Техника-молодежи №1 2000 г
 
 
ГЛАВНАЯ
СОДЕРЖАНИЕ
ВПЕРЕД
НАЗАД

ЧТО МЫ ТЕРЯЕМ. Пилотируемый орбитальный комплекс «Мир» — сложнейший и уникальный технический объект XX в., созданный в СССР и России, существует в космосе с февраля 1986 г. Станция стала настоящим международным космическим домом и лабораторией. Сегодня «Мир» — принципиально новый объект культурного, технического, космического наследия человечества, реальное действующее «чудо света» — летающее, доступное для посещения и жизни человека, изучения, исследования, управления.

"МИР"- УНИЧТОЖИТЬ НЕЛЬЗЯ СПАСТИ...
ГДЕ ПОСТАВИТЬ ЗАПЯТУЮ?

Техническое наследие — реальность нашей цивилизации, хотя и необычная в ряду привычного списка объектов ЮНЕСКО, состоящего из уникальных природных объектов или объектов искусства. Станция «Мир», в отличие от других исторических памятников технической культуры, нашедших свое прочное место на Земле, еще почти виртуальна: пока она может существовать только в полете и, видимо, не очень долго. В этом смысле более надежно сохранен даже «Луноход», оставшийся на далекой, но твердой Луне.

Но уникальность «Мира» и в том, что это — крупнейший технический объект, созданный человеком и человечеством вне Земли. Тем не менее, в августе 1999 г. (после возвращения на Землю двух российских и одного французского космонавтов), станция переведена в режим беспилотного полета и ее планируется ликвидировать в начале 2000 г.

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ. Однако расчеты и опыт предыдущих орбитальных станций существенно меньшей размерности показывают невозможность экологически безопасного прекра-щения существования «Мира» (массой более 140т) при планируемом «сжигании» и «затоплении»: высока угроза наземным объектам при падении его фрагментов.

Вспомним неуправляемое падение обломков 77-тонной орбитальной станции «Скайлэб» (США) в 1979 г. в Индийский океан и на территорию Австралии, фрагментов 40-тонного «Салюта-7» (СССР) на территорию Южной Америки. Крупные объекты сгорают не полностью, их части достигают поверхности Земли. Такое «захоронение» космических аппаратов, не предназначенных для управляемого спуска на Землю и не имеющих специальной теплозащиты, представляет сложную экологическую проблему, поскольку:
1) при входе в плотные слои атмосферы (ниже 130—100 км) с большой скоростью (около 8 км/с и более) происходит торможение объекта с быстрым нагревом поверхности до нескольких тысяч градусов, плавление, горение, «возгонка» металлических и органических материалов конструкции, в результате — интенсивное загрязнение атмосферы по всей нисходящей траектории движения, которая может составлять несколько тысяч километров;
 2) при падении несгоревших раскаленных обломков на поверхность Земли возможно нанесение экологического ущерба, как напрямую, так и косвенно, через поражение потенциально опасных техногенных объектов — атомных станций, химических предприятий,хранилищ топлива, боеприпасов, могильников опасных отходов и т.п.

Генеральный конструктор Ракетнокосмической корпорации «Энергия» Ю.П. Семенов за последние годы неоднократно предупреждал, что если не будет денег, то придется возвращать экипаж на Землю и консервировать станцию. А тогда любая неполадка чревата серьезными отказами. «Мы летаем над крупными городами, над атомными электростанциями...» — предостерег он, выступая на Парламентских слушаниях о космической программе и промышленности в Государственной думе в 1995 г. Весной 1999 г. станция «Мир» передана правительством России в управление РКК «Энергия», при этом бюджетных средств на станцию нет и корпорация выкручивается сама.

Момент прекращения существования «Мира» приближается. Для управляемого схода с орбиты необходимо реализовать дорогостоящую операцию торможения станции, снижения ее орбиты для последующего входа в плотные слои атмосферы, и нет полной гарантии безопасного падения крупных фрагментов на поверхность Земли. Более того, уже в ходе ликвидации станции, может произойти отказ двигательной установки, тормозной импульс будет отработан не полностью и траектория конечного участка радикально разойдется с расчетной, в результате чего может реализоваться катастрофический сценарий.

