Техника-молодежи №4 2000 г
 
 
ГЛАВНАЯ
СОДЕРЖАНИЕ
ВПЕРЕД
НАЗАД
Рубрику ведет заслуженный изобретатель РСФСР, доктор технических наук, профессор Юрий ЕРМАКОВ


Навстречу 55-летию
Великой Победы

ПОСЛЕДНИЙ ШТУРМ

Продолжаем начатый в № 2 с.г. рассказ об участии наших читателей-изобретателей в завершающих операциях Великой Отечественной войны. Конечно, об участии - умозрительном, как бы ставшем возможным с помощью некой «машины времени».

«Примечательно, что теперь Советы вывели из Померании и Восточной Пруссии две армии и бросили их на одерский фронт против Берлина. Таким образом, можно предположить, что отныне наступление на столицу рейха не заставит себя долго ждать... Советы, владея теперь Померанией, прикрыли свой фланг и наверняка могут отважиться на штурм Берлина», записал Йозеф Геббельс в своем дневнике 21 марта 1945 г.

Начавшееся 23 марта с рубежа Рейна наступление англо-американских войск развивалось успешно. Передовые части союзников в центре фронта наступления захватили плацдармы на Эльбе в районах Виттенберга и Магдебурга. Западный фронт немцев разваливался на глазах. Основные силы вермахта были переброшены с запада на восток против советских войск. 27 марта корреспондент агентства Рейтер при 21-й армии союзников сообщает: «Не встречая на своем пути сопротивления, англо-американские войска устремляются к сердцу Германии». «Если после взятия Лейпцига окажется, что можно без больших потерь продвигаться на Берлин, я хочу это сделать», - доложил 7 апреля объединенному штабу союзников главнокомандующий Дуайт Эйзенхауэр. Так кто же будет брать Берлин?! Сегодня, 55 лет спустя, мы знаем - кто. А тогда это был вопрос не просто престижа, а международного значения.

Военный совет 1- го Белорусского фронта

Странное совпадение: в тот же день, 7 апреля 1945 г., в другом штабе - 1 -го Белорусского фронта - проходило заключительное совещание командиров, начальников штабов армий, корпусов и родов войск после командных игр на картах и макете Берлина. На огромном макете-панораме во всю длину 15-метрового графского обеденного стола в замке Старого города Кюстрина (Альтштадта) были воспроизведены оборонительные сооружения немцев за Одером и кварталы Берлина. Изготовленный мастерами-картографами, по данным аэрофотосъемок, наземной разведки и трофейных тактических карт, макет постоянно дополнялся новыми данными, огневыми позициями. Это было высокохудожественное инженерно-архитектурное сооружение, на котором командиры отрабатывали детали штурмовых операций, - четыре тяжелейших пояса немецкой обороны на 80-километровом участке до столицы рейха и три ее обвода с особо защищенным центральным сектором правительственных учреждений (рис.1).

Генералы уже знают, что войска 3-го Белорусского фронта под командованием Маршала Советского Союза А.М. Василевского второй день дерутся на улицах города-крепости Кенигсберг. Солдаты штурмуют уже Кенигпаласт - (Королевский дворец), на кирпичной стене которого огромными готическими буквами написано: «Кенигсберг - лучшая крепость Европы не будет взят никогда». Крепость падет на следующий день. «Нам надо учесть их опыт - при штурме Берлина», - говорит своим подчиненным Маршал Советского Союза Г.К. Жуков. - Какие будут предложения?». «Разрешите, товарищ командующий, - попросил слово начальник штаба генерал-полковник М.С. Малинин. - Мы пригласили сюда представителей инженерных служб родов войск. Они готовы поделиться своими соображениями по повышению эффективности боевых действий. Есть и изобретатели. Капитан Бурдаков, например, выступил с интересным предложением по защите танкового десанта от пулеметного и осколочного огня. Артиллеристы предлагают усилить роль реактивного оружия при штурме полос укрепления и особенно в ближнем бою в городских условиях. Авиаторы Брянцев и Баранов из ОКБ Сухого разработали подвесной контейнер. Его можно использовать и для десантирования на воду. Есть ценные предложения у моряков, ремонтников, саперов».

