Техника-молодежи №2 2000 г
 
 
ГЛАВНАЯ
СОДЕРЖАНИЕ
ВПЕРЕД
НАЗАД

     Вот уже более двух столетий исследователей истории Поволжья волнует загадка: что случилось со средневековым Увеком - городом, который располагался на территории современного Саратова?

ТАЙНА САРАТОВСКИХ "ПОМПЕЙ"

     В 1579 году приказчик английской торговой компании Христофор Барроу, сопровождая транспорт английских товаров с устья Северной Двины водным путем по Волге, записал: «Эта местность считается за половину пути между Казанью и Астраханью. На этом месте стоял прекрасный каменный замок по имени Увек, а к нему прилегал город Садом, который, по словам русских, по причине развращенности обитателей вследствие праведного суда Божьего был поглощен землею с частью цитадели». Спустя два столетия, в 1769 году, известный натуралист Иван Лепехин записал это же сказание, сохранившееся среди местных жителей. Именно его «дневные записки» стали тем отправным пунктом, с которого начались систематические исследования городища. Масштаб многочисленных строений, огромное число найденных материальных ценностей: монет, посуды, золотых украшений, характер разрушений Увека - все это дало повод многочисленным исследователям сопоставить его с Помпеями. В 1913 году даже вышла книга с соответствующим названием - «Саратовские Помпеи». Уже тогда возникли два вопроса: как был разрушен Увек и куда подевались его обитатели? Ни на один из них раскопки ответа не дали...
Здесь стоял средневековый Увек

     Гипотезы о причинах гибели Увека высказывались самые разные. Вкратце они таковы: город прекратил свое существование в процессе общего упадка культуры и торговли Золотой Орды; произошло размывание и обрушение территории Увека; грянули нашествия завоевателей, прежде всего Тимура. Еще одна, последняя по времени, версия, высказанная в конце 80-х группой саратовских исследователей, утверждает, что ги-бель Увека предвосхитила техногенную Уфимскую катастрофу 1989 года. Вот какие аргументы приводятся в пользу этой гипотезы (и против всех других).

     Упадок культуры - процесс медленный, а всё в Увеке говорит о том, что он был разрушен достаточно быстро. Гипотезу о наводнении и вызванном им обрушении построек долгое время развивал казанский историк и археолог П.А. Пономарев: город стоял на правом берегу Волги, на склоне оползневой горы, и был смыт разлившейся рекой. Но, во-первых, размывание береговой линии - процесс многолетний, во-вторых, в руинах, расположенных на берегу, и в искусственных террасах не найдено следов разгула стихии. Более того, есть многочисленные данные, говорящие о массовых пожарах. И это при том, что город был застроен каменными строениями. С полным основанием можно отвергнуть и версию о нападении завоевателей: известный историк А.Н. Минх в своей книге «Набережный Увек» отмечал, что, кроме двух инкрустированных алебард, местные жители до сих пор не находили здесь и в соседних местах никакого оружия, а ведь оно обычно остается на полях сражений в значительном количестве. Да и многие найденные здесь материальные ценности - золотые и серебряные украшения - также свидетельствуют не в пользу этой версии: захватчики не бросили бы их в завоеванном городе.

     Обратимся к некоторым известным фактам, которые заслуживают особого внимания и обстоятельного анализа. Ф.В. Баллод, руководитель нескольких послереволюционных археологических экспедиций в Увеке, в своих результатах отмечал, что на всем протяжении берега от устья речки Увековки и до места переправы через Волгу, на протяжении более 2 км и выше к вершине горы, наблюдается ярко выраженный «почти сплошной след пожарища: угли, зола, обоженные кости, обгорелое дерево». Такие же следы были обнаружены и внутри некоторых зданий и других сооружений. Рядом с небольшим количеством угольков и золы, разбросанных на полу, остались практически нетронутыми деревянные элементы конструкций. Следы пожарища явно указывают на поверхностный характер горения. Еще интересная особенность: от берега Волги к периферии разрушения постепенно уменьшаются. Лучше всего сохранились окраинные строения ближе к вершине юры, именно там, где они должны быть наиболее разрушены и погребены оползнями. Однако структура почвы на этих местах не нарушена. Кроме того, элементы конструкций зданий разбросаны в сторону вершины. Некоторые обломки строений, в особенности кирпича, находили далеко за городищем. Создается впечатление, что здесь произошел мощный взрыв. Но что могло взорваться со столь ужасными последствиями? Трудно допустить, что в середине XIV века на территории Увека располагались крупные запасы «зеленого зелья» - пороха, а других взрывчатых веществ в те времена попросту не знали. Да и характер разрушений при воспламенении пороха был бы иным. Ответ, повидимому, кроется в другом.