Мало того: в связи с наличием в гермоотсеках огромного количества микроорганизмов, агрессивность которых значительно возросла за долгие годы эволюции вне Земли, добавляются и непредсказуемые последствия их возможного попадания на поверхность нашей планеты. То есть планируемая специалистами процедура ликвидации «Мира» антиэкологична и чрезмерно опасна. Более того, проект не проходил и не проходит обязательную государственную экологическую экспертизу (в соответствии со статьей 11 Федерального закона России «Об экологической экспертизе» 1995 г.) и по правовым основаниям не может быть реализован. Да и возможно ли такую экспертизу быстро и просто провести: в России и мире нормативная база отсутствует, прецедентов не было.
 

Статья 11. Объекты государственной экологической экспертизы федерального уровня Обязательной государственной экологической экспертизе, проводимой на федеральном уровне, подлежат: ...технико-эко номические обоснования и проекты строительства, реконструкции, расширения, технического перевооружения,консервации и ликвидации организаций и иных объектов хозяйственной деятельности Российской Федерации и другие проекты независимо от их сметной стоимости, ведомственной принадлежности и форм собственности, осуществление которых может оказать воздействие на окружающую природную среду в пределах территории двух и более субъектов Российской Федерации... Из Федерального закона Российской Федерации "Об экологической экспертизе" (I995)


СКОЛЬКО СТОЯТ ПОХОРОНЫ.
Здесь нельзя не сказать о принципиальных недостатках принятой методики и соответствующей практики ликвидации крупных космических объектов во всех странах мира.

Во-первых, средства и технологии ликвидации таких объектов в проектную документацию не включались и до сих пор не включаются (так было со станцией «Мир», это происходит и с МКС).

Во-вторых, расходы на процедуру ликвидации «затоплением» оказываются существенными. Ликвидация станции (а в этом случае мы теряем ее необратимо и полностью) обойдется не менее чем в 100 млн долларов. Формально это дешевле, чем продление ее активной эксплуатации (с участием космонавтов) на 1 —2 года.

Но — без учета экологических ограничений (они пока почти отсутствуют, однако введение платы за использование природных ресурсов, запуск, загрязнения и т.п. в ходе космической деятельности в близком будущем неизбежно). возможных последствий, страховых сумм, компенсаций. Если сейчас выведение в космос 1 кг полезного груза стоит 10000 долл., то с учетом расходов на утилизацию космического мусора цену надо как минимум удвоить. (Здесь — прямая аналогия с ядерными технологиями: по ряду оценок, ликвидация радиоактивных отходов втрое дороже, чем сам ядерный объект и его эксплуатация).

Но тогда, при массе «Мира» в 140 т и цене за ее 1 кг даже всего лишь 10000 долл. (что равно современно. рыночной цене золота: -10 долл. за 1 г стоимость всей конструкции составит 1,4млрд долл. Грешно и глупо сжигать и топить 140 т чистого космического золота — его можно добывать в космосе!

В-третьих, технократы и менеджер космических корпораций, чиновники государственных космических агентств и все общество стали заложниками устаревшей и экологически абсурдной технологии: мы все находимся в «ликвидационном» тупике, тогда как есть реальная и красивая альтернатива.

ПАМЯТНИК. Спасительной альтернативой — выходом из технологического, экологического и культурного тупика — может стать принципиально новое решение: инициировать в ЮНЕСКО процедуру присвоения космической станции «Мир» статуса объекта Всемирного культурного наследия человечества как особо ценного уникального объекта технической культуры XX века, и сохранить ее в этом качестве.

Конкретный проект предлагается осуществить в три этапа:
      1) сохранение станции на околоземной орбите;
     2) активное «пробивание» в ЮНЕСКО для станции «Мир» статуса объекта Всемирного культурного наследия;
      3) разборка станции «Мир» на модули, возвращение их на Землю с использованием космического челнока «Спейс Шаттл», затем сборка на Земле, создание музея.

В этих целях реально и выгодно использовать полеты к создаваемой на околоземной орбите МКС американских «Шаттлов». Выполнив основную задачу, они должны возвращаться на Землю «порожняком», так пусть — при благоприятном совпадении орбит — стыкуются с «Миром», берут в качестве возвращаемого груза ее отдельные модули, фрагменты и ценное оборудование.

Конечно, потребуются специальные работы в открытом космосе по «разделке» огромной и сложной конструкции, погрузке ее фрагментов в «Шаттпы». Причем главные сложности вызовут не торчащие во все стороны панели солнечных батарей, антенны и ферм, а то, что американский «челнок» просто не сядет с 20 т «в брюхе» — не выдержит конструкция. Придется резать примерно пополам сами модули, гермоотсеки.

