Техника-молодежи №3 2000 г
 
 
ГЛАВНАЯ
СОДЕРЖАНИЕ
ВПЕРЕД
НАЗАД

Многие, наверное, уже наслышаны о сенсационных экспериментах английского ученого Кевина УОРВИКА, который вживил себе под кожу на руке микрочип и приобрел после этого некоторые свойства мага и волшебника. Теперь при его приближении к лаборатории там гостеприимно распахиваются двери; если надо, включаются различные приборы, а настенный громкоговоритель радушно приветствует хозяина: «Доброе утро!»
- Некоторые коллеги уже бешено завидуют мне, - шутит он, - и сами не против обзавестись такими микрочипами. Но другие пока опасаются. И если честно, тут есть еще повод для раздумий и опасений...

Каких именно? Об этом и постарался узнать у профессора Уорвика наш специальный корреспондент Станислав ЗИГУНЕНКО, когда тот прилетал в Москву на презентацию русского перевода своей книги «March of the machines» («Наступление машин»).

МАРШ МАШИН, или не стать ли нам киборгами

Страшный прогноз

- Пожалуйста, поясните, «почему миром будет править новое поколение роботов»? Так, во всяком случае, значится в подзаголовке вашей книги.

- Ответ вы найдете в тексте. Первая глава и посвящена тому, каким, по моему мнению, может стать наш мир в 2050 г., когда планетой станут управлять машины или роботы, если вам так больше нравится...
Шагоход Кевина Уорвика.

Тут надо, наверное, пояснить, что грядущее человеческой цивилизации профессор рисует совсем невеселым. «В 2050 году людям живется безумно тяжело... Роботы используют людей как подсобную рабочую силу, которую «содержат в специальных лагерях, разбросанных, подобно ГУЛАГу, по всей территории Земли. Там тусклый искусственный свет, там едва топят - лишь для того, чтобы люди не погибли от холода, и, конечно, никаких признаков комфорта в нашем прежнем понимании».

В лагере люди только спят - поскольку даже машины понимают, что их рабам необходимо время для отдыха, восстановления сил. Однако время это неуклонно сокращается, поскольку ведутся эксперименты над мозгом, чтобы перевести его в состояние непрерывного бодрствования. Роботов совершенно не интересует, что продолжительность человеческой жизни при этом резко сокращается - уже редко кто дотягивает до тридцати. Убыль будет восполнена на фермах по выращиванию людей. Это именно фермы, где держат женщин, регулярно подвергают их искусственному осеменению и заставляют рожать по ребенку в год.

Пол каждого дитяти, уровень его умственного развития строго контролируются. Вскоре после рождения младенцев оперируют, удаляя те части тела и зоны мозга, которые, по мнению машин, для выполнения конкретной работы, предназначенной данному рабу, несущественны. Работа же у людей такая: они ухаживают за устарелыми роботами, добывают под землей полезные ископаемые, ведут разведку в труднодоступных районах планеты, куда еще не проложены дороги, удобные для машин, а также... для охоты за себе подобными - теми, кто не захотел подчиниться машинному контролю.
Профессор демонстрирует способности своей любимицы кибвр-кошки.
«Сайбил» - автоматизированная платформа с установленным на ней креслом - уже сегодня способна облегчить жизнь инвалиду.

Как же люди попали в рабство? Оказывается, не зря говорят, что благими намерениями мостится дорога в ад... Инженеры старались создавать все более совершенные роботы. И в конце XX в. какой-то умник предложил делать машины приспосабливающимися к внешним условиям, то есть самообучающимися. В итоге последовал всплеск развития машинного интеллекта. Кибернетический мозг сначала сумел обыграть в шахматы чемпиона мира среди людей, а потом, поняв, что равных по интеллекту ему, киберу, на Земле уже не осталось, перестал подчиняться командам людей, подчинил себе другие машины.

Произошел бунт киберов, на сторону которых перешли военные роботы, и люди попали примерно в такое же положение, в каком сейчас находятся домашние животные.

Три правила никуда не годятся?

- А как же тогда быть с тремя основными правилами робототехники? - спросил я профессора. - Ведь в них записано, что роботы не могут причинять вреда людям...

- Эти правила были придуманы человеком, а именно Айзеком Азимовым, - ответил он. - Но это вовсе не значит, что машины будут жить по нашим законам. Упустить же их из подчинения довольно легко. Ведь уже сегодня мы разрабатываем модели адаптивных роботов и действительно доигрались до того, что кибернетическое устройство обыграло в шахматы Гарри Каспарова...

Вводить запрет на подобные работы бесполезно, продолжал профессор. Всегда найдется государство, которое, стремясь подчинить мир, втихомолку будет продолжать создавать армию всемогущих киберов. Но для того, чтобы одолеть людей, надо стать умнее их, - ведь само человечество выжило, победило саблезубых тигров и пещерных медведей прежде всего силой своего ума, но отнюдь не мускулов.

