Техника-молодежи №3 2000 г
 
 
ГЛАВНАЯ
СОДЕРЖАНИЕ
ВПЕРЕД
НАЗАД

Мамонты вымерли от перемены климата, говорят одни ученые. Мамонтов съели наши предки, полагают другие. Что же, не природа, а человек - виновник массовой гибели мохнатых великанов? Иначе бы они благополучно дожили до наших дней, как это произошло с их современниками - северными оленями, овцебыками, сайгаками...
     А вот эвенки, чукчи, якуты верят, что мамонты живут и в наше время. Говорят, их видели еще в 1960-е гг. До революции же случалось, когда «обда» (марийское название мамонта), обиженные кем-то, попросту выживали людей из поселков, постоянно разрушая их постройки.
     Не так давно Ярослав Голованов ссылался в «Комсомолке» на свидетельство А.Ф. Москвина, долгое время жившего в Марийской республике: "Ночью слышался глухой трубный звук, - слоны так же трубят при нападении, - а утром оказывалось, что «обда» выворачивал углы овинов, бань, ломал изгороди. Это повторялось до тех пор, пока отчаявшиеся люди не переходили на новое место. Так, например, поступили жители деревень Нижние Шапы и Дзакова в Медведевском районе.
НЕ РАЗВЕСТИ ЛИ НАМ
МАМОНТОВ?

Филе из мамонтятины

Хорошо, - скажете вы, - допустим, мамонты живы до сих пор. Но нам-то какой от этого прок? Такой же, как от северных оленей. А может, и того больший. Ведь мамонт - это не только мясо, но и драгоценные бивни.

Вытаявшие из вечной мерзлоты мамонтовые туши местные охотники используют на корм собакам, а оставшиеся без припасов геологи и сами пробовали мясо, пролежавшее в вечной мерзлоте десятки тысяч лет. А по свидетельству Би-Би-Си, два энергичных москвича, бывшие студенты геологоразведочного института, недавно предлагали завалить элитные московские рестораны мамонтятиной. Они даже привезли в столицу пробную партию мяса и выяснили, что многие отечественные рестораторы весьма благосклонно отнеслись к их идее.

Препятствием к процветанию этого необычного бизнеса послужили два обстоятельства. Во-первых, московская санэпидслужба потребовала для санитарного анализа сразу всю тушу. Во-вторых, есть закон, согласно которому получается, что такое использование мамонтятины приравнивается к расхищению палеонтологических и археологических ценностей.

Обойти оба препятствия одним махом можно, если... мамонтов разводить на ферме. Принципиальных трудностей для этого нет: ведь если живо хотя бы одно животное, то создать стадо мохнатых великанов можно тем же способом, которым было восстановлено поголовье зубров в Подмосковье и в Беловежской пуще.

А если живых мамонтов в природе уже нет? Говорят, что одному японцу, Гото Кацуфими, посчастливилось-таки отведать мамонтятины в одном из московских ресторанов. «Мясо было очень нежным и очень вкусным», - заявил он. Процесс поглощения куска мяса возрастом в десятки тысяч лет (возможно, из той партии, что подпольно привезли в столицу бывшие геологи) не только доставил господину Кацуфуми удовольствие, но и навел его на сенсационную идею.

Дело в том, что по профессии Гото Кацуфуми - селекционер, которому несколько лет назад удалось провести успешный эксперимент по оплодотворению коровы семенем мертвого быка. «А не замахнуться ли нам на мамонтов?» - подумал, видимо, господин Кацуфуми. Ведь на Земле и поныне живут их близкие родственники - индийские слоны, и это родство доказано биохимическими исследованиями.

Поэтому если ДНК мамонта, выуженную из его останков, ввести в яйцеклетку слонихи, то она в положенный срок родит мамонтенка.

Так, во всяком случае, полагают участники международной экспедиции, занимающиеся сейчас судьбой мамонтовой туши, обнаруженной еще в 1997 г. на севере Красноярского края. Вот какие интересные подробности этой истории рассказал известный французский полярный исследователь Бернар Бюиг.

Находка близ Хатанги

«Полярной болезнью» Бьюига заразил его друг - путешественник Жан-Луи Этьен, который в свое время вместе с нашим Виктором Боярским организовал экспедицию «Трансантарктида», во время которой на собачьих упряжках был пересечен южный ледовый континент. Сам же Бернар с начала 90-х гг. довольно регулярно появляется в Хатанге, откуда в составе нескольких международных экспедиций путешествовал к Северному полюсу. В Хатанге же от главы местной администрации Николая Фомина он узнал, что в 150 км к северу от этого населенного пункта местный житель Жарков обнаружил закованную в вечную мерзлоту тушу мамонта.

Бюиг не поленился, раздобыл вертолет и слетал к месту находки. Действительно, в указанном месте он вскоре наткнулся на обломок кости. Хотел вести раскопки, да пилот запротестовал - начало уже смеркаться, погода заметно портилась, мела поземка... В общем, все сочли за лучшее прекратить работу и вернуться на базу. Однако найденный обломок был тщательно исследован во Франции. Там было установлено, что содержащиеся в кости клетки хотя и погибли, но не разложились.

В апреле следующего года француз вернулся в Хатангу, разыскал Жаркова, и уже вместе с ним продолжил раскопки. Ценой невероятных усилий удалось освободить из вечной мерзлоты части нижней и верхней челюстей животного с сохранившимися вокруг них остатками мышечной ткани, а также кожи и волос.

Тут уж поднялся шум, в результате чего в мамонтовую эпопею включился известный полярник и вице-спикер Думы прошлого созыва Артур Чилингаров. При его содействии из мерзлоты был вырублен 22-тонный куб с тушей и переправлен вертолетом в Хатангу.

