Техника-молодежи №1 2000 г
 
 
ГЛАВНАЯ
СОДЕРЖАНИЕ
ВПЕРЕД
НАЗАД

Работники NASA! Если не читаете собственный научный журнал, то хотя бы просматривайте «ТМ»!

ПЕЧАЛЬНЫЙ ПРОГНОЗ ОПРАВДАЛСЯ...

Этот «новогодний призыв» лучше было бы поместить в прошлом номере, но не поздно и сейчас. 

Помнится, когда наш журнал напечатал статью кандидата физико-математических наук, доцента Астраханского педагогического института Георгия Полякова «Космическое «ожерелье» Земли» (№ 4 за 1977 г.), то сотрудники NASA тут же перевели и выпустили ее в виде «Технического меморандума ТМ-75174», чтобы со столь оригинальной идеей советского ученого познакомились как можно быстрее западные специалисты. Об этом, в частности, рассказал известный писатель-фантаст Артур Кларк, представляя свой новый роман «Фонтаны рая» («ТМ», № 1 за 1980 г.).

Что ж, можно лишь позавидовать оперативности тогдашних работников Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства. А вот нынешние их преемники зарекомендовали себя куда хуже. В самом деле, ведь напечатали же мы статью «Загадка красной планеты» с предупреждением, что вокруг Марса существует экваториальное кольцо твердых частиц, правда, весьма разреженное, но вполне способное вывести подлетающие автоматические станции из строя. Более того, смелая гипотеза автора была предусмотрительно изложена за 5 лет до этого и в американском журнале. И что же? Ноль внимания! А результаты - всем известны. Впрочем, предоставим слово самому автору гипотезы, кандидату физико-математических наук, доценту Московской государственной академии приборостроения и информатики Александру РАБИНОВИЧУ


Мысль применить геометрию Лобачевского к нерешенным проблемам астрономии возникла у меня в 1977 г. Тогда я впервые столкнулся с парадоксальной ситуацией: несмотря на многочисленные попытки, еще с ньютоновских времен, происхождение Солнечной системы оставалось совершенно непостижимым. Движение планет почти в одной плоскости - солнечного экватора - и притом по орбитам, мало отличающимся от круговых; такое же свойство большинства спутников планет - никак не укладывалось в рамки ньютоновского закона Всемирного тяготения. Открытые же в 1979 г. кольца Юпитера, а затем и Урана, и Нептуна, располагающиеся, как и у Сатурна, в экваториальной плоскости, казались просто мистикой с позиции ньютоновской теории. Эти трудные вопросы и ряд других загадок астрономии навели меня на мысль, что ньютоновская небесная механика, надежно проверенная наблюдениями за последние четыре века, совершенно неприменима к эволюционным процессам Космоса, протекающим миллиарды лет. А раз так, теория Ньютона нуждается в очень малой и ранее неизвестной поправке, которая и должна послужить ключом к тайне происхождения Солнечной системы и другим загадкам Космоса. 

Но как найти эту поправку? Тут-то и пришла на помощь геометрия Лобачевского, наиболее естественное обобщение геометрии Евклида - фундамента теории Ньютона. Надо лишь вывести новую небесную механику на основе геометрии Лобачевского. 

Задача эта была не нова. Еще с момента создания Эйнштейном общей теории относительности существовал способ построения физических теорий для неевклидовых геометрий. Однако применительно к геометрии Лобачевского он давал лишь довольно «пресный» результат, мало что меняющий в ньютоновской картине мира. К тому же он содержал один дефект, на который никто раньше не обращал внимания. 

Если рассмотреть тело, движущееся свободно и поступательно, то в нем отсутствуют внутренние напряжения. Поэтому его точки будут перемещаться по прямым, а его прямолинейные отрезки в процессе движения не станут искривляться. 

Но в пространстве Лобачевского эти свойства не могут выполняться одновременно, если точки свободного тела движутся с постоянной скоростью, как им предписано общепризнанной теорией. Значит, прежние взгляды должны быть пересмотрены, что и было осуществлено в моей работе. 

