Техника-молодежи №1 2000 г
 
 
ГЛАВНАЯ
СОДЕРЖАНИЕ
ВПЕРЕД
НАЗАД

Перечислим вкратце опубликованные ранее в «ТМ» № 2, 3 и 12 за 1999 г. «безумные идеи» наших авторов, потревоживших тени гигантов, причем больше всего поминают Архимеда. «Дайте мне точку опоры», - показывает свой гравитационный рычаг-пантограф Ю.А. Вшивков из Барнаула. Закон гидравлического взвешивания (ЗГВ) А.И. Гурьева из станицы Анастасиевской Краснодарского края вытекает, как следствие из закона Архимеда. Продолжают гидравлическую реку идей ревизоры Даниила Бернулли. Вопреки его уравнению, Ю.Л. Моисеев из Самары доказывает повышение давления жидкости с ростом потока - «Ах, Самара-городок! Беспокойная я (бегущая жидкость), успокой ты меня». - «Успокою, - заверяет М.Р. Кашин из г. Нолинска Кировской области, - можно поднять воду с ноля на высоту эвкалипта - 160 м». Словом, эффект э-э-э... «Эвкалипта-Кашина». Справедливо, гм, на наш взгляд, корректирует 5-й постулат геометра Евклида из Александрии геометр М.А. Моторин из Ангарска, тоже портового города, но в бассейне Енисейном: «Параллельные прямые они и есть параллельные, то есть равноудаленные прямые. Зачем для доказательства очевидной истины пересекать их еще одной прямой, образующей одинаковые углы с пересеченными? Здесь ты, Евклид, не совсем прав!».

ОППОНЕНТЫ БЕССМЕРТНЫХ НА РУБЕЖЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ

Перейдем от древних, которые всегда с нами, к современным, из прошлого и настоящего века, ученым. К примеру, Майкл Фарадей - любимчик научной богемы XIX столетия, достаточно сослаться на отзыв нашего А.Г Столетова: «Никогда свет не видел столько поразительных и разнообразных открытий, вышедших из одной головы, и едва ли скоро увидит». Так вот, этого самого Фарадея пожурил, высек вращающимся проводником в магнитном поле В.Н. Бобовиков из г. Бологого Тверской области: «Ток образуется не вследствие пересечения силовых линий поля, а вследствие ионизации проводника вблизи полюсов: близ Норда (в свое время очень популярные папиросы.- Ю.Е.) - катионы (К), а близ Зюда - анионы (А)». Они-то - К и А, не путать с катодом и анодом, - и образуют электрический ток. Досталось и Андре Амперу, предложившему считать направление тока от цинковой пластины к медной. А ведь току все равно, куда его пошлют. Предложи Ампер другое направление, и переносчиками электричества стали бы позитроны, а не электроны.

Масштаб мышления наших оппонентов нарастает, мысли смещаются в космический диапазон, уф-ф, в ультрафиолетовый спектр. Досталось Хабблу от З.Н. Давидовской из Светлогорска Гомельской области за его скорость удаления галактик («Эдвин, ты не прав!»); творцам космогонических теорий кончая Зельдовичем - от В.М. Фалалеева из Томска («скелет Вселенной - снежинка») и А.М. Решетова из города солнца Нефтеюганска («Большой Взрыв - не сингулярный, а вакуумный»). Архимед, Евклид, Бернулли, Ампер, Кант, Фарадей, Хаббл... Не сразу развернешь новый взгляд или поправку к открытым и уже устоявшимся в умах законам. Вот тот же Птолемей - 15 веков ждало человечество нового строения Солнечной системы (по Копернику). Придется подождать и будущим бессмертным, пока их «идеи не овладеют массами» и не войдут в школьные учебники. Но портфель-то идей не иссякает, успевай только публиковать. Так что: вперед, к дальним берегам «новых безумных идей».