«Хорошо. Пригласите танкиста Бурдакова. Как-никак, танкам первым придется взламывать оборону противника». Кстати, напомним, что все обсуждаемые вопросы являются сверхсекретными. Входит Ю.С. Бурдаков. Он кратко докладывает Военному совету свое изобретение - комбинированный танк (патент РФ №2125700, 1999г.). «Широко известно о размещении десанта за башней танка Т-34 над моторно-трансмиссионным отделением. При спешивании солдаты десанта прикрывают танки в условиях ближнего боя. Но в активной обороне противника десантники несут большие потери от автоматического оружия, и, как следствие, оказывают слабое воздействие на танкоопасную живую силу, фаустников. Я предлагаю крепить к корпусу танка съемные бронекабины: боковые 1 и кормовую 2 (рис.2). Боковые кабины выступают за габарит танка по метру в каждую сторону. В каждой из них можно разместить три - четыре десантника в положении сидя, как в десантном отделении БМП-1 (боевой машины пехоты), но в один ряд. В кормовой же размещается два - четыре солдата: в условиях боя - в положении лежа, на марше - сидя».

«Что скажете, Михаил Ефимович? - обращается Жуков к командующему 1-й гвардейской танковой армией Катукову. - Не приходилось ли вам встречаться в вашей практике с нечто подобным?». Генерал-полковник, впоследствии маршал бронетанковых войск М.Е. Катуков - кадровый военный. Перед войной он командовал 20-й танковой дивизией в корпусе К. К. Рокоссовского. С самого ее начала 20-я дивизия вела тяжелые танковые бои на Житомирском направлении. В начале июля 1941 г. положение войск Юго-Западного фронта стало критическим. Вражеские войска рвались к Киеву. 10 июля им удалось захватить Житомир.

10 сентября 1941 г. в заволжских степях за Сталинградом была сформирована 4-я танковая бригада под командованием полковника Катукова. Могучие KB и грозные красавцы Т-34, сверкая свежей краской, прибыли с Челябинска. Вечером 3 октября первый эшелон бригады уже разгружался на станции Мценск, чтобы утром 4 октября вступить в сражение с танками 4-й дивизии армии Гудериана, наступавшей на Москву с юга в направлении Тулы. «Превосходство материальной части наших танковых сил, - вспоминал генерал-полковник Хайнц Гудериан, - имевшее место до сих пор, было отныне потеряно и теперь перешло к противнику. Тем самым исчезли перспективы на быстрый и непрерывный успех. Намеченное быстрое наступление на Тулу пришлось пока отложить».

Сейчас, в предверии штурма Берлина, когда предполье за Одером обороняет 9-я армия Г.Буссе, когда фюрер в личной беседе с Геббельсом прямо заявляет, что «уже без двух секунд двенадцать» («может быть, в оставшуюся последнюю секунду ужаса нам удастся повернуть ход событий в нашу пользу» - надеется Геббельс), Жукову ясно припоминается та суровая осень: срочный вызов из осажденного Ленинграда 5 октября, назначение командующим Западным фронтом 10 октября 1941 г., «скрежет танков, отблеск штыков»... И сейчас рядом с ним его верные товарищи, герои Московской, Сталинградской,Курской и Восточно-Померанской битв: К.Ф. Телегин, член Военного совета; В.И. Чуйков, командующий 8-й гвардейской армией, сосредоточенной на главном направлении удара; М.Е. Катуков, 1-я гвардейская которого месяц назад была придана командующему 2-м Белорусским фронтом Маршалу Советского Союза К.К. Рокоссовскому для ликвидации группы армий «Висла» в Восточной Померании. Рокоссовский - надежный сосед справа. Под его началом служил в 1930 - 1932 гг. в 7-й Самарской имени английского пролетариата кавалерийской дивизии, входившей в состав Белорусского военного округа, командиром 39-го кавполка, а затем 2-й бригады Г.К. Жуков. Маршалы - одногодки, одного месяца рождения, декабря 1896-го, - встречали победу в расцвете сил.