Рано или поздно создателям кибернетического воинства придется дать ему волю, ввести принципы самопрограммирования, самообучения... А почувствовав, что стала смышленее своего хозяина, машина вряд ли захочет ему подчиняться.

Такой сюжет тоже описан фантастами. Вспомните хотя бы бунт робота в романе «2001: космическая одиссея», написанном соотечественником Уорвика - Артуром Кларком. Кибернетический штурман HAL-9000 решил, что он умнее всего экипажа космического корабля «Дискавери», и избавился почти от всех. Уцелел лишь пилот Дейв. Человеку все-таки удалось победить машину. Но какой ценой?!

Микрочип под кожей

Конечно, Артур Кларк ошибся в прогнозах, поторопил события. В его романе HAL построен в 1997 г., а запуск космолета на Юпитер состоялся в 2001-м. Однако ни того, ни другого пока не предвидится. Возможно, преувеличивает опасность и сам профессор Уорвик - к 2050 г. компьютеры все еще будут отставать по уровню развития от людей. Но сам факт, что ЭВМ все-таки развиваются куда быстрее Homo sapiens, не может не вызвать опасения. А вдруг?..
"Элма" - еще одна электронная "игрушка" Уоряика.

Какой же выход из положения предлагает Кевин Уорвик? А вот какой. «Давайте сами станем киборгами», - говорит он. Тот микрочип - размерами не более половинки спички, который он на 9 дней вживлял себе в левую руку, - всего лишь первый шаг на длинном пути симбиоза человека и машины.

- Вспомните, на каких условиях Гарри Каспаров соглашается соревноваться с машиной в дальнейшем, - рассуждает профессор. - Теперь чемпион мира по шахматам хочет воспользоваться подсказками своего персонального компьютера, а не терять время и силы на анализ тех комбинаций, которые способна просчитать и машина. Сам же он берет на себя решение таких задач, где компьютер пока уступает человеку.

Нечто подобное Уорвик предлагает делать и в других случаях. Уже сегодня роботы-хирурги на высоком профессиональном уровне проводят операции - так пусть этим и занимаются далее (см. «ТМ», № 11 за 1999 г.). Уже сегодня кибер-штурманы и автопилоты безошибочно водят самолеты и корабли по трассам - так пусть и продолжают выполнять эту работу. А завтра мы пошлем кибер-разведчиков на окраины Солнечной системы, станем поручать им самые опасные задания. Сами же тем временем займемся решением таких проблем, которые киберам не осилить. Но опятьтаки - с помощью машин...

Конечно, пока вживленный в руку Кевина Уорвика микрочип не способен передавать чувства и ощущения, однако вполне успешно связывает реальный и виртуальный миры. То есть, проще говоря, исправно передает информацию о перемещениях своего хозяина центральному компьютеру лаборатории, а тот, в свою очередь, оповещает о его приближении расположенные там приборы. В итоге электронный замок автоматически отпирает двери, научная аппаратура приводится в боевую готовность...

- Мне доставляет огромное удовольствие видеть, как вещи вокруг функционируют как бы сами собой, словно по мановению волшебной палочки, - признается профессор.

Конечно, он сознает, что подобные эффекты - не более чем баловство, и ради этого не стоило вживлять в свой организм микрочип. Тем более, что дистанционно управлять разного рода приборами можно и просто надев на руку электронный браслет. Однако Уорвик смотрит дальше и предпринимает первые опыты по передаче не только команд, но и чувств. Аналогичный микрочип вживлен в руку его супруги, и она получила возможность каждый раз ощущать ласковое щекотание кожи, как только муж подумает о ней. «Правда, я не могу определить, что он при этом думает, - с улыбкой говорит она, - но все равно приятно».

Сейчас Уорвик работает над механизмом расшифровки тех или иных эмоций, чтобы научить компьютер соответствующим образом реагировать на них. Задача оказалась не из простых, но ученый все-таки надеется, что по косвенным показателям - учащению дыхания, повышению температуры, потовыделению и т.д. - ему удастся более точно идентифицировать хотя бы самые сильные и простые эмоции: страх, гнев, радость... Дальше же он хочет разобраться в биохимических реакциях организма и на основе полученных знаний регистрировать уже оттенки эмоции.

И первые опыты показали, что если демонстрировать испытуемым ролики с сюжетами, которые имеют ярко выраженную эмоциональную окраску, то удается довольно точно соотнести их с изменением тех или иных физиологических показателей. А более тщательная обработка полученной информации позволяет нащупать изменения в самом организме, связанные с эмоциями.

Исследователям удалось также установить и обратную связь между данными, регистрируемыми чипом, и эмоциями, переживаемыми в этот момент человеком. Получая от микропроцессора, вживленного в руку, радиосигнал, содержащий информацию о физиологических параметрах организма, компьютер быстро обрабатывает ее и находит соответствующую эмоцию: «Пациент взволнован». Или: «Он испытывает радость».