При этом будет получен ценный опыт проведения космонавтами подобных работ, отлажена реальная экологически прогрессивная и культурная технология утилизации крупного космического мусора. Это очень пригодится через 15-20 лет для утилизации МКС, тем более — при реализации глобальных проектов космической индустриализации в грядущем веке.

При запуске МКС ее орбита, близкая к орбите «Мира», была «сдвинута» в пространстве на 90" (если смотреть с полюса Земли). Но, вследствие небольшой разницы «высот» (на 50 км) и действия законов небесной механики, это рассогласование постепенно уменьшается, и максимальное совпадение орбит этих двух станций (т.е., когда они будут лететь в одном направлении в одной плоскости) произойдет примерно через 2 года. Такая ситуация будет благоприятной для межорбитальных перелетов между МКС и «Миром».

ЭКОНОМИКА РАЗРЕШАЕТ. Но до этого времени «Мир» еще должен дожить, на что якобы денег нет. Да и сами межорбитальные перелеты, операции в открытом космосе — дело недешевое. Что ж, давайте считать! Реализация моей новой космической мечты — о спасении «Мира» (раз уж не удалось на него слетать) — возможна в виде международного коммерческого проекта стоимостью свыше 1 млрддолл.

Рассматривая «Мир» как объект собственности всех российских граждан — мы имеем право на свои «космические» акции — создадим специальное открытое акционерное общество. Собрав необходимые финансовые ресурсы за счет эмиссии акций, ОАО могло бы «выкупить» станцию «Мир», и, получив право на управление ею как объектом собственности, осуществить предложенный проект спасения комплекса.

Проведены предварительные расчеты. По заявлениям руководителей российской космической отрасли, станция обошлась СССР и России не менее чем в 3 млрд долл. США и израсходовала свой экономический «потенциал» лишь наполовину. Значит, остаточная стоимость «Мира» составляет около 1,5 млрд долл. В момент ликвидации станции эта величина в лучшем случае «обнулится», реально же — необходимы дополнительные расходы на операцию ликвидации, на страхование и компенсацию возможного ущерба для земных объектов (при катастрофическом сценарии).

Таким образом, текущая стоимость станции с учетом этих обстоятельств, видимо, составляет не менее 2 млрд долл. При эффективном менеджменте можно вовлечь в проект в 2-3 раза больше средств. Один полет «Шаттла» с выведением полезной нагрузки стоит не менее 200 млн долл. То есть реально можно будет «купить» несколько полетов «Шаттлов» — конечно, при соответствующем интересе американской стороны.

Кроме того, деньги потребуются на продление эксплуатации станции до момента ее «разделки» и снятия с орбиты, на страхование рисков. Но если использовать «Шаттлы», которые будут летать к МКС, доставляя туда грузы, и, вместо порожних рейсов на Землю, перелетать в благоприятное время от МКС к «Миру», возвращение фрагментов станции на Землю обойдется вдвое дешевле: тех же денег хватит на вдвое большее число полетов.

Кстати, попутно может быть также поставлен мировой рекорд массы и размеров объекта, цивилизованно возвращенного из космоса. Это повысит уникальность станции и — доходность ее последующей эксплуатации!

Возвращенный на Землю «Мир» может быть частично продан. Во-первых,— как объект для уникальных научных исследований по материаловедению и экологии малых гермообъемов (включая исследования и нейтрализацию вышеупомянутой агрессивной микробной среды), анализа надежности, технологий, методов эксплуатации и т.п. Во-вторых (и, учитывая «космические» примеры из практики аукциона «Сотбис», еще неизвестно, что даст большую прибыль) — на сувениры, сделанные из настоящего космического аппарата.

Основная же часть, после сборки на Земле, станет экспонатом музея технической культуры XX в., местом активного паломничества туристов, экскурсантов, проведения общественных мероприятий. Полученные от всего этого средства будут использованы для расчетов в рамках проекта.

В ПЛЕНУ «СТРАТЕГИИ ВЫЖИВАНИЯ». В апреле 1999 г. в России создан Народный благотворительный Фонд сохранения космической станции «Мир», что свидетельствует о социальном заказе общества. Однако в Фонде рассматривается и реализуется только известный вариант — продления существования станции.

Между тем понятно, что станция существенно изношена и повреждена. Завершающий этап не будет простым и легким. Мы уже намного опоздали с осознанием необходимости и началом реализации проекта ее неизбежной ликвидации, без сжигания и затопления. После ухода экипажа в ней стало падать давление. В каком месте «дыра» и почему — пока неизвестно. Риск нарастает: большинство систем, размещенных в гермоотсеках комплекса, без атмосферы работать не способны. Полет очередного экипажа может стать завершающим или не состояться вовсе: пришлют еще один «Прогресс" с топливом, он и выдаст гибельный тормозной импульс.