«Сталин имеет все основания чествовать, прямо как кинозвезд, советских маршалов, которые проявили выдающиеся военные способности», - записывает в дневнике Геббельс за две недели до происходящих событий. А на следующий день, ознакомившись с предоставленной ему генштабом рейха книгой с биографическими данными и портретами советских военачальников, понимает и причины превосходства советского командования: «Эти маршалы и генералы в среднем исключительно молоды, почти никто из них не старше 50 лет. Они имеют богатый опыт революционно-политической деятельности, являются убежденными большевиками, чрезвычайно энергичными людьми, а на их лицах можно прочесть, что они имеют хорошую народную закваску. В своем большинстве это дети рабочих, сапожников, мелких крестьян и т.д. Короче говоря, я вынужден сделать неприятный вывод о том, что военные руководители Советского Союза являются выходцами из более хороших народных слоев, чем наши собственные».

«Так что же вы скажете?» - повторяет Жуков вопрос Катукову, который, задумавшись, увлекся недавними воспоминаниями о том, как «Багратион» (Рокоссовский) в погоне за удиравшими войсками 19-й армии группы «Висла» не дал ему двенадцати часов для смены масла в двигателях танков. «Михаил Ефимович, вспомни, как мы находили выход из безвыходных положений, когда этого требовала обстановка, когда за нами была Москва». Катуков тут же принял решение: «Была, не была! Дайте нам только два часа! Полностью масло менять не будем, а только подольем свежее. И ресурса на эту операцию хватит. Может, тогда мне скостят за нарушение инструкции». В военное время за остановившийся в бою танк по причине неисправности материальной части его командира привлекали к суду, что уж говорить хотя бы о танковой роте.

«Некоторый опыт по оснащению танков прицепными средствами для пехоты у нас имеется, товарищ маршал, - встряхнулся Катуков. - В наступлении под Москвой «тридцатьчетверки» тащили за собой волокуши или сани с десантниками и легким вооружением - «сорокапятками» (45-мм пушки) и минометами. В сорок третьем лейтенант Г.П. Тярасов предложил БОТ, подвешиваемый к корме танка (а. с. № 67852, опубликовано лишь в 1963 г.). У каждого из них были свои достоинства и недостатки. Главный из недостатков - уменьшение скорости и маневра танковой группы. Есть и другие: отравление десанта выхлопными газами из моторного отсека, сильная тряска солдат, ведь полоса наступления - местность, как правило, неровная, изрытая воронками».

Чтобы оценить современный комбинированный танк, новизну модернизации, сравним его с БОТом Тярасова. БОТ - бронированная огневая точка, снабженная бойницами и нишами для вооружения и боеприпасов. Передвижной БОТ - Герман Павлович, автор, еще называет его десантным прицепом 1 - крепится к корме танка снизу за ось двумя скобами 2, а сверху - за окна в корме цепью 3 (рис. 3). Такое приспособление удерживает на весу бронированную платформу и допускает ее поворот в двух плоскостях, что облегчает прохождение танком препятствий. Отцепление платформы происходит на ходу танка. Достаточно повернуть рукоятку замка цепи, и платформа, откинувшись назад, выдергивает тросиками чеки 4 кронштейнов оси.

