Техника-молодежи №2 2000 г
 
 
ГЛАВНАЯ
СОДЕРЖАНИЕ
ВПЕРЕД
НАЗАД

История отечественной космонавтики знает не только громкие победы, но и горькие поражения. В отличие от успехов эти драматические события, сопровождавшиеся подчас человеческими жертвами, особенно не афишировались. Одна из таких трагедий случилась в ночь с 29 на 30 июня 1971 г. на космическом корабле «Союз-11». Погиб весь его экипаж: Георгий Добровольский, Владислав Волков, Виктор Пацаев. В мировой космонавтике с этой потерей сопоставимы немногие — например, катастрофа американского «Челленджера». Но там хотя бы ясно, что случилось: причины аварии сравни-тельно быстро выявили, да и серия взрывов, разнесших космический аппарат буквально в клочья, произошла на глазах большого числа наблюдателей. С «Союзом-11» ситуация куда сложнее. Минуло уже более четверти века со времени гибели его экипажа, но причины трагедии до сих пор нельзя считать твердо установленными.

ТАЙНА "СОЮЗА-11": грозное безмолвие инфразвука

Злополучный полет «Союза-11» начался утром 6 июня 1971 г., в 7ч 55 мин, а в 8 ч 4 мин он уже вышел на расчетную орбиту. В 10 ч 45 мин, опять-таки в полном соответствии с заранее намеченным графиком, состоялась его стыковка с орбитальной станцией «Салют», и экипаж корабля благополучно перебрался в помещение научной станции. Программа полета была рассчитана на три с небольшим недели, и ничего особо сложного в ней не предусматривалось. Командир корабля подполковник Г.Т. Добровольский и инженер-исследователь В.И. Пацаев хотя и поднимались в космос впервые, были уже отнюдь не новичками в практической космонавтике; для борт-инженера В.Н. Волкова это был второй полет. Космонавты добрались до «Салюта» без приключений, да и в период их пребывания на орбитальной станции не случилось ничего такого, что хотя бы отдаленно предвещало беду. В положенное время, 29 июня 1971 г., экипаж «Союза-11» полностью завершил выполнение намеченной программы и получил из Центра управления полетом указание совершить посадку на Землю. Космонавты перенесли все собранные ими материалы научных исследований и бортжурналы в транспортный корабль «Союз-11» и перешли в него сами. Заняли свои рабочие места, тщательно проверили состояние бортовых систем, подготовили корабль к расстыковке с орбитальной станцией. В 21 ч 28 мин «Союз-11» и «Салют» расстыковались и продолжили дальнейший полет раздельно. Сразу же после этого командир корабля Г.Т. Добровольский доложил в ЦУП, что операция расстыковки прошла без каких-либо замечаний и все системы корабля функционируют нормально. Тут же по команде с Земли были задействованы системы ориентации корабля, развернувшие его в необходимое для посадки положение. В 1 ч 30 мин 30 июня эта операция была без проблем завершена, а спустя еще 5 мин включилась тормозная двигательная установка, проработавшая строго расчетное время. Когда она закончила работу и корабль уже начал входить в плотные слои атмосферы, внезапно, буквально на полуслове, прервалась радиосвязь со спускаемым аппаратом. Никаких сигналов, которые могли бы свидетельствовать о неполадках в системах корабля, от космонавтов не поступало — до самого момента потери контакта со спускаемым аппаратом. Меж тем, в полном соответствии с программой полета, после аэродинамического торможения в атмосфере в действие была приведена парашютная система, а непосредственно перед поверхностью Земли — двигатели мягкой посадки. В результате космический аппарат благополучно опустился в автоматическом режиме и приземлился в заданном районе. Подоспевшая едва ли не одновременно с ним на вертолете группа поиска быстро его обнаружила. Но когда аппарат вскрыли, то нашли в нем всех троих космонавтов на своих рабочих местах без признаков жизни. Создавалось впечатление, что людей сразила какая-то внезапная напасть...
Экипаж «Союза-11»: командир корабля подполковник Г. Т. Добровольский (в центре), борт-инженер В.Н. Волков (справа), инженер-исследователь В. И. Пацаев.
Экипаж «Союза-11" с В.П. Мишиным, главным конструктором (в центре).