Молния и, чао, ее громоотвод ВАЧа

Шипение, щелчок, затем ослепительный треск и такой оглушительный грохот, что молниеведы инстинктивно пригнулись. И не сказать, что они уж совсем бесстрашные («Чао ВАЧа!», -даже пошутил один из них), но привычные - это точно. «Что чао? - переспросил другой. - Прощай змий огненный что-ли?». Грозоведы знают происхождение грозного звука, а мы напомним стадии зарождения молнии разгневанным Зевсом. Старик шаркает по коробку спичками, вызывая коронный разряд, порой ломая одну за другой. Нервничает. Наконец, шипение. Часть заряда уносится к земле, образуя проводящую дорожку. Щелчок - пробой среды. Впереди молнии бежит лидер, растягивая хвост до самого неба. Сила тока в нем до 500 тыс. А, а разность потенциалов между тучей и землей - 1 млрдВ. Охотники за молнией - люди опасной профессии. Среди них известные личности: 15-й ребенок в семье мыловарщика и автор 13 добродетелей, но не отпустивший своих рабов на волю, - «неисповедимы пути господни» - Бенджамин Франклин (1706 - 1790), государственный деятель США,' прославившийся изобретениями громоотвода, нашей печки «буржуйки» и других необходимых вещей, а главное, разгадавший природу молнии (1752); павший год спустя от стрелы Зевса, точнее, булавы - шаровой молнии 26 июля 1753 г. русский ученый Георг Вильгельм Рихман; его близкий друг, всем известный М.В. Ломоносов (1711-1765), и ..., пропуская сотни других славных имен, Валентин Алексеевич Чеботарев. Сокращенно ВАЧ. «Теперь вам понятно, почему чао ВАЧа? Ах, не совсем? Так вот, если чао по-итальянски «прощай», то по-русски - аббревиатура, Чукотский автономный округ, где работает и живет Чаота-рев»,- оговорился эксперт. «Не отрицая силу молнии, он, вач-вач, - пожевал губами эксперт, перекрывая шум дождя, - опираясь на силу ее звука, по-новому трактует часть физических явлений. Всем известно, что происходит в ее канале: повышается температура (до 2000° С), давление и настроение, извините, ударная звуковая волна, так волнующая нас в первый раз: «люблю грозу в начале мая, когда весенний, первый гром, как бы резвяся и играя, грохочет в небе голубом». - «Резвяся... Не устали ли каждый раз при удобном случае цитировать одно и то же? Где новое? И откуда на Чукотке молнии, когда там и гроз не бывает?». - «Чукотка! Это ты, Чукотка! Это ты косынкою снежною машешь внизу!»... Наш Чеботарев - бортмеханик, и поверьте, батенька, что на трассах по-над Анадырским заливом, Беринговым и Охотским морями всякое видывал. Привидения из бухты Провидения». - «Хватит о миражах. Где реальность?». - «А реальность - напоминаю взгляд Чеботарева - в силе звука. Да пусть он лучше расскажет сам».

«Пожалуйста. Классические теории объясняют силу звука при разряде молнии резким возрастанием давления за счет перепада температур в ее канале и в окружающей среде. По моим расчетам, совпадающими с наблюдениями чутких классиков («Чу! за белой дымной тучей глухо прокатился гром; небо молнией летучей опоясалось кругом...»), интенсивность звука от теплового расширения среды намного меньше, чем на самом деле». При его последних словах небо расколол такой удар грома, что земля содрогнулась и задрожала, а мы, оглохнув, с трудом слышали затухавшие его раскаты. «В-вот в-видите! Т-такой сил-лищи г-гром может вызвать только взрыв два к одному. Я имею ввиду гремучую смесь - две порции водорода и одна кислорода. Чудовищный коктейль образуется при разложении воды вокруг канала молнии - во всем вините Фарадея - законодателя электролиза. Это он сказал в 1833 г., что количество выделившегося при электролизе вещества прямо пропорционально силе тока. А сила ее, я имею в виду молнию, - торопится Чеботарев, - как вы знаете, триллион лошадиных» (перемножьте сами, уважаемые читатели, указанные выше силу тока и напряжение между тучей и землей и превратите ватты в лошадиные силы).

Итак, логика ясна! Помимо классического утверждения: причина грома - тепловое расширение среды, звук рождает взрыв гремучей смеси, лавинное расширение паро-влаго-воздушной среды среднерусской тучи - не об заокеанских ураганах-тайфунах речь. Эксперт согласен с оппонентом и, кстати, с более ранними классиками, не знавшими, а потому не возражавшими, и значит, согласными с Чеботаревым о природе звука грома. Но Валентин Алексеевич идет дальше. Изучив физическую сторону явления грозового разряда и учуяв озон, как отражение особо сильного электролиза, он предлагает домашний разряд и промышленный способ производства компонентов гремучей «змеи». Остановимся подробнее.