«Как видите, товарищи, предложение капитана Бурдакова отличается введением боковых бронекабин и жестким креплением. Систему можно опробовать при прорыве полевой полосы укрепления противника, но в городских условиях такое оснащение танка будет излишним», - заканчивает Катуков. «Хорошо, - решает Жуков, - организуем в танковых ротах штурмующих частей по одному комбинированному танку, а 1 -ю гвардейскую танковую армию оставим без изменений. Ей предстоит стремительный бросок к восточной окраине Берлина. Задача - отрезать пути отхода 9-й армии Буссе к городу. Сейчас она занимает рубеж на западном берегу Одера и на центральном участке противостоит наступающим нашим войскам... Кто еще желает высказаться? Пожалуйста, Константин Федорович». Генерал-лейтенант К.Ф. Телегин, член Военного совета 1-го Белорусского фронта, соратник Жукова и Рокоссовского, участвовал в подготовке и осуществлении боевых действий в битве за Днепр, в Висло-Одерской, Восточно-Померанской и Берлинской операциях: «О модернизации танков. Огромная работа ложится на плечи наших ремонтно-восстановительных рот. От них зависит боеспособность техники. Поврежденные танки надо восстанавливать на поле боя. Ремонтник - теперь центральная фигура в танковых соединениях. Представляйте особо отличившихся, проявивших незаурядную смекалку к награждению званием Героя Советского Союза».

Военный совет затягивается. Чтобы не комкать ценные предложения, Жуков предлагает подробно рассмотреть их на технических советах армий, а по военно-морской тематике - на совете контр-адмирала В.В. Григорьева, командующего Днепровской флотилией. Она сейчас сосредоточилась на Варте возле Кюстрина и готова в любой момент выйти на Одер.

Заключительный этап Совета

После детальной проработки операции задумались, чем бы еще огорошить немцев. «Я считаю, нужно провести разведку боем по всей линии фронта», - предложил генерал-лейтенант В.И. Чуйков. Легендарный командующий 62-й армией при обороне Сталинграда, Чуйков был специально отозван со своей, ставшей уже 8-й гвардейской, армией из состава 3-го Украинского фронта Жуковым, когда он вступил в командование 1-м Белорусским фронтом (ноябрь 1944 г.). Блестяще начав Висло-Одерскую операцию, Чуйков оказался на высоте. Блокировав мощнейшую крепость Познань, его армия, не прерывая наступления, вышла на Одер и закрепилась на правом берегу.

Сосед справа, командующий 5-й ударной армией генерал-лейтенант Н.Э. Берзарин, опередил своего южного товарища. Его батальоны под командованием майоров П.Е. Платонова и И.Я. Чередника пересекли по тонкому льду Одер и 31 января в 8 ч утра захватили небольшой плацдарм на участке Кинитц - Грос Нойендорф (Большая Новая деревня) - Рефельд. Правда, танки, большую часть самоходно-артиллерийских установок и орудий не удалось переправить на левый берег: лед был слишком слаб.

Стремительный выход русских войск на Одер ошеломил фашистское командование. Оно даже не успело прервать железнодорожное сообщение. Наши воины без единого выстрела захватили прибывший из Берлина воинский эшелон с 6 зенитными орудиями, 13 офицерами и 63 юнкерами зенитного артиллерийского училища. Растерялось и немецкое население. Русские в 68 км от Берлина, а ведь только что центральное радио передало сообщение о том, что «доблестные войска фюрера, успешно ведя организованный бой, отходят на заранее подготовленные позиции на реке Бзура...». Дело даже приняло комический оборот. Начальник станции Кинитц обратился к полковнику Х.Ф. Есипенко (заместитель командира 89-й гвардейской стрелковой дивизии): «Герр оберет, разрешите отправить пассажирский поезд на Берлин?». На что Харитон Федорович серьезно и с подчеркнутой вежливостью ответил: «Сожалею, герр стацьонфорштеер, но пассажирское сообщение с Берлином придется на незначительное время прервать, ну хотя бы до... окончания войны. А сейчас уведите пассажиров в подвалы и бомбоубежища».

