали вооружить баллистическими ракетами средней дальности (2400 км) «Поларис» и зенитными «Талое» и «Терьер», а также противолодочными ракето-торпедами «Асрок». Потом от размещения на нем «Поларисов» отказались. У нас в 1957 - 1958 гг. на крейсере проекта 68-бис «Дзержинский» (16300 т) вместо третьей башни главного калибра поставили пусковую установку для зенитных ракет. Однако еще раньше проект перспективного универсального крейсера разработали отнюдь не профессиональные кораблестроители.

ПЕРВЫМИ БЫЛИ МЫ

Первый опыт курсантского КБ и мини-верфи - модель двухтрубного крейсе ра «Сталинград» на испытаниях

В 1951 г. я надел форму курсанта Высшего военно-морского инженерного училища, находившегося в городе Пушкине. Она была матросской, только с якорями на погонах и погончиках и шевронами на левом рукаве, число которых соответствовало курсу обучения. Вследствие особых обстоятельств наше училище имело индекс в/ч 62750, вывески ему не полагалось, а на бескозырках курсантов была безликая надпись «Военно-морские силы». Получил я и свое первое оружие - ручной пулемеДегтярева (как физически сильный) и палаш - верный товарищ при увольнениях в город и при несении дежурно-вахтенной службы.

Мы, молодые комсомольцы, еще не представляли особенностей корабельного быта, а многие даже и моря не видели. А энтузиазм, горячее желание поскорее приобщиться к будущей профессии инженера-механика остужалось тем, что на первых курсах мы изучали, главным образом, отвлеченные вроде бы от Мирового океана и баталий математику, физику, теоретическую механику, сопротивление материалов, а специальные знания нам стали преподавать лишь с 3-го курса.

Но у наиболее нетерпеливых возникла идея создать научно-технический кружок, чтобы быстрее приобщиться к избранной специальности. Так, на 1-м курсе дизельного факультета образовался судомодельный, в который вошли автор этих строк и его друзья Г.К. Крылов, В.М. Климко, Л.Н. Лактионов, В.В. Черемных, А.П. Третьяков и Г.В. Пустернак. Проект первой модели боевого корабля составили по данным, почерпнутым из флотской литературы и справочников по морским силам иностранных государств. Сначала нарисовали общий вид крейсера, а под него выполнили теоретический чертеж корпуса. Эта модель, названная «Сталинград», управлялась по радио и имела электродвигатели, получавшие энергию от аккумуляторной батареи.
Модель тяжелого (по комплексу размеров и огневой мощи скорее линейного) крейсера противовоздушной и проти володочной обороны «Ленинград»

Первый опыт нашего кружка, завершившийся испытаниями в пруду Царскосельского дворца, высоко оценили курсанты и командование училища, и нам предоставили новые помещения, приборы, оборудование, инструменты и материалы для продолжения работ, а кружок пополнили десятки курсантов. Непосредственное руководство им передали начальнику кафедры «Теория и устройство корабля» инженер-капитану 1-го ранга профессору А.П. Барсукову. Он придал нашим трудам более глубокую научнотехническую направленность. И вскоре курсантами был разработан проект-прототип реального крейсера, названного «Ленинград», с тактико-техническими характеристиками, полученными на основе анализа опыта Второй мировой войны, включая теоретические чертежи и расчеты нагрузок, вплоть до веса бронирования.

Наш «Ленинград» предназначался для противовоздушной и противолодочной обороны эскадр, конвоев, поддержки десантов и флангов армий. Он должен был иметь водоизмещение 23-30 тыс. т, длину 207 м, ширину 23 м, осадку 7 м, четырехвальную (4 газовые турбины мощностью по 60 тыс. л.с.) энергетическую установку, обеспечивающую полный ход в 38-40 узлов. Дальность плавания на скорости 20 узлов составила бы не менее 12 тыс. миль.

