Техника-молодежи №3 2000 г
 
 
ГЛАВНАЯ
СОДЕРЖАНИЕ
ВПЕРЕД
НАЗАД

Много ли нам известно писателей, сочетавших служение музам со шпионской деятельностью? Соммерсет Моэм, Грэм Грин... Да еще разве что отечественный сочинитель, отец телевзглядчика. Между тем, Бисмарк считал шпионаж ремеслом для избранных. И действительно, это сейчас многое (если не всё) продается и покупается за деньги, а раньше надо было обладать незаурядными интеллектуальными качествами, чтобы вербовать агентов и выуживать секретные сведения.

РЫЦАРИ ПЕРА И КИНЖАЛА

ВГЛЯДИМСЯ ПРИСТАЛЬНЕЙ В АВТОРА «РОБИНЗОНА КРУЗО». Да-да, в того самого Даниеля Дефо, написавшего чуть ли не пять сотен книг, из которых сегодня известны, кроме «Робинзона», лишь «Молль Флендерс», «Полковник Джек», «Роксана» и «Капитан Синглтон».

Знаменитый писатель родился в 1660 году, предки его были фламандцами, приехавшими в Англию в конце XVI века, во времена Шекспира. Отец Даниеля торговал свечами в лондонском Сити. Примечательно, что будущий сочинитель авантюрных романов (и в немалой степени сам выдающийся авантюрист) родился в год падения республики.

Англия в мае 1660 года вновь стала вотчиной Карла (Чарльза) II, ведь полутора годами ранее скончался лорд-протектор Оливер Кромвель, опора и символ республики, а сын его Ричард сумел удержаться у кормила власти чуть более полугода.

Пятилетним мальчуганом Даниель запомнил эпидемию чумы в Лондоне, в 6 лет он увидел знаменитый лондонский пожар, а в 8 лет утратил мать. Но все-таки учился; а двадцати лет от роду начал проповедническую, торговую и литературную деятельность одновременно. Изъездил всю Европу. В 24 года женился (позднее он станет отцом аж семи детей). Между тем в Англии шла острая политическая борьба. Виги (либералы) сражались с тори (консерваторами) в парламенте и на страницах многочисленных газет и журналов. В 1685 году на престол вступил Джеймс II. Несогласный с этим принц Монмут поднял восстание, но проиграл. В 1688-м власть перешла к Вильяму III. (Именно в годы его правления, в 1698-м, Англию посетит Петр I).

Чем только не занимался Дефо за долгие семьдесят лет своей жизни! Был торговцем, журналистом, даже счетчиком сборов по оконному налогу и казначеем-распорядителем королевской лотереи. Вот только писателем его современники, в общем-то, всерьез не считали. Даже чуть ли не в самом конце жизни, уже в разгар повального увлечения «Робинзоном Крузо» его именовали памфлетистом.

Первая книга Дефо «Простейший способ разделаться с раскольниками» вышла в 1702 году. Примечательно, что «гонораром», вернее, жуткой расплатой стали арест и суд по делу о книге. Затем воспоследовал второй арест и тюремное заключение. Очередным жизненным испытанием стало трехдневное стояние Дефо в колодках у позорного столба на трех разных лондонских площадях. Что ж, он не сдался и по горячим следам написал поэму «Гимн позорному столбу», которая пришлась весьма по вкусу охочей до грубых развлечений публике.

Позже, в 1713-1714 годах, он испытает на себе еще два ареста за оскорбление в печати высокопоставленных должностных лиц, в том числе достанется ему на орехи и за критический отзыв о Петре 1 (в то время неугомонный публицист редактировал газету «Обозрение»).

Но где же обещанный рассказ про разведывательную деятельность английского романиста? Как же стал-таки Дефо правительственным шпионом, тайным эмиссаром британской короны? В 1700-1714 годах Англия совместно с Голландией и Германией вела войну против Франции за так называемое Испанское наследство. В книге «Секретная дипломатия Великобритании» (М., 1975) Е.Черняк пишет: «Война привела к расширению деятельность английской разведки... В 1709 году достопочтенный Роберт Хартли, спикер палаты общин и позднее министр, получил со специальным курьером увесистый пакет, в котором находилось 23 страницы, исписанные почерком Даниеля Дефо».

Хартли, граф Оксфорд, прочел это послание, содержащее проект организации обширной шпионской сети как внутри Англии, так и за ее пределами. Дефо, кроме того, предложил взять на службу шестьдесят три своих агента в самой Англии, наряду с этим, у него имелось немало резидентов в Голландии и Франции.

В результате Даниель Дефо стал главой секретной службы и оставался на этом посту около десяти лет, несмотря на частую смену правительств тори и вигов. В 1706 году он побывал с разведывательным заданием в Шотландии, где ему было предписано ликвидировать тайные заговоры против унии. Королева Анна 27 июля 1714 года отправила в отставку достопочтенного Роберта Хартли, назвав его, увы, «пьяницей и бездельником».