В герметичный сосуд с водой погружен АИР-107, и из сосуда отходит трубка, а в конце ее электроды постоянного тока для разделения и улавливания добычи: на плюсе - атомарный кислород, на минусе - водород (рис.1,а). «Экзотическим домашним цветоводством решили заняться? Аир болотный - лечебное растение". - «Нет, это не растение, а устройство, автоматическое искроразрядное, сокращенно АИР, но тоже для лечения. Электрошоком. Поэтому его еще называют электрошокером «Скорпион». - «?!» - «Скорпион. Жалит, как то ядовитое насекомое, - жало-то разряда под сто тысяч В будет». Когда Валентин Алексеевич включил АИР, то банка подпрыгнула, сказался электрогидравлический эффект Л.А. Юткина (а.с. № 105011, 1950 г.). Но Чеботарева не напугать всякими там барабашками, и он подносит то к одному, то к другому электроду на выходе трубки зажженную спичку, пытаясь обнаружить признаки кислорода или водорода. Спичка не успевает показать, так как уже прижгла пальцы. Тогда, чтобы усилить процесс, Чеботарев ставит под трубку электроплитку, ждет пока нагреется спираль и снова включает АИР. Закрепленная банка теперь не прыгает по столу, а лишь вздрагивает. Спичка вроде бы разгорается, но не сразу понятно от чего. Советчиков - хоть отбавляй: «Попробуйте лакмусовую бумажку поднести к водородному или кислородному отверстию; грейте не электроплиткой, а ТЭНом - теплоэлектронагревательным элементом, разобрав его начинку и обвив изъятой спиралью трубку».

И вот последняя установка - электролизер ВАЧ (рис. 1,6). От автомобильной катушки зажигания с моторчиком-прерывателем напряжение подается к кольцевым электродам внутри трубки, куда поступает нагретый пар. В режиме непрерывных разрядов происходит интенсивный электролиз пара - подготовленных молекул воды: преодолен барьер теплоты скрытого парообразования (уже не требуется энергии 2256 кДж на кг пара). И все равно, на разложение кг этой смеси еще не хватает ИОООкДж.

«Вот бы какую-нибудь тихонькую молнию направить в сосуд вместо катушки высокого напряжения, - мечтает Чеботарев. - Представляете себе молниевод не в землю, а в электролизную банку». Все мечтательно закрывают глаза, воображая электролизный молниевод ВАЧа и поют: «Ревела буря, дождь шумел, во мраке молнии блистали». - «А знаете, у нас уже был подобный проект Блескина сбора атмосферного электричества («ТМ», №7 за 1997 г.). Его башня до самых облаков, а на вершине ее огромные полированные шары (рис. 2,а). Их, как лейденские банки, полируют проносящиеся мимо облака и просто вихри». - «И беспрерывно гром гремел, и ветры в дебрях бушевали». - «А вот В.Н. Ермаков, заведующий отделом ЦАЛ - Центральной поднебесной...ой! ... аэрологической лаборатории, первопричиной возникновения молний считает атмосферные ливни... не-не, не дождя, а космических частиц сверхвысоких энергий. Облако, попавшее в такой ЦАЛ ...ой! ...ШАЛ - широкий атмосферный ливень, ошалевает, говоря научным языком, грозовеет, то есть становится грозовым. Читайте в «ТМ» (№ 9 за 1997г.) статью «Впервые после Франклина: универсальный молниеотвод». - «Знаем. Теория теорией, а в практических целях Владимир Николаевич разработал комбинированный молниеотвод, улавливающий как шаровые молнии, так и линейные».

Шары он ловит по-спортивному, ракеткой - магнитным диском, линейные же зиги-заги - по Франклину шпагой, попросту говоря обыкновенным штырем (рис. 2,6). «На диком бреге Иртыша сидел Ермак, объятый думой», - заканчивают второй куплет из девяти старинной русской песни ученые. «Интересно, о чем же он думал?». - «О Кучуме, наверное». - «Нет. Кучум для Ермака пройденный этап. Скорее всего о бесконечности мира, о грозной стихии природных явлений. Философствовал в бурю, как и автор песни, поэт-декабрист Кондратий Федорович Рылеев (1795-1826), создатель альманаха «Полярная звезда» и организатор декабрьского восстания». - «И гром вдали еще гремел, и ветры в дебрях бушевали», - вдохновенно заканчивают «Смерть Ермака» идущие на грозу.