     В начале марта 1840 года мещанин Поздняков, житель окраиной части Саратова, опустился с зажженной сальной свечой в погреб, чтобы выяснить причины «смрадного зловония». Произошел взрыв, и весь погреб был охвачен синим пламенем. По прошествии некоторого времени врачебная управа произвела исследование, показавшее наличие в почве под Саратовом «обильных запасов газа, годного для освещения». Впрочем, об этом знали исстари, из легенд о «дыхании» драконов, живущих в недрах земли. Известны также случаи, когда просачивающийся газ убивал овец, пасшихся на склонах Увекской гряды. В конце XIX века жертвой «земного дыхания» чуть было не стал Всеволод Крестовский, автор «Петербургских трущоб». Как писали газеты той поры,вместе с художником Ушаковым он проник в один из древних подвалов Увека и едва не погиб, задохнувшись от скопившихся в нем газов; стоило больших усилий вновь привести его в чувство.

     Современные геологические данные значительно дополняют картину распределения газовых залежей в Поволжье. Именно здесь, около Саратова, в октябре 1941 года разведочная скважина №1 дала первый газ - метан. А на территории современного Увека, точнее, в его недрах, недалеко от нефтеперерабатывающего завода,обнаружены приповерхностные залежи газа (кстати, из-за этого отказались от строительства метрополитена в Саратове). Так что гипотеза о газовом взрыве на Увекском массиве имеет под собой реальную почву Следует добавить, что здесь обнаружено большое количество (до несколько тысяч) погребов и других подземных сооружений, которые в немалой степени способствовали изменению скважности геологических слоев. В таких сооружениях мог накапливаться метан. Кроме того, своеобразная конфигурация Увекского массива, представляющего собой протяженный узкий гребень, образующий при северо-западном ветре зону динамического застоя, также могла способствовать катастрофе (недаром этот район считается самым загазованным в Саратове). Выделяющийся из недр земли метан при таких условиях мог достичь предельно высокой концентрации, когда достаточно искры, чтобы прогремел взрыв. Что, в общем-то, прямо или косвенно подтверждается археологическими исследованиями и рядом других данных.

     Если основываться на версии о газовом взрыве, картина гибели Увека предстанет следующей. Примерно за год до известного нашествия Тамерлана в 1394 году, в результате неких геологических процессов искусственного или природного характера, выделение метана стало более интенсивным. Жители, обеспокоенные выделением газов из недр, стали покидать свои дома, уводя домашний скот и не трогая наиболее ценный скарб, с надеждой переждать напасть и вскоре вернуться обратно. Все материальные ценности оставались на своих местах, по крайней мере, ничем другим нельзя объяснить нетронутость обстановки и огромное количество найденных здесь аккуратно сложенных предметов (например, многочисленные медные чашки составлены стопками штук по 12, что дало повод многим исследователям предположить, будто здесь находилась мастерская по их производству или некий склад).

     Видимо, горожане оставляли свои жилища уже не впервые, ожидая в незагазованном» месте, пока «экологическая обстановка» в Увеке не придет в норму. И до сих пор все обходилось. Но в этот раз жителям города не суждено было вернуться назад. Концентрация газа в подвалах и домах постепенно возрастала, и однажды он воспламенился — то ли от искры, выбитой случайно забредшим сюда путником, не знавшим о газе, то ли от вспышки молнии во время грозы. Раздался взрыв, начался пожар...
Фрагменты керамики, найденной при раскопках Увека.
Увекские изразцы.

     Что произошло дальше с городом, который стал упоминаться в русских летописях под именем Содома, можно лишь гадать. По некоторым данным, встречающимся в различных источниках, он был восстановлен. Это подтверждается и находками монет XV — XVI столетий в северо-восточной части городища, где предположительно находился христианский квартал. По-видимому, эта часть города менее всего пострадала от взрыва. И через некоторое время здесь снова стали строить дома и храмы, снова зашумела жизнь.

     Прошли столетия, и останки некогда могущественного города превратились в руины, на которых возникли новые поселения. А древние развалины — последние немые свидетели средневековья — пошли на слом, на каменные мостовые, фундаменты домов. Средневековый Увек просто исчез... исчез в пространстве и времени, словно никогда и не существовал. Тайна, которую унесли последние руины саратовских «Помпеи», до сих пор не разгадана.

Руслан
СИНГАТУЛИН,
г.САРАТОВ

на предыдущую страницу к началу этой страницына следующую страницу