Этот плацдарм, под ужасным обстрелом и бомбардировками фашистской авиации стал зародышем («гнойником», по выражению Геббельса) мощной полосы наступления советских войск на Берлин, готовящегося сейчас по всему фронту. В.И. Чуйков считал необходимым развивать успех и продолжить наступление на столицу рейха, ибо «противник не располагает достаточными силами на подступах к Берлину». «Берлином можно было овладеть уже в феврале», - писал Василий Иванович в своих мемуарах двадцать лет спустя. Но тогда, в феврале 1945-го, он обратился с соответствующими предложениями к Г. К. Жукову и его заместителю В.Д. Соколовскому. Жуков отказал, напомнив Чуйкову, что тылы фронта растянулись на сотни километров, с севера нависла группа армий «Висла», в то время как половина 8-й гвардейской армии еще штурмует Познань.

Позднее правоту Жукова подтвердил в своих воспоминаниях Гудериан: «Немецкое командование намеривалось нанести мощный контрудар силами группы армий «Висла» с молниеносной быстротой, пока русские не подтянули к фронту крупные силы». Маршал хорошо знал историю и напомнил ее соратнику: «Очень показателен урок с наступлением Красной Армии на Варшаву в 1920 году, когда необеспеченное и неосмотрительное продвижение войск вперед привело вместо успеха к тяжелому поражению нашего Западного фронта». Истории известны и другие, более поздние, примеры. Полвека спустя новоиспеченный российский маршал бахвалился взять город Грозный силами одного полка за два часа. Какой конфуз из этого вышел, не пережил бы ни один военачальник.

Вразумление Жукова и Соколовского не подействовало. Чуйков обратился с докладом на имя И.В. Сталина. Это было прямым нарушением субординации, к тому же Верховный главнокомандующий поддержал Жукова. «Горяч ты, Василий Иванович. Как твой тезка (Чапаев). Но в твоем предложении - провести разведку боем есть ценное зерно», - похвалил Жуков сталинградца, не помня обиды. И сам высказал неожиданную идею - ослепить немцев в ночной атаке лучами прожекторов. Некоторым она даже показалась фантастичной, но... опыт уже имелся. Георгий Константинович воспользовался опытом командующего Южфронтом в годы Гражданской войны М.В. Фрунзе. В ноябре 1920 г. перед Южным фронтом встала задача овладеть Турецким валом на узком перешейке Перекопа. Мощное по тем временам укрепление по всей 8-километровой длине перешейка имело высоту до 20 м и глубокий ров перед валом. Густая сеть проволочных заграждений создавала непреодолимые препятствия. Несмотря на тщательную подготовку и беспримерный героизм штурмующих, овладеть Турецким валом в лобовой атаке 8 ноября 1920 г. не удалось. Тогда Михаил Васильевич пошел на хитрость, сосредоточив в зоне прорыва прожекторные установки (рис. 4,а). Сигналом к новому штурму в 2 ч ночи 9 ноября послужили мощные взрывы динамита, заложенного под проволочные заграждения саперами военного инженера Д.М. Карбышева. Враг, ослепленный светом прожекторов, под сильным артиллерийским и пулеметным огнем дрогнул. Тогда же впервые были успешно применены огнеметы. Слепящий и разящий огонь принудил врангелевцев к бегству. Перекоп был взят.

Между прочим, развитие прожекторов в России шло опережающими темпами по сравнению с западными странами. Причина тому - высокая научная школа с глубокими традициями: от гениальных самоучек И.П. Кулибина, А.Т. Болотова к ученым В.В. Петрову, П.Л. Шиллингу, Б.С. Якоби, Э.Х. Ленцу до блестящей плеяды русских электротехников во второй половине XIX века - А.И. Шпаковский, Н.Н. Бенардос, В.Ф. Петрушевский, В.Н. Чиколев, А.Н. Лодыгин, П.Н. Яблочков, Н.Г. Славянов, А.С. Попов, М.0. Доливо-Добровольский. Например, Владимир Николаевич Чиколев известен, как изобретатель устройства регулирования положения угольных электродов для поддержания постоянного зазора между ними по мере выгорания углей. Его первый регулятор с оригинальным электромотором (1871) оказался сложным; более совершенная дифференциальная лампа с вертикальным расположением электродов была сконструирована тремя годами позже (рис. 4,б). В современных прожекторах электроды установлены в горизонтальной плоскости под углом друг к другу. А соотношения эти оптимальные были найдены именно им.