Ермаковы лебеди

А гроза черной тучей уходила вдаль, в глушь, в Глушковский район Курской области; туда, откуда навстречу ей летело письмо нашего молодого друга А.Н. Ермакова о сверхполупроводниках. Стихает бушевавшая стихия. Уж гром не слышен, сполохи играют вдалеке, лишь запах трав и озона напоминают о грозе. Прекрасно. Как прекрасен этот мир, как бесконечен! Вот бы объять необъятное! Выхватить молнию из рук Зевса и, оседлав ее, пронестись по небосклону да уйти в энергетическую щель. «Сыграть в ящик, намекаете на заземление?» - не понял какой-то скептик. «Нет, проникнуть в глубь мира. Микромира». - «Какого? Молекулярного?». - «Глубже». - «Манометрового?». - «Еще глубже». - «Ангстремовского?». - «Фермиевского, с размерами в десять в минус пятнадцатой степени метра». - «Так это даже меньше радиуса электрона!» - «Электрон так же неисчерпаем, как и атом, - вспомните пролетарского вождя». Какие бури, грозы играют там, какими энергиями ворочают силы в электронном мире! Миллиарды электронвольт! А сами-то электроны, а? Самито! Лицо теряют свое, становятся непохожими на себя. Вместо того, чтобы отталкиваться друг от друга по закону Кулона, они притягиваются, правда, при низких температурах. Очень низких, близ абсолютного нуля. Куперовскими парами таких двойников называют. «Какого ж цвета они? Голубые?». - «Хуже, у-уф... ультраультрафиолетовые. Длина волны их соответствует Уф диапазону, порядка одного ангстрема». И танцуют парами в одном и том же ритме с частотой в миллиард Герц. Синфазно, говорят синфазики, то есть скинфизики. «Кто такие скинфизики?». - «Скоро узнаете. Главное в том, что при таком сомнамбулическом... ну наркотическом, если хотите, состоянии куперовских пар электрический ток может течь беспрепятственно через них, ибо они не оказывают ему никакого сопротивления».

Да, такие вот «заморозки» и обеспечивают сверхпроводимость. Но им мешают злодеи. «Кто такие?». - «Постоянные магнитные силы, которые собрались вокруг танцплощадки и завидуют танцующим. Хорошо бы разорвать эти пары и увести с собой положительную электроншу, замысливают они». - «Положительную?». - «Ну, с положительным спином, приятной, извините, спинкой с магнитной точки зрения». - «А кто их там обнаружил? Поди, опять какой-нибудь фриц?». - Как вы угадали?».

Поясним: Вальтер Фриц Мейснер (1882 - 1974) вместе с соотечественником Роксенфельдом открыли второе фундаментальное свойство сверхпроводников (первое, как известно, сопротивление равно нулю) - постоянное магнитное поле выталкивается из сверхпроводника на периферию, а в толще оно ослабляется до нуля. Свое открытие немцы сделали в 1933 г., в год прихода Гитлера к власти, поджога рейхстага и роспуска Веймарской республики, а заодно и парламента (рейхстага) в тот же день, 27 февраля. «Да-а, такие катаклизмы не часто совпадают. Почему же явление выталкивания магнитного поля вызвано эффектом одного Мейснера, а не того и другого? Оксенфельд коммунистом, что ли, был?». - «Нет, не был. Тогда б ему не сдобровать. Просто фамилия у него такая, неблагозвучная - «Воловье поле» в переводе на русский или, хуже, "Поле ослов». - «Прямо «Поле чудес»! Ну, ладно, ближе к делу. Мы так понимаем, что эти злодеи - магнитные силы, вытесненные Мейснером с танцплощадки, недовольны своим положением и стремятся ворваться внутрь?». - «Именно так. И иногда им это удается. Когда какой-нибудь нетерпеливый ученый-экспериментатор, вот-вот уже поймавший за хвост новую частицу, возьмет, да и увеличит силу тока в линейном ускорителе. Тогда, перегруженные плотностью тока, куперовские пары не в состоянии тащить ношу (электроток), и она перекладывается на плечи обычных, неспаренных электронов, которых хоть отбавляй среди танцующих. А те, обладающие магнитоном Бора, рады стараться - наводят, где удается, магнитные поля, усиливаемые с внешнего фронта фундаменталистами Мейснера. И тогда отдельным магнитам-бандитам удается прорвать границу Лондонов вихрями тока, следующими друг за другом вдоль силовых линий магнитного поля (рис. 3)». - «Вы сказали Лондонов, делая ударение на втором слоге. Кто они? Уж не английские ли пэры из верхней палаты Британской думы?».- «Нет, не пэры, а скинфизики, немецкие братья Рейнц унд Фриц: старший Фриц родом (1900) из Бреслау (Вроцлава), младший Гейнц (1907) - из Бонна». - «Опять немцы!». - «Не совсем. Тогда бы братья, имея уже большой авторитет на родине, не покинули бы Германию, когда фюрер пришел к власти, не стали бы английскими «шпионами». А теперь суть: братья Лондоны установили глубину проникновения внешнего магнитного поля в сверхпроводниках. И ее, до которой катастрофически, экспоненциально по-научному, падает магнитное поле, называют лондоновской. Близ абсолютного нуля она составляет около 500 А, 50 нм то ж. И вот совсем недавно швейцарец Карл Мюллер и немец Йоханнес Беднорц, создавшие высокотемпературные проводники (1986) и сразу же удостоенные за это Нобелевской премии (1987), обнаружили с помощью туннельного микроскопа, что эта пограничная полоса напоминает горный массив из спиральновосходящих гор (рис.3). Они очень необычны: спиральные террасы уступами в 1,2 нм взбираются микросерпантином на высоту 25 нм. И все аккуратно, как по узлам кристаллических решеток, расположены на «нейтральной полосе». Это ли не слепок? Не окисно-керамическая маска вихревых нанотоков, слетающих в пространство с вершин серпантиновых гор, как наноогоньки св. Эльма, разрядов атмосферного электричества с острых шпилей в швейцарских Альпах?.