Чрезвычайно скупые сведения о разведывательной деятельности Дефо содержит книга о нем, выпущенная Д.Урновым в популярной серии «ЖЗЛ» (М., 1978). Но ведь еще Р.Роуан в своих «Очерках секретной службы», изданных в Лондоне в 1938 году, продемонстрировал гораздо большую осведомленность: он прямо заявил, что Даниель Дефо - «один из круп-нейших профессионалов секретной службы. Когда королева Анна в 1710 году сместила лорда Годолфина, то последний лично рекомендовал новому министру управления делами Англии именно Дефо как надежного и предприимчивого политического агента. Дефо особенно удружил правительству вигов в Шотландии и в убежищах якобитов, куда он часто являлся под чужой личиной. Когда же вигов сменили тори, то и они благоразумно стали использовать способности Дефо».

Примечательно также, что правительственным шпионом Дефо стал в сущности для спасения самого себя от угрозы очередного тюремного заключения. Ловкий журналист продолжал демонстрировать показную враждебность к правительству в мятежном 1715 году - якобы на стороне якобитских кругов. Между тем предполагалось, что он будет противодействовать выпуску их изменнических листовок, перехватывая и обезвреживая статьи, направленные против законного правительства.

Дефо для этого стал «торийским» редактором у лорда Таузенда в 1716 году и играл эту роль до 1720 года, помогая вести якобитскую газету «для развлечения партии» и препятствуя тем самым выпуску более резко настроенного против правительства органа печати. В 1717 году правительство узнало (возможно, от Дефо же), что якобиты готовят новое восстание. Власти тогда проникли в резиденцию шведского посла графа Юлленборга и нашли немало улик, в том числе переписку с бароном Герцем, видным шведским дипломатом, послом на континенте. Шведский король Карл XII немедленно попал под согласованный огонь английской прессы, и Дефо составил проект обуздания шведов, включая их короля. Тогда же Дефо быстро написал памфлет о последних часах жизни несчастного ливонского дворянина Иоганна Риндхольдта, графа Паткуля, который примкнул к Петру 1 в его борьбе против Швеции и был колесован по распоряжению Карла XII.

В апреле 1717 года лорда Таузенда сменил лорд Сандерленд, и опять неистощимый на выдумки Дефо оказал правительству еще большую услугу, трудясь в торийской газете Натаниэля Миста «переводчиком иностранных известий». Возникла даже острота, мол, Дефо «любит окружать себя туманом» (mist - по-английски «туман»).

В газете Миста замелькали резко антиправительственные статьи. Естественно,типография Миста незамедлительно подверглась набегу и обыску. При последующем допросе Мист присягнул, что автором одной из самых резких публикаций является Дефо (под псевдонимом «сэр Эндрю Политик»). Что ж, лорд Станхоп знал это от самого Дефо и, конечно, не возбудил дело против засланного памфлетиста. К чести Дефо, по его заступничеству Миста выпустили-таки из тюрьмы, и потом Дефо еще дважды спасал торийского редактора и издателя от ареста. Как и полагается, вместо благодарности последний ответил своему спасителю неукротимой партийной враждой.

Дефо до своей кончины 24 апреля 1731 года написал сотни печатных листов (кстати, самый знаменитый его роман «Робинзон Крузо» появился на свет только в 1719-м), но ни одной строки он не посвятил своей карьере секретного агента британской короны. И эта сдержанность, о которой могут только сожалеть любознательные потомки, является, может быть, самым верным доказательством, что Дефо стоял в первых рядах тайных эмиссаров.



КОГДА МЫ СЛЫШИМ ИМЯ БОМАРШЕ, то в первую очередь думаем о французском драматурге, авторе прославленных комедий «Севильский цирюльник» и «Женитьба Фигаро». Мало кто знаком с его «Мемуарами», а уж о его агентурных приключениях - смею думать - слышали разве что считанные единицы.

Пьер-Огюстен Карон Бомарше родился в 1732 году в семье часовщика (как и другой выдающийся писатель - Жан-Жак Руссо) и сам поначалу был часовых дел мастером в провинции. Ему повезло изобрести немаловажную деталь в механизме карманных часов, позволившую значительно уменьшить их размеры, что привело его сначала в Париж, а вскоре и в Версаль, ко двору короля Людовика XV, известного сегодня разве что своим изречением: «После нас хоть потоп».

Энергичный, приятной наружности провинциал (прямо-таки вылитый Фигаро - герой-пройдоха его будущих комедий) начал быстро продвигаться наверх. Он стал часовщиком самого короля, а женившись на вдове, старше себя годами, на ее деньги тут же купил себе престижное дворянское звание. Затем его назначили уже контролером королевской кладовой, и он не только поддерживал блюдо, на котором королю подавали еду, но порой ему даже дозволялось ставить это блюдо прямо перед монархом. Наконец, он стал генерал-лейтенантом королевской охоты (немаловажный чин в придворной иерархии). Бомарше разбогател, заимел серьезного компаньона, став частным агентом известного парижского банкира Пари-Дювернье. К тому же молодого красавца пригласили давать уроки игры на арфе одиноким дамам - четырем покинутым дочерям короля. Дурнушки-принцессы одарили веселого и находчивого преподавателя надежным покровительством. Тандем часовщика-музыканта и банкира скоро начал приносить поистине золотые плоды. Тогда же, в шестидесятых годах восемнадцатого века, Бомарше написал свои первые пьесы «Евгения» и «Двое друзей».