Авторы проекта предусмотрели артиллерийское вооружение, состоявшее из универсальных автоматических пушек, способных эффективно поражать воздушные, надводные и береговые цели обычными, активно-реактивными снарядами с дистанционными взрывателями и самонаводящимися ракетами. Артиллерию главного калибра 280 мм предполагалось разместить в четырех башнях. Каждое орудие со стволом длиной 60 калибров имело углы вертикального наведения до 85 град., скорострельность составляла бы 10 выстрелов в минуту, горизонтальная дальность стрельбы - 300 кабельтовых (56 км), досягаемость по вертикали - 20 тыс. м. Каждые два орудия имели независимые сис-темы заряжания и наведения.
Центральная часть корпуса с дымовой трубой, радио- и радиолокационными антеннами, постами управления огнем и дальномерами.
Две носовых башни главного калибра (орудия заряжаются и наводятся попарно), скорострельные зенитные пушки, ходовой мостик и надстройка

Еще 28 универсальных пушек калибром 130 мм со стволами длиной 60 калибров обладали углами вертикального наведения 90 град. И делали бы до 20 выстрелов в минуту, поражая цели на дистанции 225 каб. (42 км) и высотах до 15 тыс. м. 57-мм пушки в 18 четырехствольных установках могли вести огонь по кораблям и берегу на расстоянии 120 каб. (22 км) и по высоте 9 тыс. м, с темпом стрельбы в 60 выстре лов в минуту на ствол. Кроме того, «Ленинград» предлагал' оснастить десятью баллистическими paкетами средней дальности, находящимися в вертикальных подпалубных шахтах, тремя пусковыми установками для крылатых ракет класса «корабль-корабль», шестью пусковыми установками для зенитных ракет и четырьмя реактивными бомбометателями калибра 380 мм для стрельбы по субмаринам. Для управления артиллерийским и ракетным оружием служили 8 контрольно-дальномерных постов с радиолокаторами, а также гидроакустическая аппаратура для поиска подводных лодок.

Для уменьшения качки проектировщики предусмотрели гидродинамическую систему стабилизации, состоявшую из двух парносовых и кормовых бортовых рулей, а для улучшения маневренности - три руля и подруливающие устройства в носу и корме.

Очень интересным и познавательным для нас оказалось само создание модели, ее двигателей, механизмов, средств и систем автоматики, каналов радиоуправления - что и было главной целью нашего кружка. Модель выполнили в масштабе 1:50 к ожидаемому оригиналу - длиной 4140 мм, шириной 460 мм, высотой по спардеку 320 мм и осадкой 160 мм, водоизмещение достигло 185 кг.

Корпус изготовили наборным со шпангоутами из 5-мм фанеры со шпацией 100 мм, они связывались килевой балкой и стрингерами из сосновых реек. Носовую и кормовую части (с наибольшей кривизной борта) вырезали из склеенных липовых блоков, в которые крепились киль и стрингеры, причем палубные получили усиленное сечение для верхней палубы. Четыре шпангоута из 10-мм фанеры делили корпус на пять водонепроницаемых отсеков. Обшивка была из 1,5-2-мм фанеры, которая приделывалась клеем «Эмалит» к набору, потом шли слои тонкого капрона, шпатлевки и краски.

Энергетическую установку выполнили в двух вариантах. Сначала применили 2-тактный бензиновый американский двигатель мощностью 2,3 л.с. с авиационным генератором ГСК-1500 мощностью 1,5 кВт, весом 12 кг и напряжением 27 В. Агрегат устанавливался во 2-м отсеке на амортизированной раме вместе с глушителем и бензобаком - глушитель расположили вертикально с выходом в дымовую трубу модели. В буфер к генератору включалась авиационная аккумуляторная батарея 12АЗО, при помощи которой осуществлялся пуск двигателя (генератор в режиме стартера) и стабилизировалось напряжение в бортовой цепи при пуске главных электродвигателей. Охлаждался агрегат встроенным центробежным воздушным вентилятором. Забор воздуха производился через жалюзи в палубе спардека, а отработавшие газы охлаждались и удалялись через трубу, которую внутри изолировали двумя слоями асбеста. Для питания системы автоматики и радиоканалов служила кадмиево-никелевая аккумуляторная батарея 20НКН10, смонтированная в 1-м отсеке. Бортовая сеть постоянного тока напряжением 24 В предназначалась для питания радиоприемников и имела унформерна 110В и 50 Гц.
Гребные винты "Ленинграда"