Это вам не ногти подстричь

Впрочем, чип Уорвика в перспективе рассчитан и на большее. Он призван связать человека и ЭВМ в единую сеть. Имеется в виду, что его функции не ограничатся измерениями более или менее стандартных физиологических параметров. Нет, микропроцессор будет напрямую соединен с нервными окончаниями. Правда, это, кроме всего прочего, потребует и куда более тонкого хирургического вмешательства, нежели те его способы, которые для современной медицины являются верхом операционного искусства. Тем не менее, ученый не намерен отступать.

- Я решил подвергнуться новой операции, - заявляет он. - Она будет сложнее, чем та, которую я уже перенес. Однако я не вижу никаких принципиальных препятствий на пути ее осуществления.

Кстати, второму этапу операции согласилась подвергнуться и его супруга. Но прежде, разумеется, надо выяснить, как именно чип сможет воздействовать как раз на те нервные окончания, которые ответственны за эмоции, как закодировать переживания одного человека в электросигналы, которые были бы понятны другому.
Кибернетическая рука - четырехпальцввый робот.

Тем не менее, Уорвик надеется, что эти трудности вполне преодолимы. И через 2-3 года ничто не помешает ученому приступить ко второй стадии осуществления своего замысла, в результате чего он получит возможность непосредственно общаться с женой, находясь от нее на любом расстоянии, без каких-либо приборов, через Интернет.

А главное, подобные системы наконец-то помогут тем инвалидам, которые сегодня не в состоянии и пальцем пошевелить. Они будут управлять своими инвалидными колясками, приставленными к ним роботами, что называется одним усилием мысли.

Жизнь под «колпаком»?

С другой стороны, часть сведений о владельце вживленного микропроцессора может стать всеобщим достоянием, включая самую интимную информацию. Она приобретет самостоятельную жизнь в Интернете, и хотя, конечно, ее можно кодировать, но, согласитесь, нет такого кода, который нельзя расшифровать.

Выходит, что микрочип Уорвика открывает и небывалые возможности в области сыска. Причем спецслужбы смогут не только без труда отслеживать все перемещения данного субъекта, но и контропировать его сознание, возможно, даже внушать ему какие-то мысли и чувства...

Правда, повторяем, сами по себе возможности микроэлектроники еще недостаточны, чтобы всерьез говорить о биосинтезе чипа с нервной системой живого существа. Единственное, на что он способен сегодня, -доносить о местонахождении хозяина. И, возможно, именно поэтому ученый сохраняет полную невозмутимость, когда ему указывают на опасность его идей.

- Пока меня не слишком волнует, что компьютер знает, насколько часто я пью кофе на работе, чем я занимаюсь в обеденный перерыв и сколько времени провожу в туалете, - улыбается он. - Ведь взамен я приобретаю столько преимуществ, что они с лихвой перекрывают отдельные негативные моменты.

Ну а в дальнейшем, как уже говорилось, став в большей или меньшей степени киборгом, человек сможет успешно конкурировать с машиной не только в сообразительности, но и в возможности мгновенно считать, запоминать гигантские объемы информации, безошибочно, в мгновенье ока, осуществлять те или иные операции... Словом, соединит в себе лучшие качества человека и машины.

Шоу ученого

Как мы убедились, некоторые главы книжки Уорвика весьма драматичны. Сам же профессор - оптимист, остроумный человек, который за словом в карман не лезет и вовсе не строит из себя этакое академическое светило. Надо отдать ему должное - он умеет общаться с публикой и представителями СМИ. По крайней мере, более веселой пресс-конференции я что-то не припомню. Это было настоящее шоу, в котором участвовали не только профессор и его ученики, но и привезенная им из Англии целая команда роботов.

И команда «железяк» сполна продемонстрировала, на что способна. Семь крошечных кибернетических «гномов» резво раскатывали по манежу, старательно учились избегать столкновения друг с другом и ограждением. Роботы чуть побольше демонстрировали простейшие инстинкты - например, умение ходить. В зависимости от поданной команды они то убегали от хозяина, то исправно семенили за ним, останавливаясь тотчас, как только останавливался он. И наконец, на ринг был выставлен кибернетический зверь размером с большую собаку, однако почему-то названный кибер-кошкой.

- Дело в том, что он, как мы надеемся, в скором будущем по своему интеллекту приблизится к этому домашнему любимцу, - пояснил ученый. - Во всяком случае, он уже откликается на «кис-кис» и может выполнять некоторые команды.

И действительно, по команде профессора зверь приседал, ложился, шел на зов... В общем, выглядел вполне послушным и дрессированным. Уорвик надеется, что такое будет и в дальнейшем. Если мы поведем себя умно, то и впредь сохраним господство над машинами. Не они нас, а мы их станем держать под контролем. И через 50 лет, и спустя столетие...


на предыдущую страницу к началу этой страницына следующую страницу