В результате анализа движения тел в пространстве Лобачевского возникла новая физическая теория. Согласно ей, на точки движущихся тел действует очень малая сила пространства Лобачевского - именно она помогает прямолинейным отрезкам свободных тел сохранять в процессе движения свою прямолинейность. 

Учет этой малой силы оказался весьма плодотворным, позволив объяснить таинственные закономерности планет Солнечной системы, их спутников и колец, происхождение спиральной структуры галактик, фантастическую энергию космических лучей и ряд других загадок Космоса. 

Судьба же небесной механики в пространстве Лобачевского складывалась довольно драматично. Начиная с 1981 г., когда теория приняла законченный вид, я не раз предпринимал попытки привлечь внимание к ней в научных центрах страны, но все было напрасно. На астрофизическом семинаре физического института АН СССР работу даже не приняли к рассмотрению - от приходивших с «безумными идеями» одиночек старались побыстрее избавиться. Из Института космических исследований АН СССР, через короткое время после отправки работы профессору И.Д. Новикову, был получен ответ, что никаких новых теорий выдумывать не надо, фундаментальные космические проблемы уже давно решены. 

Последующие попытки заинтересовать новой теорией были также малоутешительными. Удалось сделать лишь несколько, прошедших почти незамеченными, сообщений. О сколько-нибудь серьезной научной публикации думать не приходилось. 

Так продолжалось почти десять лет. Лишь в 1990 г. фортуна стала благосклонной, когда моя статья попала в американский журнал «International Journal of Theoretical Physics». В апреле 1991 г. она была в нем опубликована. 

В России же идеи этой статьи, дополненные новыми результатами, вышли лишь дважды: в журналах «Свет» («Природа и человек», № 10 за 1995 г.) и «Техника - молодежи» (№ 11 за 1996 г.). Вторая из этих публикаций, в которой выяснялась причина неудачных посадок на Марс целого ряда автоматических станций, оказалась весьма актуальной - ведь в сентябре и декабре 1999 г. ожидались посадки двух американских станций. В ней, на основе небесной механики в пространстве Лобачевского, была обоснована гипотеза о существовании разреженного кольца в плоскости экватора Марса, столкновение с частицами которого и могло служить причиной неожиданной потери связи с рядом космических аппаратов при их подлете к поверхности красной планеты. Статья заканчивалась предостережением об огромных финансовых убытках, которые может повлечь за собой неучет марсианского кольца. 

И вот печальный прогноз оправдался. В сентябре 1999 г., при подлете к Марсу, прервалась связь с первой американской станцией, а в декабре - и со второй из них. Суммарные потери составили около 300 млн долларов. Особенно трагичной для NASA стала вторая неудача со станцией Mars Polar Lander, летевшей к южному полюсу Марса, с которой связывались большие надежды. 

Удивительным является то, что из серии однотипных неудач при подлете автоматических станций к марсианской поверхности не были извлечены какие-либо уроки, в наших и американских центрах космических исследований не было уделено достаточного внимания разумным гипотезам об их причинах. 

Как показывает мой анализ, посадка автоматических станций около полюсов красной планеты является особенно опасной, поскольку в этом случае слишком велик риск попадания в область кольца и столкновения с его частицами при пересечении экватора Марса. Если бы NASA располагало такими сведениями, катастроф американских станций можно было бы избежать. И сколько было бы сэкономлено денег! 

           ОТ РЕДАКЦИИ. Вопрос на засыпку: если, благодаря публикациям «ТМ», NASA избежит        убытков, которыми грозят уже принятые программы исследования планет, то хотя        бы      малая толика этих сэкономленных колоссальных денег перепадет (скажем, в знак благодарности) нашему журналу? (Громкий, продолжительный смех, переходящий в хохот.)


на предыдущую страницу к началу этой страницына следующую страницу