Днепровская флотилия на Одере

Командующий флотилией контр-адмирал В.В. Григорьев, помня указания Г. К. Жукова рассмотреть изобретения на технических советах армий, приехал к генерал-полковнику В.И. Чуйкову. Командующий гвардейцами-сталинградцами обрадовался встрече с днепровцами: «Какой у вас теперь позывной? Помнится, в сорок втором я просил огонька у «Волги». А теперь «Одер»?». - «Днепр,- ответил Григорьев. - Огоньку вам подбросим, и за Волгу, и за Днепр, и за Буг. Часть моих бронекатеров и плав-батарей уже занимают огневые позиции у западного берега Одера, а у берегов Варты (впадает в Одер у Кюстрина) ждут сигнала замаскированные корабли».

Григорьев вкратце охарактеризовал водные коммуникации и рубежи обороны противника. Обилие озер, рек, каналов создавали естественные преграды, и в то же время пути прохода. «Посмотрите, Василий Иванович, наша флотилия может пройти к Берлину двумя путями. Севернее Кюстрина от Одера отходит на запад канал Гогенцоллерн (см. опять рис. 1). В тридцати километрах севернее Берлина он соединяется с рекою Хафель, а от нее по системе каналов водный путь ведет непосредственно в центр германской столицы.

Другой путь начинается южнее Кюстрина. Поблизости от фюрстенберга (Княжеской горы), еще удерживаемого гитлеровцами города на западном берегу, начинается канал Одер-Шпрее, ведущий прямо в Берлин. По нему до Берлина меньше ста километров». «Да-а, заманчиво. Но не думаете же, вы, Виссарион Виссарионович, что немцы так легко отдадут нам эти артерии. Они, наверняка, взорвут все шлюзы и затопят суда на фарватерах». - «Конечно, Василий Иванович. Но и наши моряки не лыком шиты. Вот один из них, умница, старший лейтенант Б.Л. Токарев изобрел плавучий док, позволяющий быстро передавать суда через разрушенный шлюз. Его изобретение (а. с. № 464480, 1975 г.) так и называется «Передаточный плавучий док».

Вкратце сущность изобретения заключается в том, что док 1 вывешен, на двух парах кронштейнов 2, как на качелях (рис. 5). «Кто же поворачивает эти кронштейны?» - спросит иной немец. Откроем секрет: сам док. Когда продувают цистерны стапель-палубы 3, док всплывает вместе с кораблем, но плавание это не свободное, а ограниченное кронштейнами. Совместно со стапель-палубой они образуют громадный четырехшарнирный параллелограмм. Он преобразует вертикальную подъемную силу в круговое движение, причаливая палубу к стационарной площадке 4. Остается скатить бронекатер на тележках 5 на оборудованную перемычку взорванного шлюза и завести его в верхний канал.

Эксперт при штабе флотилии задумывается, где же он встречал нечто похожее? Сам по себе четырехшарнирный параллелограмм - дело известное, широко используется в пантографах, копировальных устройствах, кульманах. Он широко знаком всем, кто изучал теорию машин и механизмов - ТММ сокращенно называют ее студенты технических специальностей, - любимейшую науку россиян. Ученые, создавшие ее фундаментальные основы, - наша гордость: М.В. Остроградский, А.С. Ершов, Н.Д. Брашман, П.Л. Чебышев, О.И. и П.0. Сомовы, Н.Е. Жуковский, В.П. Горячкин, М.И. Мерцалов, Л.В. Ассур...А наших современников, советских ученых, - еще больше, упомянем лишь Ивана Ивановича Артоболевского и не будем увлекаться, страницы не хватит на перечисление; пусть время само огранит драгоценные камни в короне русской ТММ.