Конечно, если хватит ума и политической воли — можно наоборот, поднять орбиту станции, прислать экипаж и продолжить работу, насколько это будет возможно. Но станция «Мир» не вечна: какой бы ни была любимой и надежной, когда-то она станет абсолютно опасной и для экипажа и для других космических объектов — в первую очередь для той же МКС.

Даже при самом хорошем раскладе неизбежно наступит печальный вариант прекращения существования станции. Так уж лучше попытаться максимально разумно (на год-полтора) продлить ее жизнь, выполнить все необходимые подготовительные мероприятия и вернуть «Мир» по частям и с минимальными потерями на Землю, чем потерять вовсе, да еще с высоким риском ущерба для наземных объектов.

Если по финансовым, техническим или политическим причинам будет невозможно реализовать проект полностью,то принципиально важное значение имеет возвращение на Землю хотя бы части «Мира» — пусть даже одного модуля. При этом мы сохранили бы (даже на пару лет!) несколько тысяч рабочих мест и уникальные кадры космической отрасли, что дало бы не только возможность решить или сгладить социальные проблемы, но и сохранить и передать бесценный профессиональный опыт от ветеранов молодым профессионалам.

Известно, что американцы не только дешево купили у нас уникальный космический опыт и технологии длительных пилотируемых космических полетов с использованием нашей станции, реализовав совместный проект «Мир — НАСА». Они сделали почти все возможное, чтобы ликвидировать своего учителя-конкурента: жестко противодействовали возможности начала строительства МКС пристраиванием ее модулей к станции «Мир», настояли на таком разнесении их орбит, которое исключало бы использование нами относительно новых модулей и оборудования в российском сегменте МКС (т.е. физически заблокировали их перемещение на МКС). Кроме того, они в течение всего периода разработки и создания МКС маниакально настаивали на прекращении эксплуатации «Мира» и ее ликвидации до начала эксплуатации МКС под угрозой экономических и политических санкций. США уже фактически додавили наше правительство и его федеральный орган — Российское авиационно-космическое агентство (РАКА): устами и руками генерального директора Ю.Н. Коптева оно уже поставило на станции крест. Планируемая досрочная ликвидация «Мира» — наше самоубийство как самостоятельного равноправного партнера.

Но ни одна из сторон (РАКА, РКК «Энергия», НАСА и др.) еще официально не рассматривала предлагаемый мною проект, который может устроить всех и позволит России не только сохранить лицо, красиво завершить выдающийся космический эксперимент и максимально использовать «Мир» (опыт, конструкцию, социально-культурный имидж), но и показать всему миру пример комплексной реализации космических программ. Американцы, в конце концов, могут заработать на нашей станции, став полноправными участниками нашего проекта.

И продление существования станции «Мир» превращается не в самоцель и долгую агонию, обескровливающую и без того тощий российский бюджет и ресурсы РКК «Энергия», а приобретает ясно выраженную, политически, технологически, экологически, социально и экономически оправданную сверхцель.

Предлагаемый проект, основанный на парадигме культурного наследия, позволяет России с честью выйти из опасного тупика и решить сложную задачу, имеющую важное значение для развития космонавтики и культуры в интересах человека и человечества в новом веке, при минимуме ущерба для природной среды, дает шанс создать яркий позитивный прецедент: сохранить уникальную станцию «Мир» — выдающийся технический объект XX века, вернув ее на Землю. Но опасаюсь, что эта мечта — о спасении «Мира» — может не сбыться: в сплошной суете выживания, в борьбе с проклятым терроризмом, переходящим в новую Кавказскую войну, в политической чехарде, при массовом умопомрачении от думско-президентских выборов мы можем бездумно и безвозвратно самоликвидировать-сжечь-утопить-потерять уникальное космическое сокровище России и человечества — непревзойденное техническое чудо уходящей эпохи...

ОТ РЕДАКЦИИ. В федеральном бюджете России на 2000 г. выделены деньги на станцию «Мир». Если они действительно поступят, то предложений спасения орбитального комплекса может стать реальностью... Но поймут ли это руководители отрасли..



Сергей КРИЧЕВСКИЙ,
космонавт,
кандидат технических наук

на предыдущую страницу к началу этой страницына следующую страницу