Специальная правительственная комиссия, расследовавшая это происшествие, пришла к заключению, что смерть космонавтов наступила в результате разгерметизации корабля и последовавшего за этим удушья. Внешне эта версия выглядела достаточно убедительной и сомнений у широкой общественности не вызвала. Однако уже тогда обратила на себя внимание одна «мелочь», никак не вписывавшаяся в официальное заключение. Дело в том, что в какой-то момент телевидение показало лица погибших. Время, в течение которого телезрители могли их наблюдать, оказалось весьма коротким, но все же было отчетливо видно, что все они находились в спокойном состоянии, без гримас ужаса, которые типичны для умерших от удушья людей. Тот факт, что связь между кораблем и Центром управления полетом прервалась внезапно, отчетливо указывает на то, что смерть всех троих космонавтов наступила именно в тот момент и, судя по всему, практически мгновенно. А такого никогда не бывает при дефиците кислорода воздуха (даже в очень разреженной атмосфере, при давлении в сотые доли мм рт. ст.,— то есть практически в вакууме — человек не погибает мгновенно и способен продержаться как минимум 2-3 минуты, прежде чем у него последует неизбежный в таком случае разрыв легких). Нет никаких сомнений, что о разгерметизации корабля, имей она в действительности место, хоть кто-нибудь из космонавтов обязательно успел бы сообщить в ЦУП. Да и трудно представить себе, чтобы спускаемый аппарат с подобным дефектом мог бы благополучно преодолеть стратосферу и тропосферу и не развалиться на части при приземлении. Не берусь судить, пришли ли в голову кому-либо из членов высокой правительственной комиссии эти соображения или нет. Скорее всего — да, но версия о разгерметизации выглядела наиболее простой и убедительной для обывателя, и именно потому, наверное, и приобрела статус официальной. Но не исключено, что у комиссии вообще не было никаких альтернативных толкований причин происшедшей трагодии. Впрочем, если они и были, то едва ли появились бы в открытой печати: космонавтика, как хорошо известно, была у нас одной из самых закрытых для общественного контроля зон. Я не встречал каких-либо новых версий на этот счет и в постсоветское время. И хотя сейчас этот случай практически забылся, попрежнему нет ответа на вопрос: что же в действительности произошло с космонавтами «Союза-11» на завершающей стадии полета?
На борту «Союза-11».

Весьма скудный фактический материал по поводу происшедшего, обнародованный до сих пор в открытой печати, оставляет сравнительно небольшое поле для каких-то иных версий, идущих вразрез с официальной. И все же... В необъятных анналах истории имеется один весьма занятный эпизод, который, на первый взгляд, не имеет ни малейшего отношения к вышеописанной трагедии. Однако кто знает, нет ли параллели между ним и происшедшим на «Союзе-11»...

В начале тридцатых годов в одном из театров США ставилась некая пьеса, действие которой где-то в середине внезапно переносилось лет на триста назад. Чтобы усилить психологическое воздействие на зрителей и как-то отобразить «тяжелую поступь веков», режиссер обратился за консультацией к знаменитому физику Роберту Вуду. Тот предложил режиссеру установить в театре... самую обыкновенную органную трубу, но несколько изменить ее размеры с таким расчетом, чтобы она излучала не привычные нам звуки, а неслышимый человеческим ухом инфразвук, и в нужный момент привести ее в действие. Совет был принят на вооружение, и эффект оказался сногсшибательным не только в прямом, но и в переносном смысле слова: когда труба заиграла, зрители со всех ног, сбивая и калеча друг друга, бросились к выходу. Всем им почудилось, что... началось землетрясение и здание театра вот-вот развалится. Буквально обезумели и жители соседних с театром домов.
Похороны космонавтов В.Н. Волкова, Г.Т.Добровольского,
В. И. Пацаева.