Ба-а-а! Вспомнил! «ТМ» (М), № 3 за 1999 г., статья «Оппоненты бессмертных»! Подобный механизм для самоподъема грузов предложил в 1982 г. «архимед» из Барнаула Ю.А. Вшивков. Его уравновешенный противовесом параллелограмм нес площадку. Когда груз находился на краю площадки, та опускалась вниз. Стоит же груз подкатить к самому параллелограмму - гляди в оба, а то вместе с грузом вознесешься вверх. Но как нам организовать противовес в многотонном сооружении? Токарев, автор ППД, нет-нет, не пистолета-пулемета Дегтярева, а того самого передаточного плавучего дока, опер стапель-палубу («ахиллесову пяту» дока) на водное зеркало и на все сто процентов использовал закон старика Архимеда, любимого бога всех моряков: «Спаси, Архимед!» или «Ты не прав, Архимед!» (если призыв не находил отклика). Видите, в момент скатывания боевого корабля со стапель-палубы кронштейны находятся в наклонном, а не в вертикальном положении? Для чего? А для того, чтобы док, после разгрузки и заполнения цистерн водой, не остался наверху в мертвом положении, а снова погрузился в воду.

Другой умелец, мичман Е.А. Фаянс, предложил заменить колеса автомобилей на турбины. Используя принцип старых добрых плицевых колес пароходов, которые стояли на наших мониторах (боевой корабль с тяжелым вооружением для борьбы с береговой артиллерией), он хочет превратить джипы в амфибии. Мы обязательно подробно проанализируем его изобретение. В хорошем боевом настроении, в ожидании близкой победы, контр-адмирал и генерал-полковник расстаются друг с другом.

Сокрушительный удар

На рассвете 15 апреля, в воскресенье, после мощной артиллерийской подготовки на Кюстринском плацдарме была проведена вторая разведка боем. Штурмующим батальонам на отдельных участках удалось выбить немцев из первых траншей и ходов сообщения. Захваченные в бою пленные дали ценные сведения об обороне фашистов. Тянулась она от Одера едва ли не до самого Берлина на глубину до 60 км. Тринадцать минных полей и проволочных заграждений, полосы надолбов и противотанковых рвов считались неприступными. Неописуемой радостью для нацистских вожаков явилась кончина 12 апреля президента США Франклина Рузвельта, четырежды - в 1932, 1936, 1940 и 1944 гг. - избиравшегося на этот пост. Они надеялись на раскол в стане союзников. Да и разведку боем по всей линии фронта они приняли за наступление, которое, как им показалось, быстро выдохлось.

Понедельник, 16 апреля. 2 ч по берлинскому времени. Глухая темная ночь, ни просвета, плотная облачность затянула небо, гасит все звуки. Если оглянуться и напрячь зрение, можно различить вдалеке чуть приметную светлую полосу. Это - Одер. До него от наблюдательного пункта начальника штаба фронта генерала-полковника Малинина - километра два. На этом участке Одер наш, а потому и сзади. Глухое безмолвие пронизано огромным напряжением и волнением. В блиндажах гудят рации, толпятся связные, офицеры. Кипит большая напряженная работа: поддерживается связь с полками, соседними дивизиями, отдаются последние указания, проверяется готовность к атаке. Бог войны, сосредоточив на участке прорыва более 16 тыс. орудий, минометов и реактивных установок, - орудия стояли буквально впритирку, сами прикиньте: 270 стволов приходилось на один километр, а при раздвинутых станинах даже 76-мм пушки ЗИС-3 требуют более 3 м, что уж говорить о гаубицах и пушках большего калибра - затаил свою мощь для светопреставления. Более 7 млн.выстрелов(снаряд с зарядом, раздельным для тяжелой артиллерии) было сосредоточено на артиллерийских позициях.