Ну а наш молодой друг, выписывавший с 9-летнего возраста, с 1986 г., не без помощи родителей, конечно, «ТМ», А.Н. Ермаков из поселка Теткино Курской глуши, куда недавно ушла гроза, разбудившая столько новых, поозоновски свежих мыслей, зажегся идеей упростить технологию сверхпроводимости, укротить магнитные силы в лондоновской зоне. Вы спросите: почему выписывавший, а не выписывающий журнал? Очень просто: потому, что с 1994 г. не стало возможности выписывать, по объективным, материальным причинам материального мира. Искрой, зажегшей сверхпроводящую идею в мозговом центре Александра Николаевича, - он радиотехник, окончил в 1997 г. авиационный технологический колледж в Рыльске, что расположен вверх-да по Сейму в 15 км по прямой от Теткино,- послужила статья И.Лалаянца и Л.Флейшмана «Левитация на блюдечке со сверхпроводящей каемочкой» в «ТМ», № 1-2 за 1992 г. Та самая статья, по которой «рушликоновские горы» мешают в нанозернистой зоне вихревым токам распаривания - прочь приятные мысли о парилке; речь о трагическом разъединении куперовских пар. Ермаков делает многообещающий вывод: любая строгоупорядоченная наноструктура жестко зафиксирует магнитные силовые линии на периферии сверхпроводника.

Он знает строгий порядок в фермиевском мире (10 в минус 15м). Там электроны планеты, понимай, облетывают ядро по своим орбитам. Радиусы орбит называют, отождествляют с энергетическими уровнями, исключительно потому, что столкнуть электрон с большей орбиты на меньшую можно лишь испустив дух, квант энергии по-научному. Великий выдумщик квантовой гипотезы - опять ищи немца - ученый Макс Карл... Эрнст Людвиг Планк(1858- 1947). 100 лет ей, этой квантовой матушке, в 2000-м стукнет.

Опираясь на фундаментальное произведение длины волны излучения и температуры, соответствующих максимальной интенсивности излучения, Ермаков предлагает фиксировать магнитные силовые линии проводника, готовящегося стать сверхпроводником, президентом в ихнем наномире, колебаниями с длиной волны «замороженных» электронов, соответствующей их замороженному уровню - радиусу орбиты при температуре трех Кельвинов. Да и какие там колебания? Если эти самые трое «лордов» разойдутся, то вообще исчезнут все признаки жизни, всякое движение прекратится. Кстати, какова длина волны, соответствующая максимуму интенсивности излучения спектра? При одном «лорде» - 2,9 мм, при трех - почти мм. «И как же раскачать... м-м-м.., - задумался вдруг эксперт, припоминая известное явление в другой области знаний, финансовой, и, вспомнив, закончил, - с такой волной кристаллическое здание?». - «Псевдокристаллическое здание. Мы строим его из обычных металлов в тонкой ленте, - рассказывает автор гипотезы. - Из ленты высекаем скелет псевдокристалла - сетку, щели которой имеют длину замороженной волны - 1 мм, 0,5 мм, если хотите, а шаг щелей - тоже длина упомянутой (добрым словом) волны (рис. 4,а). Сверхпроводник готов». - «Как так готов? Вместо иттрий - барий - купрум, ой, медной оксидной композиции на подложке (основе) из окисей стронция и титана - металлы?». - «Вот именно. В этом и цель: не сверхнизкие, а обычные температуры, не дары Хозяйки Медной горы, а обычные материалы. Для достижения цели возбуждаем СВЧ во всех щелях сверхвысокочастотные колебания (рис.4,б). Тогда все свободные электроны связываются единым энергетическим ритмом в гигантскую кристаллическую решетку. К тому же СВЧ-излучение течет не внутри проводника, а на его поверхности и помогает синфазно возбужденным электронам выталкивать и фиксировать магнитные силовые линии».