Этот, прямо скажем, незапланированный эксперимент был, пожалуй, первым в истории примером, наглядно проиллюстрировавшим высокую биологическую активность инфразвука. Позднее появились и другие, еще более убедительные данные на этот счет.

Так, в конце 60-х годов французский исследователь Гавро обнаружил, что инфразвук определенных частот может вызвать у человека различные весьма неприятные ощущения и даже смерть. «Инфразвук с частотой 7 Гц смертелен для человека, — отмечал Гавро. — Им можно остановить сердце, если соответствующим образом подобрать фазу инфразвука...». В этой связи следует особо отметить, что при воздействии инфразвука указанной частоты смерть человека наступает внезапно и мгновенно, и никакое обследование, даже самое тщательное, истинной ее причины не установит, поскольку летальный исход здесь наступает просто от остановки сердца. При других, отличных от 7 Гц, частотах, возможны ощущения усталости, тоски, морской болезни или временного помрачения сознания с эффектами безумия. При этом инфразвук вездесущ и практически одинаково хорошо распространяется как в газовой, так и в жидкой и твердой средах. Единственным препятствием для его распространения является пустота, и подобная опасность вроде бы не должна грозить космическим кораблям. Но это только на первый взгляд: как во время взлета, так и во время посадки при вхождении возвращающегося на Землю корабля в плотные слои атмосферы он (а, следовательно, и находящиеся на его борту космонавты) подвергаются низкочастотным вибрациям с весьма значительной амплитудой. К тому же размеры современных космических аппаратов таковы, что в них при указанных условиях становятся вполне возможными резонансные колебания с биологически опасными частотами. И тогда в космосе вполне могут появиться безмолвные корабли с мертвы-ми экипажами, вроде легендарного «Летучего голландца»... Так не случилось ли именно это и с экипажем «Союза-11 »? Ведь вспомним, что связь между Центром управления полетом и кораблем прервалась внезапно, а космонавтов нашли мертвыми именно в тех положениях, какие принимают занятые своим делом и не подозревающие о какой-либо опасности люди...

     Использованы фотодокументы из мультимедийной энциклопедии «Русские в космосе». М., «КомпактБук», 1995.


КОММЕНТИРУЕТ изложенную гипотезу инженер-конструктор космической техники, историк космонавтики Сергей АЛЕКСАНДРОВ.

Инфразвук — сила действительно страшная. Подробно и красочно описано его боевое действие в романе Ивана Ефремова «Час быка», впервые опубликованном в нашем журнале в 1968-1969 гг. Позже, в 70-х, писала «ТМ» и о возможной роли сверхдлинных акустических волн в появлении «летучих голландцев». Но к гибели экипажа «Союза-11» инфразвук не имеет отношения (по крайней мере, прямого). Непосредственной, без труда установленной причиной смерти космонавтов явилась взрывная декомпрессия (раньше времени открылся вентиляционный клапан). Давление в спускаемом аппарате за какие-то 30—40 с упало от атмосферного до нуля. Это НЕ предположение, а ОБЪЕКТИВНЫЕ ДАННЫЕ телеметрии. Человек при таком перепаде давлений гибнет не столько от удушья, сколько от практически мгновенного прекращения кровообращения. Механизм данного явления (кессонная болезнь) тоже неоднократно описывался «ТМ», например, в № 9 за 1998 г. Другое дело, ПОЧЕМУ не вовремя открылся тот проклятый клапан? Однозначно выяснить это так и не удалось.

А легенду о том, что человек не сразу гибнет даже в вакууме, создал английский писатель-фантаст Артур Кларк. Этому посвящен рассказ «Сделайте глубокий вдох» (опубликоьанный на русском языке в 1966 г.), есть соответствующий эпизод и в знаменитой «Космической одиссее 2001 года». При описанных ТАМ условиях ТАКОЕ, наверное, возможно. Но пробовать — не советую.



Олег МИХАЙЛОВ,
доктор химических наук,
г.Казань

на предыдущую страницу к началу этой страницына следующую страницу