Г. К. Жуков вместе с членом Военного совета К.Ф. Телегиным и командующим артиллерией фронта В.И. Казаковым находится в это время в блиндаже командующего 8-й гвардейской армией В.И. Чуйкова. Время тянется чрезвычайно медленно. Отданы все приказания, выполнены все последние распоряжения. Чтобы заполнить как-то утомительные минуты, решили выпить крепкого чаю. Жуков запомнил даже имя девушки, которая приготовила им тут же чай, - Марго. За три минуты до трех часов все вышли из блиндажа и поднялись на наблюдательную вышку. По всей приодерской местности стоял предутренний туман.

3.00 по берлинскому, 5.00 по московскому времени. Качнулась и задрожала земля, страшный грохот тысяч громов потряс воздух. В море огня разрывов сначала отчетливо вырисовывались силуэты вражеских позиций: там, где брустверы и доты, блиндажи и танки, орудия и зенитки, выросли огромные фонтаны земли, поднятые взрывами снарядов. В воздухе нарастал несмолкаемый гул бомбардировщиков, и вслед ему на дальних эшелонах обороны гитлеровцев раскатывались тяжелые разрывы авиационных бомб. Волна за волной, проносятся самолеты над полем боя. Пыль и дым вздыбились стеной, закрыли все небо. Огненные шлейфы реактивных снарядов вспарывают розовые дымы. На стороне противника продолжают взметываться огни разрывов, отсвечиваясь в клубах дыма и взвихренной, вмиг высохшей, горелой земли.

С вышки видно - чуть в стороне встает голубоватый луч прожектора. Жуков, воспользовавшись смятением противника, решает сократить время артиллерийского огня и немедленно начать общую атаку. Будто гигантская шпага, луч пронзает ночную темь, уходит вверх, упирается в неподвижные, тяжелые тучи. И тотчас же по этому сигналу слепящий свет заливает все пространство перед позициями противника. 140 прожекторов, диаметром до 3 м, высвечивают неровное, с редкими кустарниками, испятнанное черными воронками поле, развороченные заграждения... Гром как внезапно возник, так же внезапно и смолк. Стало тихо-тихо, словно все, что произошло до этого, было сном. Лишь в ушах звенело, и в голове плыл тяжелый бесконечный гул. В воздух взвились тысячи разноцветных ракет. И снова затряслась земля. В стереотрубу видно, как вдоль лучей несутся танки, покачиваясь на неровностях поля, отбрасывая вперед гигантские тени, вытянув перед собой фантастически длинные стволы... Радист командующего артиллерией 8-й гвардейской армии сержант Кукишев перехватывает радиограмму командующего 9-й немецкой армии Г.Буссе Гитлеру: «Ураганный огонь, мы ослеплены, может быть, это новый вид оружия, возможно атом...».

Сплошная стена пыли и дыма висела в воздухе, и местами даже мощные лучи зенитных прожекторов не могли ее пробить. «Что это за кенгуру с мешками среди наших «тридцатьчетверок» прыгают, Василий Иванович?». - «А это, товарищ командующий, танки Бурдакова. Проверяем его идею на боеспособность (см. опять рис. 2). Мы оснастили несколько «тридцатьчетверок» его бронекабинами. Автор настаивает, что десантники в них создают огневой «еж» своими пулеметами, автоматами, гранатометами. Карманы можно использовать и для размещения легкого артиллерийского вооружения: полевых 45-мм пушек, переносных зенитных комплексов». Спасали они и от фаустников, желанной целью которых были борта машин. К рассвету наши войска преодолели первую позицию обороны противника. Щорсовская дивизия под командованием генерала Д.Е. Баканина наступала в центре 8-й гвардейской армии. 16 апреля она вышла к Зеловским высотам, тянувшимся сплошной цепью на многие километры. Однако танки и самоходные орудия не смогли подняться на их крутые склоны. А противник, придя в себя, начал оказывать серьезное сопротивление своей артиллерией, к тому же со стороны Берлина появились группы бомбардировщиков.

Окончание

Рисунки Михаила ШМИТОВА


на предыдущую страницу к началу этой страницына следующую страницу