Научным руководителем экспедиции с французской стороны стал известный палеонтолог профессор Ив Коппенс - тот самый, который некогда обнаружил в Кении останки Люси, праматери всего рода человекообразных обезьян. А с нашей стороны находкой весьма заинтересовался директор Санкт-Петербургского Зоологического института Александр Алимов, который подключил к делу своего коллегу профессора Николая Верещагина и его ученика, доктора Алексея Тихонова.

В результате обмера туши было установлено, что мамонт «Жарков», названный так по фамилии нашедшего его россиянина, был взрослым самцом, ростом более 3 м. К моменту смерти, произошедшей около 22 тыс. лет тому назад, ему было 47 лет.

Надежды и сомнения

Туша уникальной сохранности, попавшая в руки ученых, дает надежду найти в ней неповрежденную ДНК. Если она будет извлечена, то и появится принципиальная возможность вырастить мамонта. Международная группа исследователей, включающая ученых из России, Франции, Японии, США и Голландии полна радужных надежд. Она надеется приступить к эксперименту по клонированию мамонта не позднее лета нынешнего года.

Впрочем, далеко не все специалисты разделяют оптимизм исследователей. «Все разговоры о якобы предполагаемом клонировании мамонта «Жарков», найденного в середине октября 1997 г. в Красноярском крае, нереальны», - заявляют они, потому что клонирование любого тела, извлеченного из вечной мерзлоты, невозможно для современной науки. Это связано с тем, что целых, неповрежденных молекул ДНК в замороженных остатках древних существ до сих пор не обнаружено.

Например, сотрудники Палеонтологического института РАН, специалисты по мамонтам Ирина Доброво и Евгений Мащенко, отнеслись к подобной затее как к первоапрельской шутке. Ведь если мамонты погибали естественной смертью, то какое-то время они оставались на поверхности при плюсовой температуре. В этих условиях достаточно двух-трех часов для того, чтобы началась деструкция молекул.

Сейчас обсуждается и другой путь: в принципе, возможна полная расшифровка геномов слона и мамонта с последующей заменой в слоновьей клетке всех разночтений на «мамонтовую» версию и ее клонированием. По оценке, полученной на основании единственного пока расшифрованного гена мамонта (правда, не из ядра, а из митохондрий - внутриклеточных образований, имеющих собственную ДНК), в наследственных текстах древнего и современного хоботного не совпадают примерно 5-7 процентов «букв». Как будто немного. Но все равно, необходимый для расшифровки и клонирования объем работы и затрат трудно даже вообразить: идущая сейчас полным ходом расшифровка генома человека потребовала труда сотен ученых из десятков стран в течение многих лет и обошлась в миллиарды долларов.

Конечно, многое расшифровщики мамонтового генома смогут взять из результатов проекта «Геном человека» в готовом виде, не тратя на это времени и денег. Но, с другой стороны, гены мамонта придется сначала собирать «по буковке», по нуклеотиду, и эта дополнительная трудность с лихвой перекроет эффект от использования предыдущих достижений.

В общем, рекламный бум, похоже, получился в основном потому, что откопанный Бернаром Бюигом мамонт - первая находка такого рода после того, как стало возможным клонирование млекопитающих. Это и дало новую жизнь старой мечте о возвращении короля ледниковой фауны в мир живых существ.

Им нет места на Земле...

В древнем отряде хоботных мамонты вообще-то были отщепенцами. Они единственные вышли за пределы тропического пояса, и весь их колоритный облик, как и особенности физиологии и поведения, сформировался в ходе приспособления к жизни в уникальном ландшафте - тундростепи. Она совсем еще недавно - в геологических, понятно, масштабах времени - занимала значительную часть северной половины Евразии и Северной Америки.

Климат этих мест в ту пору был холодным и сухим - даже в конце долгой зимы снежный покров был сравнительно неглубоким, и мамонты (как и прочие травоядные обитатели тундростепи - шерстистые носороги, олени, овцебыки, бизоны и т.д. - успешно добирались до сухой травы и ветвей низких кустарников, которыми они - опять-таки единственные из хоботных - приспособились питаться зимой. Судя по особенностям стирания бивней, их обладатели активно использовали их для разгребания снега.

Можно сказать, что мамонтов сгубило улучшение климата: с отступлением ледника климат стал более теплым и более влажным. Стало выпадать больше осадков, и многоснежные зимы сделали существование крупных травоядных тундростепи невозможным. Да и состав флоры быстро менялся: с юго-запада наступали леса, напоминающие современную тайгу, а внутри самого ландшафта злаки сменялись лишайниками и мхами. Одни представители ледниковой фауны - лошади, сайгаки - сумели прорваться в настоящие степи, другие - северный олень - приспособились к жизни в тундре. А самые крупные - мамонт и шерстистый носорог - вымерли.

Самое позднее местонахождение останков мамонтов, обнаруженное на острове Врангеля, приняло последних животных примерно 4-4,5 тыс. лет назад. Возможно, где-то еще на крайнем северо-востоке Азии они - сильно измельчавшие, разбитые на небольшие изолированные популяции - обитали и позже, но нигде выжить не смогли. Исчезла тундростепь - пропали и мамонты.

Так что если воссоздание мамонта может хотя бы в отдаленном будущем стать реальностью, то о возвращении их в природу не приходится и думать. Попытка вернуть на Таймыр современника и экологического «соседа» мамонта - овцебыка - растянулась на десятилетия, и до сих пор выпущенные в тундру животные существуют только благодаря поддержке человека. А ведь овцебык сумел пережить смену климата - он до сих пор сохранился в диком виде в Гренландии.

Так что правы, вероятно, те, кто считает: мамонтов подвела природа.

Олег Славин,


на предыдущую страницу к началу этой страницына следующую страницу