Бензогенераторная энергетическая установка обеспечивала автономность модели, запуск и остановка двигателя производились по радио, - да и удовлетворялись понятные амбиции курсантов и командования дизельного факультета. Однако «мотоциклетный» треск несколько портил впечатление при демонстрации модели на близком расстоянии, хотя выходивший из трубы дым усиливал эффект подобия настоящему кораблю.

А поэтому во втором варианте применили емкую аккумуляторную батарею 2Х6СТК-120, разместив ее во 2-м и 3-м отсеках. Четырехвальная силовая установка получила в качестве главных гребных двигателей 4 авиационных электромотора МУ430 мощностью по 400 Вт. Они вращали в противоположные стороны, через понижающие редукторы, винты левого и правого бортов, причем одновременно могли работать четыре либо два в режимах самого полного, полного, среднего и малого ходов вперед и назад.

По радиокомандам отдавались и «забирались» носовые и кормовые якори, по отдельности, парами и одновременно поворачивались башни главного калибра, их орудия изменяли углы возвышения и делали по четыре выстрела. Корабль нес ходовые, якорные огни и прожекторы. Пуск баллистических ракет имитировали выстрелами сигнальных ракет.
Курсанты и их преподаватели - те, кто участвовал в работе над этой моделью. Обратите внимание на стенд на втором плане - наша страна тогда действительно была великой морской державой

Модель имела 3 руля, два действовали синхронно и обеспечивали эффективное маневрирование, третий, на ахтерштевне, автоматически удерживал модель на курсе. Все вспомогательные механизмы, шпили, рулевые приводы, устройства для запуска сигнальных ракет находились в отсеках. Три радиоприемника поместили в надстройках, а блоки автоматического управления - в 1 -м и 5-м отсеках.

Верхнюю палубу сделали из 6-мм фанеры и экранировали, оклеив внутри медной фольгой с заземлением за борт. Она состояла из бака, спардека, шканцев и юта. Надстройки, артиллерийские и ракетные установки, швартовные, палубные и якорные вещи и другие детали и элементы, размерами более 150-200 мм, были тщательно, художественно изготовлены из фанеры, дерева, пластмасс, металла и прочих материалов, применяемых моделистами. Корпус и надстройки старательно выкрасили в белый цвет и отполировали, верхнюю часть трубы- в черный, палубу - в темно-зеленый, а подводную часть корпуса - в красный. Благодаря контрастной окраске и скрупулезной отделке, включая детали размером от 3 мм, самоходная, радиоуправляемая модель «Ленинграда» успешно конкурировала с настольными макетами кораблей и судов.

Хотелось бы добавить, что в нашем кружке были разработаны боевой катер на подводных крыльях, вооруженный 6 ракетами; авианосец-катамаран с двумя скошенными взлетно-посадочными полосами и одной палубой, снабженной трамплином. Их модели испытывали в специально сооруженном на кафедре опытовом бассейне. А потом мною, В.В. Соколовым и В.Н. Одинцовым была спроектирована и изготовлена в виде управляемой модели подводная лодка с крыльчатыми движителями, обладавшая уникальными динамическими характеристиками. Однако, это уже другая история, которую я постараюсь изложить на страницах «ТМ».

Виктор ШМАТОК,
инженер
Фото автора,


на предыдущую страницу к началу этой страницына следующую страницу