И тут внезапно с белой жизненной полосы он переступил на черную. Неожиданно умер его компаньон Пари-Дювернье, чей наследник граф Делабраш стал отсуживать крупные денежные суммы у Бомарше. К тому же его незамедлительно арестовали из-за скандала с герцогом Дешоном, у которого он отбил смазливую актриску. Пытаясь извернуться, Бомарше подкупил жену парламентского советника Гоэзмана, но дело в суде все-таки было проиграно. Опростоволосившаяся жена советника вернула Бомарше полученную взятку (золотые часы, усыпанные бриллиантами, и двести экю золотом), зажав-таки пятнадцать золотых. Разозленный Бомарше разгласил тайну сделки, и тогда Гоэзман привлек его снова к суду, на этот раз по обвинению в клевете. Тогда Бомарше издал подряд аж четыре записки с изложением сути дела, они-то и составили потом его знаменитые «Мемуары».

Суд вынес соломоново решение - обязал Бомарше и госпожу Гоэзман выслушать на коленях «порицание» («публичный выговор»), а «Мемуары» постановил сжечь рукой палача. Чересчур словоохотливого писателя тогда же лишили французского подданства и гражданства.

Несмотря на явное сочувствие фрондирующей придворной знати и особенно ее главы, принца Конти (не говоря уж об огромной своей популярности среди французских буржуа), опальный писатель едва сводил концы с концами, он был попросту разорен; и вот, чтобы хоть как-то подзаработать, он по поручению Людовика XV поехал в Лондон, чтобы выкупить у Моранда, автора памфлета «Записки публичной женщины», весь тираж этой брошюры, направленной против последней королевской возлюбленной, госпожи Дюбарри. Миссия удалась, тираж опасной для короля книги был выкуплен за 32 000 ливров и незамедлительно сожжен.

Но Людовик XV умер, а его наследник Людовик XVI, всеми фибрами души ненавидевший мадам Дюбарри, не выплатил гонцу обещанное вознаграждение полностью. Бомарше получил свое только тогда, когда выполнил еще одно секретное поручение - теперь уже нового короля - уничтожил памфлет против королевы Марии Антуанетты, изданный д'Эоном. Между прочим, тем самым знаменитым шевалье д'Эоном, которому посвящен популярный роман Валентина Пикуля «Пером и шпагой».

Д'Эон, любимый англичанами - в числе прочего за свои эксцентрические выходки (он часто, например, появлялся на публике в женском одеянии), перебежчик, бывший французский секретный агент, в свою очередь нашел с Бомарше общий язык. Посланец Людовика XVI тоже обнаружил, что хотя Д'Эон «курит, пьет и сквернословит, как немецкий ландскнехт», он вполне привлекателен и, несмотря на странноватый гардероб, бесконечные переодевания и наклонность к шантажу, даже чем-то сродни ему, невезучему (последнее время) Бомарше.

Д'Эон по-дружески ввел Бомарше в круг Джона Уилкса, известного английского публициста и политического деятеля. Именно здесь Бомарше познакомился с Артуром Ли, представителем американских колоний в Лондоне. Французскому посланцу дали в кружке Уилкса псевдоним «господин Норак».

Ли и Бомарше сразу стали друзьями. И именно французский драматург тогда помог организовать снабжение оружием американских инсургентов.

А когда первые французские корабли должны были отплывать из порта Бордо с оружием и порохом для войск Вашингтона, хитроумный Бомарше своевременно привез в этот портовый город театральную группу, поставил там свою «Женитьбу Фигаро» и прикрыл блестящую секретную операцию не менее блестящим театральным фестивалем.

Потом, кстати, Бомарше изобразил энергичную погоню за д'Эоном по всей Германии, и до сих пор неясно, а не был ли автором (или хотя бы соавтором) второго памфлета сам гениальный создатель пьес о слуге двух господ.

А потом была Великая французская революция, казнь короля и королевы, поочередная гибель Марата, Дантона и Робеспьера. Бомарше постоянно занимался различными издательскими проектами и интендантскими спекуляциями, чтобы элементарно выжить. Из-за неудач в поставках армии он был вынужден бежать за границу в 1792 году, вернулся на родину через четыре года уже при Директории и умер 18 мая 1799 года, чуть-чуть не дожив до Брюмерского переворота, когда диктатором стал молодой генерал Бонапарт...

Виктор
ШИРОКОВ



на предыдущую страницу к началу этой страницына следующую страницу