Пускаем через проводник электрический ток. М-м-да. Что же чувствуют магнитные злодеи перед СВЧ-решеткой, по которой течет постоянный электрический ток? Переменными токами высокой частоты занимаются скинфизики - ученые, исследующие поверхностный, скин - по-английски, эффект.

Скин-эффект - затухание электромагнитных волн по мере их проникновения в глубь проводника. По этой причине переменный ток распределяется не равномерно по сечению проводника, а преимущественно в поверхностном слое. Было бы несправедливо не сказать то же самое и о переменном магнитном потоке. Обидели бы сразу всех: Гаусса, Фарадея, Ампера и, разумеется, Джеймса Клерка Максвелла (1831-1879), объединившего все их простые и известные с детства законы взаимосвязью электрического и магнитного полей через переменную во времени составляющую - частоту колебаний, из-за чего все формулы и были названы уравнениями Максвелла.

Толщина скин-слоя, в который вытесняются все токи электрические и поля магнитные, обратно пропорциональна корню квадратному, извлеченному из частоты колебаний. Скажем, возросла частота в 100 раз, слой скукожился в 10. Что замечательно - уменьшения напряженности магнитного поля с глубиной проникновения в проводниках и магнитной индукции (напряженность на магнитную проницаемость) в сверхпроводниках подчиняются одинаковой экспоненциальной зависимости, как у Максвелла, так и у Лондонов. Не удивительно - единство мира.

А как же это единство природы проявляется в сверхпроводнике Ермакова? Щелевых сотах в поле сверх-высоко-частотных и синфазных по всем щелям колебаний с длиной волны «замороженных» электронов? Синфизики установили, что с повышением частоты в сверхпроводниках нарастает страх перед магнитными силами, и последние, в конце концов, берут верх над бозонами - квазичастицами с нулевым спином, теми самыми куперовскими парами. При частоте свыше 10 в 10-й степени герц оберпроводник становится унтером, обычным проводником в нашем понимании. Бозоны почили в бозе. Не путайте с Ш.Бозе, индийским физиком, по имени которого названы такие квази-сякие частицы. Ну, бозоны-бизоны, погодите! Настроим из-за вас частоту поменьше, в миллиард герц, тем более, что замороженные электроны близки к такому состоянию. Главное, держать длину, амплитуду колебаний в десятые доли мм. Ловим резонанс - это удивительное явление всех динамических процессов, ахиллесова пята многозвенных конструкций, замечательное синэргетическое свойство природы. Ловим легким нажатием сот, сужая и удлиняя щели или, наоборот, отпуская запищавшую структуру, и меряем, непрерывно меряем сопротивление. Как только оно начнет падать, лови миг. И вот он настал: ток летит без сопротивления на крыльях ермаковых лебедей -электрон-позитронных пар. В отличие от куперовских, они энергично сцеплены, но не столько близко, чтобы нейтрализовать свои заряды, а чтобы совместно танцевать кадриль колебаний, то согнувшись вперед и вытянув крылья, то разогнувшись и простерев крылья вверх, синфазно у всей стаи. Тем временем старший научный сотрудник НПО экспериментального машиностроения В.Г.Шабетник разработал высокотемпературные сверхпроводники с рекордными характеристиками, работающими при температурах 210 К и (!) 373 К - при температуре кипения воды, 100° С! Он пересмотрел классическую теорию сверхпроводимости и пришел к выводу, что электроны в металле не бегут - «попробуйте бежать в переполненном автобусе», а колеблются, передавая энергию от одного атома к другому. Подбирая, как аптекарь, материалы сверхпроводников (не менее 4-х в композиции) и «расставляя» их в определенном энергетическом порядке, он заставляет их при особых температурах работать словно энергетический насос. Как энергомеханический насос машут крылами ермаковы лебеди с амплитудой и частотой электрон-позитрон-ной пары. Вот ведь как повернулись ермаковы дела!


на предыдущую страницу к началу этой страницына следующую страницу